Министр обороны с армией в разных окопах

В начале января в армейских кругах заговорили о протестном письме командующих некоторыми военными округами в адрес Министра обороны и Верховного Главнокомандующего. Основания под такими разговорами были весьма веские.

Результаты деятельности министра обороны Сергея Иванова в течение четырёх с половиной лет и события в армии последних трёх месяцев вызвали большие нарекания со стороны общественности России и резкую критику большинства профессиональных военных. При этом всякий протест снизу умело и профессионально подавлялся.

До прихода в Министерство обороны Сергей Иванов работал в системе ПГУ КГБ, немного — в СВР за рубежом. С августа 1998 года он стал заместителем директора ФСБ — начальником Департамента анализа, прогноза и стратегического планирования. 15 ноября 1999 года С.Иванов был назначен секретарем Совета безопасности РФ, а 21 марта 2001 — министром обороны России. При этом он никогда не имел отношения ни к оборонно-промышленному комплексу, ни, тем более, к строительству Вооруженных Сил.

После назначения на пост министра обороны Сергей Иванов сменил практически всю верхушку командования Минобороны, начиная с начальника Генерального штаба. Наиболее приближёнными в его команде стали люди, не имевшие опыта руководства войсками в масштабе оперативно-стратегических объединений: генерал Алексей Московский, гражданское лицо Любовь Куделина, генерал Александр Белоусов, Анатолий Гребенюк и пр. Новый начальник Генерального штаба Юрий Балуевский — трудоголик, человек чрезвычайно осторожный и исполнительный. Поэтому он одинаково хорошо работал как в направлении укрепления армейской структуры по округам и видам, так и теперь — по созданию территориальной структуры, продвигаемой Сергеем Ивановым.

Против разрушения имеющейся структуры построения Вооружённых Сил активно выступило командование военных округов, видов и родов, военачальники ветераны ВС РФ. Появились сведения об их коллективном протесте, но документально не подтвердились. Мнение этих генералов высказал ответственный за боевую подготовку войск генерал Скородумов, но вскоре был уволен, как и другие оппозиционеры.

Однако жалобы на произвол и непрофессионализм Сергея Иванова и его команды посыпались, как из рога изобилия. Десятки тысяч ветеранов военной службы и действующих офицеров подали иски в суд на Министерство обороны, около десяти тысячи эти дела выиграли. Многие служивые люди и депутаты Госдумы РФ требуют возбудить против Иванова уголовное дело. В ответ на жалобу Совета ветеранов на министра обороны, адресованные Михаилу Фрадкову, консультант отдела по работе с обращениями в аппарате правительства В. В. Стольников прислал Совету ветеранов уведомление №И-6700 от 21 февраля 2006 года: «Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в Аппарат Правительства РФ, направлено на рассмотрение в Министерство обороны». Дошла очередь до Страсбургского суда.

Став вице-премьером, господин Сергей Иванов даёт самому себе указания и поручения как министру обороны и сам их уже в этом качестве выполняет. В целом, он мешает сохранить обороноспособность страны и окончательно подрывает доверие армии к руководству.

Перед Кремлём встал вопрос о корректном выведении Сергея Иванова из сражения с собственными офицерами. Там заговорили о его перемещении «вбок» (кремлёвское выражение). 21 февраля вице-премьер Иванов впервые провёл заседание правительственной комиссии по военно-промышленным вопросам, возглавляемой до сегодняшнего дня Михаилом Фрадковым. Он напомнил руководителями силовых и промышленных ведомств о необходимости активно предупреждать банкротства стратегических предприятий и подчеркнул, что использование процедуры банкротства в интересах недобросовестных кредиторов приводит к утрате контроля над стратегически важными отраслями. Он вынужден был признать, что «что пока не удалось улучшить финансовое состояние таких предприятий и предотвратить их банкротство там, где это нужно». Иванов указал министрам на тот факт, что подобные банкротства приведут также к снижению мобилизационного потенциала экономики, потере сведений, составляющих государственную и коммерческую тайну, свёртыванию программ фундаментальных и поисковых научных исследований.

Дебют был довольно удачным, и, несмотря на нежелание Михаила Фрадкова, ему, вероятнее всего, придётся уступить пост председателя ВПК Сергею Иванову, придав этой комиссии штатный статус. Это единственный путь спасти имидж одного из вероятных «наследников В. В. Путина».

Основные негативные шаги Сергея Иванова

В последнее время в средствах массовой информации появилось много негативной информации о деятельности министра обороны РФ Сергея Борисовича Иванова. В основном, все обвинения имеют объективный характер и не направлены на голословное очернение деятельности министра. Эти выступления вызваны серьёзной тревогой за будущее России в связи с тенденцией к снижению боевых возможностей и управляемости Вооружёнными Силами России.

1. Так, в области ракетного вооружения российских ПЛАРБ Сергей Иванов допустил непрофессиональные действия, способные привести к катастрофе типа «Курска» и «Чернобыля». По его указанию в декабре 2005 года с ПЛАРБ «Дмитрий Донской», находившейся в подводном положении в акватории Белого моря, был осуществлён успешный пуск МБР «Булава». Это был второй испытательный старт «Булавы» после первого старта 27 сентября из подводного положения. Прозвучали утверждения министра, что уже в 2006–2007 годах «Булава» будет принята на вооружение.

Адмирал Эдуард Балтин, всемирно признанный специалист подводного флота, высказал недоумение по поводу испытаний «Булавы» прямо на подводной лодке, а не на специальном испытательном стенде. В советское время производились испытательные пуски в разных условиях, с разных глубин и даже разных морей с разной солёностью воды. Нельзя принимать на вооружение ракету «Булава», если подводные лодки с ракетными комплексами для неё не готовы. Ссылки на компьютерные испытания и проработки не могут служить основанием для отмены лётных испытаний новых изделий. За все последствия такого шага должен отвечать лично С. Б. Иванов, который к моменту чрезвычайного происшествия может и не быть министром обороны.

Не будучи военным профессионалом, Сергей Иванов заявил: «Всё будет не так, как было в Советском Союзе: для флота один завод делает ракету, для РВСН — другой. Такого не будет. Я не допущу бесцельного размазывания огромных государственных средств».

Мнение Эдуарда Балтина: «Могут быть унифицированы головная часть и приборный отсек, а в остальном это совершенно разные системы. Достаточно сказать, что американцам потребовалось 10 лет, чтобы преодолеть границу между водной стихией и воздушной средой».

Иванов закрыл финансирование проекта ракеты подводного базирования «Барк» (разработчик — ГРЦ им. Макеева в г. Миассе). Он объясняет своё решение тем, что ракета, созданная на базе МБР «Тополь», будет универсальной и для ПЛАРБ. На самом деле ничего общего «Булава» с «Тополем» не имеет. Она толще почти в полтора раза, короче на несколько метров, легче на несколько тонн.

Не уделяется должного внимания оперативно-тактическим ракетам типа «Искандер», которые способны в сочетании с подвижными носителями решать стратегические задачи, при этом оставаясь практически неуязвимыми для ПРО противника, и не подпадают под статьи договора об ограничении наступательного стратегического оружия. Их финансирование практически ведётся только на стадии ОКР.

Боевые расчёты оказались перетренированы в «дежурном режиме» без ввода реальных полётных заданий.

2. Почти полностью дискредитирована идея создания частей постоянной боевой готовности, на сто процентов состоящих из контрактников. Только 4,2% отобранных военкоматами кандидатов остались служить в 76-й воздушно-десантной дивизии, состояние дисциплины после перехода на контрактную службу ухудшилось. Последний пример: избиение мирового судьи 20-летними прапорщиками — контрактниками из лётной части с базированием в подмосковном посёлке Чашниково 20 января 2006 года.

Помощник председателя правительства РФ генерал-лейтенант Владимир Шаманов охарактеризовал опыт перевода 76-й воздушно-десантной и 42 мотострелковой дивизий на контрактную основу как печальный ( 17 декабря 2005 года , Академия Военных Наук).

Укомплектованность контрактниками бригады дизельных подводных лодок Тихоокеанского флота — всего 17% (из 700 принятых по контракту уволилось в том же году 600). Все многочисленные заявления министра обороны об успешном формировании соединений на базе контрактников оказались НЕПРАВДОЙ (это любимое слово Сергея Иванова). Наёмники сражаются за тех, кто им больше платит, будь это война или хоккей (26.02.06г., в конце Олимпиады хоккеист — наёмник Овечкин сказал, что только «почувствовал вкус игры за Россию». Пока это не коснулось контрактников армии РФ).

3. Не только укомплектование Вооружённых сил, но и модернизация техники и замена вооружений, замена военной техники (ВВТ) проводятся безграмотно и расточительно.

На заседании правительства 18 августа 2005 г. Сергей Иванов заявил, что гособоронзаказ (ГОЗ) вырос на 38 млрд. рублей и составил 225 млрд. На сборах руководства Вооружённых сил 9 ноября Иванов сказал, что ГОЗ в 2006 году увеличится на 54 млрд. рублей и составит 237 млрд. рублей. В 2005 году ГОЗ был 187 млрд. рублей. Значит, в 2006 он должен быть 187 + 54 = 241 млрд. рублей ( а не 237). Куда делись 4 млрд. ( или 133 современных танка)?

Каждый войсковой командир знает, что замену ВВТ необходимо производить только полковыми комплектами. (Индия закупила в 2004 году одновременно танковый комплект для целой дивизии — 300 танков Т-90). Заявление Иванова о закупке бронетанковой техники батальонными комплектами — шаг безграмотный. «Такое перевооружение даст нулевой эффект» («НВО», №1, 2006г., Анатолий Цыганок).

4. Министерство обороны при Иванове наделило себя правом самостоятельной модернизации и правом поставок продукции военного назначения, минуя «Рособоронэкспорт». Главные задачи такого шага — получить бюджетные деньги, во-первых, на модернизацию своих ВВТ и, во-вторых, на предпродажную подготовку имеющейся техники для её продажи на зарубежных рынках по демпинговым ценам.

Создаётся впечатление, что модернизация в 2006 году 139 танков Т-72 нужна министру обороны только для имитации активной деятельности с большими затратами для государства и выгоды собственных ремонтных заводов. В этих случаях слабо контролируемое и совершенно не прозрачное финансирование работ проходит мимо предприятий ВПК (примерно 2,5 млрд. рублей = стоимость 83 новых танков). Для примера, танк Т-64 на мировом рынке стоит 0,6 млн. долларов, а Минобороны продаёт его за 0,1 млн. долларов.

При этом, как подчёркивается в докладе главного военного прокурора Александра Савенкова на годовом собрании Академии военных наук, прошедшем 17 декабря 2005 года, количество боевой и другой техники, разворовываемой и распроданной в течение года в войсках, сопоставимо с поставками нового вооружения («НВО», №1, 2006 г.).

В Коврове, в Учебном центре МВО на 120 бойцов было всего 30 автоматов и некомплект бушлатов даже в морозы. Основная форма учёбы — чистка лопатами с утра до вечера танкодрома. 29 человек в феврале 2006 года заболели менингитом. И так, или ещё хуже, по всей армии («МК», 20.02.06г.).

5. Сегодня в составе военной авиации России более 20 типов боевых самолётов и вертолётов, большинство из которых должны модернизироваться или заменяться (в полку «Нормандия Неман» 50% техники по разным причинам стоят «у забора»). По заявлению депутата Госдумы РФ, генерала авиации Николая Безбородова, «для перевооружения ВВС в течение ближайших 25 лет необходимо ежегодно закупать не менее 150 боевых самолётов и около 60 вертолётов. В 2006 году запланировано модернизировать 17 самолётов Су-27 и около 20 вертолётов Ми-8 и Ми-24. До 90% боевых самолётов и вертолётов в России эксплуатируются за счёт продления их ресурсов. Наступает время, когда фактор надёжности авиатехники начинает всё больше теснить профессионализм лётного состава и совсем скоро способен выйти на первое место в числе причин авиакатастроф. Летать скоро будет не на чем, а может быть даже и некому».

Сергей Иванов ходатайствовал перед Президентом о продлении сверх установленных сроков нахождение нынешнего Главкома ВВС. В. Михайлова на его должности (также долго он удерживал на должности главкома ВМФ вконец дискредитировавшего себя адмирала Куроедова).

6. Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин предложил в конце декабря 2005 года министру обороны ввести в Вооружённых силах представителей по защите прав военнослужащих и военных пенсионеров. Иванов ответил, что в ВС РФ права военнослужащих защищает командир и, если не справляется с этим, то его увольняют. В этом случае, господин Иванов должен быть уволен немедленно, т.к. по оценкам В.Лукина, законодательный и исполнительный механизмы, обеспечивающие реализацию прав военнослужащих и военных пенсионеров, нуждаются в совершенствовании. Лукин подчеркнул, что два года не индексировались пенсии ветеранов, стоимость продовольственного пайка, вопреки решению Конституционного Суда РФ, не проиндексирована и в три раза занижена. Работающие офицеры запаса и в отставке, регулярно делающие отчисления в Пенсионный фонд, воспользоваться этими отчислениями не могут. Лукин также сообщил, что в 2005 году увеличился поток коллективных жалоб жителей закрытых военных городков («НВО», №1, 2006 г.).

Это создаст позорный для России прецедент: военные пенсионеры вынуждены судиться в Европе со своим министерством при поддержке Конституционного Суда РФ и Счётной палаты! Это полностью дезавуирует все заявления Президента В. В. Путина 10 ноября 2005 года об абсолютном приоритете Конституции и законности при решении вопросов социального обеспечения военнослужащих.

Госкомстатом в Минобороны представлена таблица стоимости продпайка по месяцам и по годам (к примеру, в 2001 году — 32,7 руб., в 2005 г. — 56,08 руб., в 2006 — 70,7 руб.) Эти цифры наиболее реальны и законны для проведения пересчёта. В проекте бюджета на 2006 год стоимость пайка более 70 рублей, а компенсация снова предлагается правительством в 20 рублей. Комиссией Госдумы по бюджету предложена сумма в 35 рублей. Стоимость — это денежное выражение натурального содержания, и как можно 1 рубль компенсировать 30 копейками? По своему составу «денежное довольствие для исчисления пенсий» отличается от «денежного довольствия для военнослужащих» и имеет самостоятельное значение. Поэтому увеличение любой из составляющих денежного довольствия для исчисления пенсий должно повлечь по подпункту "б" ст.49 Федерального закона РФ от 12.02.1993 года № 4468–1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…" пересмотр пенсий одновременно с этой составляющей.

В том, что долг перед военными пенсионерами достиг 70 млрд. долларов (по данным Счётной палаты), прямая вина Министерства обороны РФ, которое еще в 1995 году должно было издать соответствующий приказ, определяющий порядок по пенсионному обеспечению (в соответствии с Законом №4468–1 РФ -1993 года, Постановлению правительства №941- 1993 года и указом Президента № 1082 от 16 августа 2004 года «Вопросы Министерства обороны РФ»).

Зам. министра обороны по финансам Л. Куделиной легче выплатить проигранные в судах 100 млн. рублей, чем объяснять своему министру С. Иванову и президенту В. В. Путину, почему она не подала в Минфин заявку на соответствующие выплаты по накопившейся задолженности. В 2006 году долг увеличится ещё на 24 млрд. рублей (по данным Счётной палаты). На вопрос: «Как министерство обороны будет отстаивать свою позицию в Страсбургском суде в ответ на иски военных пенсионеров по продовольственному пайку», Сергей Иванов 11 декабря 2006 года ответил в Госдуме, в присутствии 15 телекамер и трёх десятков журналистов: «Министерство обороны защищает в судах интересы только военных, находящихся на действительной военной службе. То, что здесь говорили, что военнослужащие подают иски в Европейский суд — это неправда!

А между тем, уже выиграны суды в городах: Калининграде, Брянске, Новочеркасске, Ростове-на-Дону, Перми, Железнодорожном Московской области и др. (около 8000 исков). В Москве 6-и военным пенсионерам в иске отказано формально, без проведения судебных заседаний. Форма и содержание постановлений судов идентична ответам — отказам Министерства обороны на жалобы ветеранов ВС. Советом ветеранов „Северное Чертаново“ подана коллективная жалоба на министра обороны и его заместителя Л. К. Куделину в адрес президента РФ, генерального прокурора РФ, председателя правительства РФ и председателей обеих палат Госдумы. Под требованием наказать и призвать к выполнению законов и Конституции РФ зарвавшихся чиновников подписались около 600 офицеров, более 10 генерал-майоров, четыре генерал-лейтенанта, генерал-полковники и адмиралы. В других районах Москвы также собраны тысячи подписей. Протестная масса людей с погонами достигла критического уровня.

С целью восстановления законности и для предотвращения радикальных выступлений отчаявшихся военных пенсионеров в масштабе всей страны заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной думы, председатель Исполкома ДПА Виктор Илюхин направил депутатский запрос Генеральному прокурору РФ от 17 февраля 2006 г., № 308 / 72.

К процессу на стороне военных пенсионеров подключились руководящие органы „Единой России“. „Единороссы“ активно поддержали законные требования ветеранов Вооружённых Сил. Соответствующее письмо в четыре адреса за подписью своих председателей подготовили комитеты Государственной Думы по обороне и безопасности. Эти адреса: Общественная палата, Российский уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, Верховный Суд, Министр обороны РФ. Обращение будет обсуждено на заседании фракции „Единой России“. На правительственном часе в Госдуме министр Сергей Иванов признал, что „уровень социальной защиты военнослужащих далёк от желаемого, что сказывается на психологическом состоянии и на падении престижа военной службы. Сказывается бытовая неустроенность, недостаточное денежное довольствие“. Иванов вынужден был констатировать, что „самые низкие оклады — в Министерстве обороны“.

Капитан (работает с „персоналом“) в ЦСО горвоенкомата Москвы получает меньше 8000 рублей, дворник в центральном районе столицы — более 8000 рублей, гражданский инженер механик — 20 000 рублей, секретарь — 17 000 рублей, курьер — 7 000 рублей. Рост зарплаты в отделе по работе с персоналом в гражданском секторе — 27,1% за год. („Ведомости“, 27 февраля 2006 года).

7. Все обещания президента РФ и министра обороны РФ повысить реальный жизненный уровень военных пенсионеров за счёт роста военных пенсий на 15% в 2006 году оказались ложью: пенсии увеличились на 9–12 %, что не компенсирует даже увеличение платы за ЖКХ. За последние три года с учётом инфляции реальные доходы военных пенсионеров снизились более чем на 30%. За последние три года происходит системное и неуклонное снижение жизненного уровня военных пенсионеров! Одновременно снижается грань морального климата в армии: неуважение ветеранов — последнее дело.

В то же время, в своём докладе на коллегии МО 18 ноября 2005 г. Любовь Куделина сообщила коллегии, что бюджет Минобороны за 2005 год исполнен с профицитом в 60 млрд. рублей и эти деньги придётся возвращать государству. Это может быть истолковано или как вопиющая халатность, либо как умышленная противозаконная экономия на зарплате работников МО. Ещё раз следует подчеркнуть, что 70 млрд. рублей Минобороны задолжало за 5 лет военным пенсионерам, что признано Счётной палатой и Конституционным Судом РФ.

Такие преднамеренные действия финансовой службы МО во главе с Куделиной должны стать предметом рассмотрения российских и международных правоохранительных органов.

8. Особенно активно в популистских целях Иванов использует излюбленную тему — обеспечение военных жильём. 5 января он докладывал об этом в Кремле, 11 января — в ГД. 18 января министр докладывал президенту о том, что будет куплено 100 000 квартир для военнослужащих. (54 кв. м. х 30 000 руб. х 100 000 = 160 млрд. руб.). Все расходы на оборону в бюджете 2006 года — 668 млрд. руб. (восьмое место в мире по военным расходам), из них на Гособоронзаказ — 237 млрд. руб. Потребность Минобороны — 481 000 квартир при наличии в общем фонде МО чуть больше 200 000 квартир.

„На поднайм квартиры на семью из 3-х человек в Москве офицеру дают 1500 рублей“. Даже на койку в московском общежитии не хватит. Для ускорения решения жилищного вопроса в пяти проблемных городах президент РФ выделил по 15 млрд. рублей в 2006 и 2007 годах. Это где-то по 300 тысяч рублей (по 5 квадратных метров) на бесквартирную семью. Кроме того, что такая сумма мало повлияет на решение проблемы, эти 15 млрд. не включены в бюджет, т.к. своевременно не заявлены президентом. В результате все это прекращается в очередной блеф» — заявил депутат Виктор Илюхин.

Президент Путин признал, что ГЖС с учётом их заявленной стоимости — это «надувание щёк». И министр обороны продолжает надувательство офицеров по жилищной проблеме. Он уверяет: «В провинции ГЖС ещё работает, но в крупных городах ситуация сложнее. Мы приближаем стоимость ГЖС к реальной в проблемных регионах: 29 600 — в Москве, 22.000 — в Ленинграде, 16 000 — в Калининграде. Развиваем ипотеку. Уже в этом году офицеры-контрактники получат 37.000 рублей и будут получать по 37 000 в течение всего срока службы. Через 20 лет у них будет возможность купить жильё — двухкомнатную квартиру в 54 кв. метра».

В Москве, по данным главы ФАС Игоря Артемьева («МК», 18.01.06г.), на 12.12.05г. цена квадратного метра составляла 2248 долларов (63.620 рублей). Минимальная цена 2-х комнатной квартиры в Москве — 90 тысяч долларов (а не 22 тысячи долларов, накопленные за 20 лет). По недавнему заявлению вице-мэра Москвы В.Ресина, стоимость жилья будет неизбежно расти. Уже к 17 февраля 2006 года стоимость 1 кв. метра в панельном доме достигла 2 500 долларов (более 70 000 рублей). Иванов доложил 12 февраля президенту РФ, что в 2006 году будет введено 18 000 квартир (1/10 от сегодняшней потребности). Юрий Лужков готов взять у Минобороны её территории в Москве в счёт стоимости новых квартир. Этот источник расчётов для Минобороны не бесконечен. Всё это очередное «надувание щёк» в более грандиозных размерах.

9. Поэтому Сергей Иванов срочно выводит из Москвы старейшие и всемирно известные академии, обладающие большими площадями в центре Москвы: Артиллерийскую, Химзащиты, Инженерную. Учебную базу этих академий вывезти без громадных потерь невозможно, а профессура (как и большинство преподавателей) уже заявила, что не покинет Москву. Равноценной замены на периферии не будет никогда. Общеобразовательный уровень слушателей академий резко снизится, т.к. уже сейчас в России людей с высшим образованием всего 17% при потребности в 70 — 80% для работы с высокими технологиями.

Другой причиной столь спешного вывода Ивановым академий из Москвы называют то, что среди военной элиты растут оппозиционные настроения, а академии расположены рядом с Кремлём. Спокойнее, когда высокоинтеллектуальная протестная масса в погонах далеко от столицы.

10. С лёгкой руки «Независимого военного обозрения» («НВО», №49, 2005 г.) Сергея Иванова гражданские специалисты министерства обороны называют «Шапокляк» по причине их узаконенного ограбления. Министр обороны 9 ноября 2005 года на сборах руководящего состава ВС РФ сам признал: «Непростая ситуация сложилась с гражданским персоналом армии и флота. Им в отличие от других бюджетников заработная плата была повышена в этом году лишь один раз. В итоге денежная прибавка рабочих и служащих ВС РФ оказалась почти в 3 раза меньше, чем у их коллег». И ни слова о том, что сначала эта самая заработная плата понижена (как и некоторым военным пенсионерам в 2003 году) за счёт манипулирования приказами МО: №130 (1993г.), № 360 (1998г.), №90 (2001), №380 (2005г.). С 1 января 2006 года было запланировано повышение заработной платы в 2006 году на 20% гражданскому персоналу, но не всему, а только тем служащим, чья оплата труда осуществляется по единой тарифной сетке (т.е. по приказу МО №130). В результате люди увольняются, и в некоторых учреждениях МО до 50% положенных по штату должностей гражданского персонала — вакантные. Кто пойдёт работать за нищенскую зарплату?

11.Сокращение функций военных приёмок.

26 февраля заместитель ГК ВВС РФ Дмитрий Морозов разослал на авиапредприятия уведомление о том, что военные приёмки, функционирующие на этих предприятиях, прекратили приёмку авиапродукции этих предприятий гражданского назначения (на ИАПО это 420ВП).

Морозов мотивирует это тем, что ранее действовавшее 1300-ое Постановление Правительства РФ вошло в противоречие с недавно принятым «Воздушным кодексом именно в части необходимости принимать гражданские самолёты военной приёмкой.

С другой стороны, действия Морозова: если не стыкуются законы, прекратить приёмку — привели к остановке технологических процессов на авиапредприятиях. В условиях, когда гражданская авиапромышленность России находится в летаргическом сне, необходимо было дать определённый срок для решения проблемы. „Аэромака“ ничего не делает для приведения законов в соответствие. Круглов („Аэромака“) написал С. Иванову, последний наложил резолюцию „Прошу доложить“, а Морозов доложил только противоречия и получил указание: „Приёмку не производить“.

Следует учитывать, что надёжность и высокое качество работы военных приёмок отмечали американцы: требования ВП превышали по ряду показателей требования их инспекций. В России и СССР результаты испытаний также контролировались ВП. В советское время, когда Хрущёв позакрывал некоторые ВП, Туполев снял гарантии со своих самолётов, после чего деятельность всех ВП была восстановлена.

12. 23 ноября 2005 года, в Нижнем Тагиле Иванов проговорился, что намерен возглавить правительственную комиссию по военно-промышленным вопросам, которая определяет параметры и содержание Госзаказа. Тогда же Фрадков и Иванов говорили о целесообразности создания в рамках правительства некоего органа, который бы координировал деятельность оборонно-промышленного комплекса. В СССР была ВПК при Совмине и ЦК КПСС. Её председатель не занимал больше никаких должностей и по рангу был выше всех министров. Но премьер оставил комиссию под собой (21 февраля Иванов довольно успешно провёл её заседание в отсутствие Михаила Фрадкова).

В то же время, Иванову не удалось создать новое ведомство — Федеральное агентство по оборонной промышленности. Министр Иванов, став вице-премьером, заявил: „Я остаюсь на должности министра обороны. Это означает, что все функции и вся ответственность за состояние дел в военном ведомстве остаётся такая же, как и прежде“. ( МК, 17.11.05г.).

Фрадков заявил, что вице-премьеры не будут курировать министерства, будут различаться по своим функциям, а не по курируемым ведомствам.

Иванов добился некоторого увеличения военного бюджета, что при послушной Госдуме и профиците бюджета было не так уж и трудно сделать. Истратить по назначению „военные деньги“ в 2005 году не смог и вернул в бюджет. За экономию получены премии.

13. Очень большую часть времени министр обороны проводит не в войсках и министерстве обороны, а на промышленных предприятиях и за рубежом: в Нижнем Тагиле, Перми, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Мюнхене, Сицилии, Израиле, Азербайджане (всего за два месяца). Там он „на хорошем английском“ делает заявления, которые по протоколу надлежит делать министру иностранных дел. Так, Иванов заявил в Сицилии: „Российская позиция ничем не отличается от позиции стран НАТО по этому вопросу“. Особо выделяется его безграмотное заявление о том, что он находился 4 дня в горах и не имел связи с армией. Министр обороны находится в досягаемости всегда, в любой точке мира, он даже имеет постоянную конференц-связь. Для этого министра обороны везде сопровождают „чемоданщики“ в ранге полковников Генштаба.

14. Пример незнания положения в войсках и даже „у себя под носом“: бравурные заявления о скором решении жилищной проблемы в то время, как, по словам командующего Космическими войсками генерал-полковника Владимира Поповкина, у ворот приёмной министра обороны замерзают в „Жигулях“ офицеры из космического городка „Голицыно-2“ (Краснознаменска), объявившие голодовку. Причина — при потребности в 1448 квартир в 2005 году построено только 60, и нет никаких надежд на ускорение решения проблемы („АиФ“, №7, 2006 г.). Голодающие офицеры не поверили ни министру, ни Поповкину: продолжают голодать у приёмной министра обороны.

Кстати, в агентство „Regnum“ уже 16 января прошло сообщение о челябинских событиях, а 18 января о нём говорил начальник Генштаба Юрий Балуевский. Почему министр узнал обо всём только после 24 января?

15. Снижение дисциплины в войсках и рост криминала.

В 2005 году, как признал председатель Московского окружного военного суда Александр Безнасюк, суды МВО рассмотрели рекордное число уголовных дел за последние 8 лет — 2557 („Время новостей“, 17.02.06г.). Согласно вынесенным приговорам, около 30% военнослужащих были осуждены за уклонение от воинской службы, 20% — за хищения, 14,6% — за должностные преступления, 16,3% — за неуставные отношения. Всего в ВС России в 2005 году за неуставные отношения было осуждено более 3 000 военнослужащих.

За январь 2006 года в войсках уже зарегистрировано 829 случаев дедовщины и 53 смерти военнослужащих.

Главный военный прокурор Александр Савенков 9 февраля 2006 года так охарактеризовал положение в войсках: „В настоящее время в Вооруженных Силах РФ фактически каждый военнослужащий, столкнувшись с казарменным насилием, уклоняется от воинской службы. Из 6 тысяч военнослужащих, пострадавших от неуставщины в прошлом году, более 5 тысяч покинули самовольно воинские части. Казарменная дедовщина приобрела особую жестокость и цинизм“. Не отдельный случай с рядовым Сычёвым, а системное явление дедовщины должно было заставить действовать министра.

Предлагаемые методы борьбы с дедовщиной были озвучены Ивановым на заседании Государственной Думы 15 февраля 2006 года. По сути, он предлагает восстановить почти все армейские институты, разгромленные в годы перестройки: суды чести, гауптвахты, воспитателей в ротном и батальонном звеньях, обучение командиров индивидуальной работе с подчинёнными, поощрение офицеров, работающих с личным составом и присвоение им звания на ступень выше за хорошую работу (при обязательной работе с подразделением не менее 2-х лет), государственные и ведомственные награды, укрепление сержантского корпуса за счёт контрактников (вместо сверхсрочников), выделение под особый контроль проблемных частей (всегда было в армии), ужесточение инструкций.

Но в СССР вся эта система работы и воспитания базировалась на марксистско-ленинской идеологии, воспринимаемой с детского сада. Сейчас, по признанию самого Иванова, 10% призывников имеют приводы в милицию, почти столько же — имели судимость, 6% — алкоголики, 10% — с дефицитом массы тела, более 10% — с ослабленным здоровьем, значительный процент склонен к суициду, многие употребляли наркотики. И никакой патриотической идеологии. При практикующемся остаточном финансировании армии и негативном отношении к ней даже в офицерских семьях все обещания Сергея Иванова можно назвать блефом.

С. Иванов при подготовке призывного контингента »возлагает большие надежды на «РОСТО», организацию гражданскую и чисто коммерческую. Сейчас через РОСТО международные организации имеют большие возможности для контроля за подготовкой кадров для Вооружённых сил РФ.

16. Взятки берут на всей территории России: от Владивостока (работник райвоенкомата капитан Константин Горбенко) до Москвы (полковник, райвоенком РВК "Савёловский"). Увольняют генералов за злоупотребления властью (последним по представлению Главной военной прокуратуры уволен «главный воспитатель» МВО, генерал-майор Евгений Веселов). В конце декабря 2005 года осуждён за взятки один из руководителей Нахимовского училища Санкт-Петербурга капитан 1 ранга Александр Зубов. Начальник Мосвоенторга полковник Рамаданов арестован летом 2005 года и осуждён в феврале 2006 года на семь лет строгого режима за взятки. Моральное разложение затронуло все уровни управления армией России.

Свыше 300 000 миллионов рублей недоплачено солдатам и офицерам, проходящим службу в горячих точках (аудитор Счётной палаты Александр Пискунов, «Парл. газета», 2.11.05г.). «Сегодня в судебных инстанциях находятся тысячи дел по отстаиванию военнослужащими своих законных интересов», — заявил он. 43% военнослужащих полностью не удовлетворены своим социальным положением и 57% удовлетворены им лишь частично. По сравнению с прошлым годом раздражение реформой в армии и общим положением дел удвоилось. Никто не может сказать, что состояние ВС России хотя бы отдалённо напоминает то весьма достойное место, которое было у солдат и офицеров в недалёком прошлом (так выразился зам. начальника Главного управления по воспитательной работе ВС РФ, выступая на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности 1.11.05г.).

Упавший престиж армии породил ещё одну проблему, о которой 16 февраля 2005 года много говорили московские военные судьи — большое количество осуждённых офицеров. Только за истекший год в МВО было осуждено 386 офицеров и это, как отметил Александр Безнасюк, в 40 раз больше, чем пять лет назад.

Низкие моральные критерии, присущие руководству Минобороны, не позволят искоренить ложь, взяточничество, коррупцию, использование служебного положения в корыстных целях, чрезмерное чинопочитание высших военных чиновников и, как следствие, дедовщину.

При нынешнем руководстве в армию не пойдут «серьёзные люди» (выражение писателя Куликова) из элиты общества с элементами сострадания и сочувствия к подчинённым.

17. В Организации Договора Коллективной Безопасности, по словам зам. председателя комитета Государственной Думы по делам СНГ, Россия, в отличие от других членов Договора, не ратифицировала ни одного соглашения или договора.

Даже президента РФ беспокоит отсутствие согласованности в действиях силовых структур при решении важных государственных задач, в результате чего страдает весь народ. Ведущая роль в этом вопросе всегда принадлежала Генштабу и министру обороны.

18. Впервые за всю историю Вооружённых Сил СССР и России министр обороны возглавил коммерческий проект: Сергей Иванов стал председателем Совета директоров ОАО «НТК- Звезда». «Проект этот коммерческий и будет существовать по коммерческим моделям», сказал на пресс-конференции 22 декабря 2005 года заместитель министра обороны, генерал армии Николай Панков.

Акционеры, разумеется, вправе ждать прибыли от вложенных денег, а высокие цели и бескорыстный патриотизм не приносят денег. Следовательно, министр или пойдёт на поводу у коммерсантов, или будет вынужден направить в ЕТРС десятки и сотни миллионов рублей из военного бюджета.

Одновременно, печатные органы министерства обороны влачат жалкое существование. Минобороны издаёт 49 газет и 9 журналов, имеет две центральных телестудии и 19 региональных радиостанций и телестудий. Но «все СМИ, по словам замминистра обороны Николая Панкова, финансируются по остаточному принципу, а главная газета ВС РФ „Красная Звезда“ вообще чуть ли ни при смерти» (реально имеет тираж около 25 000 экз. и не продаётся почти ни в одном киоске «Союзпечати». Её не покупают из-за примитивности изложения материалов). Создание телеканала «Звезда», по заявлению Панкова, помешало реанимировать газету «Красная Звезда».

19. Главное достоинство министра Иванова — приверженность принципу абсолютной лояльности президенту Путину. В попытке создать ВПК Иванов приобрёл мощных противников в лице главы президентского секретариата Игоря Ивановича Сечина и главы «Рособоронэкспорта» Сергея Чемезова.

Вся история с рядовым Сычевым резко понизила имидж министра обороны.

На заседании Государственной Думы 15 февраля 2006 года он заявил: «Меня мой рейтинг не очень интересует!», что весьма прискорбно. Не уважают министра — не уважают армию. В жёлтой прессе даже офицеров называют «вояками» — «МК», 16.02.06г., 3 стр., «Срочно в номер».

С 1 февраля в «Интернете» идёт сбор подписей под письмом граждан к Верховному Главнокомандующему с требованием отправить в отставку министра обороны Сергея Иванова. Подписи были переданы в приёмную президента 23 февраля 2006 года. Инициаторы — несколько гражданских комитетов.

20. Реформы, проводимые в армии нынешним руководством министерства обороны должны быть предметом особого исследования, а может быть, и следствия. В 2002 году Сергей Иванов заявил, что реформы, в основном, завершены. 11 января 2006 года на заседании Государственной Думы РФ Сергей Иванов заметил: "Нельзя вести много реформ сразу. Я предпочитаю говорить о сегодняшнем моменте «МОДЕРНИЗАЦИЯ». В то же самое время Минобороны проводит разрушение существующей структуры Вооружённых Сил России с целью построения её по территориальному признаку. Как пишет в «НВО» , 12 января 2006 года директор Института политического и военного анализа Александр Шаврин, «упущено тринадцать лет». «Куда делись немалые деньги, отпущенные на реформы? Кто за всё ответит?»

21. Моральный облик Сергея Иванова далёк от идеала. Его родной сын сбил на переходе пожилую женщину, и она скончалась. Убийцу не судили, благодаря высокому положению отца. Уголовное дело возбудили против зятя убиенной. А для других Иванов требует неуклонного и жёсткого наказания за нарушения закона.

Вывод: депутат Владимир Пехтин отметил: «С учётом новых угроз объявленной террористами войны России нужны высокопрофессиональные руководители и высокопрофессиональная и эффективная армия» («Кворум», 16 — 22 ноября 2005 года).

Все приведенные факты показывают полный непрофессионализм руководства Министерства обороны. Виктор Илюхин назвал министра обороны 23 февраля 2006 года, в присутствии нескольких тысяч ветеранов, «никчемным министром». В то же самое время, «президент доверяет Иванову и поручил ему курировать весь силовой блок» (Николай Павлов, депутат ГД).

11 февраля 2006 года в Москве, в гостинице «Альфа», состоялся срочный Всероссийский сбор офицеров-патриотов, на который прибыли около 350 делегатов из 65 регионов России. В итоге 4-х часового заседания была принята резолюция с требованием немедленной отставки министра обороны Сергея Иванова и привлечении его к ответственности за отказ от индексации и невыплаты пенсий военным пенсионерам (подготовлено соответствующее обращение к Генеральному прокурору РФ). Официальных представителей Министерства обороны на сборе не было. Иванов игнорирует такие сборы и даже противодействует их проведению: в 2005 г. «Всероссийский съезд офицеров» не пустили в заранее арендованный зал, и он прошёл на морозе.

Резолюция Сбора офицеров-патриотов призывает «выступить единой силой в общероссийских акциях, поддержать на них требование — обеспечить достойное место в обществе офицерам, ветеранам войн и военной службы».

Роберт Быков, помощник депутата ГД РФ, академик Академии безопасности, обороны и охраны правопорядка, специальный парламентский корреспондент, полковник Генштаба в отставке.
Источник: МиК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.