Крест с мечами и "Вальтер" в придачу

Уже полвека в калининградском Доме культуры рыбаков (ДКР) по воскресеньям собираются нумизматы, фалеристы и любители антиквариата. Рядом всегда крутятся «черные следопыты», предлагающие свой товар – немецкое оружие, знаки с нацистской символикой и даже обмундирование солдат и офицеров Третьего рейха, чудом уцелевшее в тайниках подземелий и подвалов.

Кладоискательство – это диагноз

Прошло 60 лет, как закончилась война, но и по сей день в Калининградской области не затихает кладоискательский бум. Говорят, это обаятельная черта местных жителей – каждый стремится найти если не Янтарную комнату, так другие сокровища, оставленные немцами. Это, мол, уже диагноз. Через это в молодости проходят многие жители области. По статистике, каждый пятый калининградец был (или остался) кладоискателем.

Сегодня, по официальным данным МВД РФ, Калининградская область по изъятию и уничтожению взрывчатки и оружия времен войны занимает одно из первых мест в России. По словам начальника отдела по поиску культурных и исторических ценностей Научно-производственного центра при областном Министерстве культуры Авенира Овсянова, после распада Советского Союза, а затем и вступления Польши и Литвы в Евросоюз в большинстве районов региона оставшиеся без работы сельчане переквалифицировались в кладоискателей.

За последние годы армия нелегальных археологов резко выросла. Выросло и число антикварных магазинов, куда «дети руин и подвалов» поставляют ценности, найденные на месте былых сражений. Их в городе уже семь. «Черные следопыты» прекрасно технически оснащены, имеют на вооружении георадары и самые современные миноискатели. В области действует около полусотни поисковых групп, но только четыре из них официально зарегистрированы при местном Министерстве культуры.

Остальные действуют незаконно. В результате, утверждает Авенир Овсянов, «на антикварном рынке Калининграда царят беззаконие и беспредел».

Арсенал на погосте

Для местного теневого оружейного рынка отреставрированное немецкое оружие не такая уж редкость. Недавно начальник отдела по борьбе с терроризмом областного уголовного розыска майор милиции Константин Шумилов свозил меня на кладбище в поселке Космодемьянском. В дирекции погоста мы увидели небольшой музей-арсенал: снаряды, из которых уже выплавлен тротил, и даже немецкий пулемет, правда в нерабочем состоянии.

Кладбищенские рабочие рассказали, что часто выезжают на раскопки на места боев, занимаются поисками антиквариата в подвалах немецких домов и на заброшенных хуторах. Находят, как правило, награды Третьего рейха, статуэтки в виде бронзовых лошадей. Наиболее ценное продается коллекционерам.

Недавно один из работяг нашел в лесном болоте в Багратионовском районе останки советского самолета. Кстати, как рассказал «НГ» Константин Шумилов, пять лет назад советский истребитель нашли в лесу прямо по соседству с кладбищем. В кабине сохранились останки летчика. Правда, до приезда милиции на место находки кто-то успел сорвать боевые награды с истлевшего кителя. И личное оружие летчика – пистолет «ТТ» – пропало.

«Вальтер» не желаете?

Только в прошлом году на центральном рынке Калининграда задержаны 32 торговца отечественными наградами. Ордена Красной Звезды, Отечественной войны, медали «За отвагу» и «Боевые заслуги» шли, по сути, по бросовой – от 300 до 500 рублей – цене. Большинство государственных наград, запрещенных законом к продаже, как сообщил «НГ» начальник милиции общественной безопасности Ленинградского РОВД Калининграда подполковник милиции Геннадий Мялик, были приобретены перекупщиками у черных кладоискателей и подпольных антикваров.

Дом культуры рыбаков давно уже превратился в центр нелегальной продажи антиквариата, в том числе, кстати, и поддельного. Вход в клуб – всего 10 рублей. В здании, расположенном почти в центре города, как правило, нет ни одного милиционера и уж тем более инспектора налоговой полиции. В небольшом зале площадью около ста квадратных метров душно и многолюдно. Здесь можно купить награды вермахта, книги, в том числе «Майн кампф», казачьи погоны, значки нацистской партии, МВД и ФСБ России, каталоги боевых наград России, СССР и Германии Второй и Первой мировых войн.

От изобилия предметов, отмеченных советской и нацистской символикой, пепельниц, ваз, подсвечников, статуэток, серебряных и бронзовых монет XVIII и XIX веков, портретов Гитлера на открытках и книгах, разбегаются глаза. Кассовых аппаратов, конечно же, нет. Публика делится не только на покупателей и продавцов. Немало здесь и сборщиков информации, которые, увидев что-то крайне ценное, тут же сообщат о находке в солидный антикварный магазин.

Уже через десять минут после моего появления в зале молодой человек лет двадцати предложил купить за 300 евро немецкий железный крест. Хотя красная цена ему на черном рынке – 350 рублей. Видимо, назначая цену, продавец исходил из того, что первый раз видит меня в клубе. Мол, новичок, «проглотит». Я, естественно, отказался, но попросил продать мне что-нибудь посерьезней для «домашней оружейной коллекции».

Тот попросил выйти на улицу, где познакомил с бородатым незнакомцем, который, пошептавшись с моим провожатым, предложил выйти с ним за угол Дома культуры рыбаков. Мы прошли к расположенному поблизости озеру, людей вокруг не было. Тут незнакомец, пару минут посверлив меня глазами, достал из внутреннего кармана немецкий «Вальтер», найденный, по его словам, в районе замка Бальга, и предложил купить его за 500 евро. Я стал торговаться, но в этот момент из-за спины продавца выскочил невесть откуда взявшийся (видимо, следивший за нами) его коллега и закричал: «Это же журналист! Он нас ментам заложит…» И незнакомцы исчезли в считанные секунды, пытаясь на ходу связаться с кем-то по мобильному телефону.

Шнапс от обер-лейтенанта Юда

У калининградского коллекционера Андрея Печникова дома целый музей обмундирования и наград Советской армии. За что от своих коллег-коллекционеров он получил кличку РККА (Рабоче-крестьянская Красная Армия). Этот интерес Андрей унаследовал от деда, прошедшего артиллеристом Великую Отечественную с 1941 по 1945 год и участвовавшего в Восточно-Прусской операции.

По словам хозяина коллекции, в Германии советские ордена стоят гораздо дороже, чем немецкие. Андрей показывает немецкий каталог. Согласно ему, орден Кутузова, к примеру, стоит 20 тысяч евро, более распространенный орден Отечественной войны I степени стоит всего 10 евро.

Каждую вещь, найденную на местах боев, Андрей обязательно сфотографирует. После чего фото, а также данные о месте находки вносятся в его архив. В архиве, кстати, есть и снимки находок, сделанных его коллегами. Меня заинтересовал один из них, с изображением обмундирования обер-лейтенанта вермахта (кителя и галифе) и четырех бутылок спиртного.

«Это мой приятель Николай недавно приобрел в Доме культуры рыбаков, – пояснил мой собеседник. – Обмундирование лежало в ящике вместе с книгами. А также две бутылки бренди, ликер и вино гамбургского производства времен Второй мировой войны. Все в хорошем состоянии».

Николай, ранее работавший в калининградской межрайонной налоговой инспекции юристом, рассказал «НГ», что этот оцинкованный ящик откопали в песчаном грунте возле поселка Мамоново. Находку он продал за три тысячи долларов своему другу, который, мол, активно сотрудничает с одной из киностудий, заинтересованной иметь для киносъемок настоящее немецкое обмундирование. У Николая же остались только фуражка немецкого офицера (на местном антикварном рынке она стоит до 700 евро), ксерокопии писем к нему жены Евы и фото обер-лейтенанта, которого, судя по письмам, звали Вольдемар Юда. Служил он в противотанковой артиллерии четвертой армии генерала Мюллера.

На конверте и домашний адрес Евы. По словам Николая, его питерский приятель наладил переписку с Германией и выяснил у Евы, что ее супруг сумел выбраться из окружения, после войны был сельским пастором и умер в 1955 году. У Николая, по его словам, была мысль переправить фуражку вдове, но от этой идеи пришлось отказаться. После вступления Польши в Евросоюз таможенники, как российские, так и польские, ужесточили правила вывоза и ввоза антиквариата. А по российским законам, антикварной считается любая вещь старше 50 лет.

Любопытно, что в последнее время наблюдается другая тенденция. Запад, похоже, пресытился дешевым российским антиквариатом, и маятник пошел в другую сторону – теперь уже немцы перебрасывают униформу солдат вермахта в Россию. По данным калининградских таможенников и пограничников, в последнее время в Россию контрабандно переправляются не только предметы с нацистской символикой, но и советские государственные награды, русские монеты и т.д.

У партбоссов был хороший вкус

В одном из антикварных салонов города его директор Владимир Скаржинскас сразу же предложил сесть в кресло, сделанное в стиле барокко. Хозяин салона утверждает, что когда-то на этом произведении искусства XVIII века сидели прусские короли Фридрих I и Фридрих Вильгельм II.

«Вот эта посуда – сервиз из фарфора – была изготовлена специально для короля польского и саксонского Августа Сильного, правившего в XVIII веке, – рассказывает Скаржинскас. – Она хранилась сначала в Лейпциге в резиденции саксонских королей, а затем в Королевском замке в Кенигсберге. К нам, как и многие экспонаты этой резиденции прусских королей, сервиз попал из гостевого дома первого секретаря Калининградского обкома КПСС Николая Коновалова, а также из находившегося по соседству гостевого особняка Министерства обороны. Наши партийные боссы и полководцы внушали народу нетерпимость ко всему восточнопрусскому, но при этом сами с удовольствием вкушали из посуды, найденной после войны в руинах Королевского замка».

Одним из самых ценных экспонатов в салоне, по мнению его хозяина, является бронзовая скульптура Евы с прической «под мальчика», изготовленная известным немецким скульптором Станислаусом Кауэром в 1928 году. В свое время она стояла в центре фонтана перед Королевскими воротами. А в конце 1945 года таинственно исчезла. Каким путем она оказалась в антикварном салоне, директор распространяться на стал. Сегодня салон оценил скульптуру в 100 тысяч евро.

Как рассказала «НГ» главный специалист Балтийского отделения федеральной службы по надзору за массовыми коммуникациями и культурным наследием Ирина Курилова, «во время штурма Кенигсберга Королевский замок подвергся разграблению». И уже потом начались работы по поиску похищенных гитлеровцами ценностей всевозможными экспедициями, включая государственную археологическую под руководством Елены Стороженко, которая, кстати, искала Янтарную комнату. После войны многие участники штурма Королевского замка остались жить в Калининграде. И не исключено, что их потомки могли сдать трофеи в антикварные салоны.

* * *
Черный антикварный рынок в Калининграде процветает. Похоже, правоохранительным органам справиться с ним не под силу. Сделки здесь, как правило, не регистрируются (значит, можно говорить об уходе от налогов). Общий оборот теневых дельцов исчисляется приличными суммами. В антикварных салонах порой отсутствует компьютерная база данных на уникальные вещи, что приводит к утере предметов, которые могут быть национальным достоянием. Заодно и легко распространяются предметы с фашистской символикой. И это в городе, при штурме которого погибли тысячи советских воинов.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.