Боос : "Краеугольный камень в борьбе с коррупцией - демократизация общества"

В сентябре прошлого года зампред Госдумы Георгий Боос стал губернатором Калининградской области. С приходом Бооса народ окрестил область Боснией. Однако сам губернатор выбрал себе другой пример для подражания. Он мечтает о том, чтобы через десять лет калининградцы жили не хуже поляков и литовцев. О том, как он собирается догнать и перегнать соседей, Боос рассказал обозревателю "Газеты" Рустему Фаляхову.

- У вас есть личная охрана?

- Нет, это большое ограничение личной свободы.

- Многим представителям местной элиты вы, что называется, перебежали дорожку. Не боитесь?

- Тем не менее не пользуюсь охраной. Это большое неудобство для жизни.

- Когда президент направлял вас в Калининград в сентябре прошлого года, было много разговоров о том, что местные чиновники - взяточники. Что, действительно все прогнило?

- В камере предварительного заключения находится сейчас вице-губернатор из предыдущей команды Савва Леонов. За взятку 150 тысяч долларов. Идет следствие. Деньги ему принесли в коробке из-под торта.

- Деньги замуровали прямо в крем?

- Я не знаю. Кому-то деньги носят в коробке из-под ксерокса, кому-то - из-под торта...

- Но если еще идет следствие, нельзя утверждать, что этот вице-губернатор взяточник…

- А взятка санкционировалась следственными органами. Ему вручили меченые деньги.

- Многих вы уволили из областного правительства?

- Люди были заменены почти на всех ключевых постах. Некоторых сократили, у некоторых срочно возникло желание уволиться по собственному желанию. Я жесткий управленец. Чиновников в итоге стало вдвое меньше.

- А если взяточники появятся теперь уже среди вашей команды?

- Будем с этим бороться. Все действия чиновников должны быть публичными. Престиж работы госслужащего должен подкрепляться материально, за счет существенного повышения зарплаты. И третий краеугольный камень в борьбе с коррупцией - это демократизация общества, усиление роли прессы и партий.

- Вы поставили себе задачу догнать по уровню жизни сначала соседние Польшу и Литву, а затем и весь Евросоюз. Думаете, это реально?

- Абсолютно! Иначе я бы не стал их даже формулировать.

- За какой срок здесь будет «калининградский Гонконг»? За один пятилетний губернаторский срок?

- Да, вполне реально нам за этот срок выйти на уровень жизни, сопоставимый с соседними странами. Но если жители и президент окажут мне доверие, то я рассчитываю на два губернаторских срока.

- А потом куда?

- А потом придет новое поколение политиков, современно мыслящих, которые подменят меня. Через 10 лет, возможно, восстановят прямые выборы губернаторов. Я не боюсь выборов, но надо дать дорогу молодым политикам, уступить место. Через пять лет уже будут видны плоды наших усилий, я бы принял участие и в прямых выборах.

- По каким показателям будете догонять поляков и литовцев?

- По соотношению зарплаты к прожиточному минимуму, по бюджетной обеспеченности региона, по продолжительности жизни.

- Похоже, вам тогда не избежать модной задачи - удвоения ВВП.

- Региональный валовый продукт мы собираемся увеличить в 2,2-3 раза. И это реально. У нас инвестиционный бум.

- Уповаете на новый закон о свободной экономической зоне, который вступит в силу взамен действующего?

- Нет, не уповаю. Я делаю ставку на совокупность факторов. Действующий сейчас до апреля этого года закон об ОЭЗ превратил область просто в ввозные импортные ворота. Но бизнес развивать он не позволяет. Позволяет просто не платить таможенных пошлин. В этом смысле для нас было бы больше пользы, если бы из федерального бюджета просто перечисляли деньги целевым образом, на развитие бизнеса. По оценкам ГТК, федеральный бюджет ежегодно недополучал из-за ОЭЗ 1,5 млрд. рублей. Вот если бы эти деньги направлялись в регион, на развитие инфраструктуры, дорожной сети, энергетики, решение социальных проблем, то было бы больше пользы. Прежний закон действовал 10 лет, за это время Калининград успел бы стать настоящим европейским Гонконгом!

- Новый закон об ОЭЗ без недостатков?

- Теперь льготы даются на инвестиционные проекты, благодаря чему резко сокращаются сроки окупаемости инвестпроектов, и для любого инвестора становится выгодно именно здесь, у нас, а не где бы то ни было, строить завод.

- Инвесторы интересуются?

- Да, от дальневосточных, юго-восточных до американских и, естественно, европейских: немцы, голландцы, французы, итальянцы, даже индийцы и китайцы.

- Какая проблема главная для губернатора Бооса?

- Все главное, не могу вычленить. Например, очень важны взаимоотношения с Москвой. Без помощи федерального центра мы не сможем реализовать программу социально-экономического развития региона. Мы это понимаем. Тут еще такая особенность. Ни в одной области нет такого большого удельного веса военного имущества и земель. Все это сегодня лежит мертвым грузом, не вовлечено в гражданский оборот. В Черняховске, бывшем Инстенбурге, расположен военный городок, в котором до войны у немцев располагалось до 70 тысяч военных. Здесь много исторических памятников, они в полуразрушенном состоянии. Их надо восстанавливать, и без согласованных действий с федеральным центром ничего не получится.

- Получается, вы оторваны географически от Москвы, но зависите от нее больше, чем любой другой российский субъект?

- Да, мы же в центре Европы. Отсюда, как раньше говаривали, на танке можно домчать до Берлина за шесть часов, а до Парижа - за десять.

- Ваши связи в федеральных ведомствах конвертируются в дополнительную финансовую подпитку области?

- Связи, конечно, есть. Но деньги здесь не главное. Деньги добыть можно. Вопрос, как их разумно заставить работать. Что толку в деньгах, если мы не сможем привезти к себе сырье через границы и вывезти готовую продукцию? Вот на этой точке все разговоры о нашем экономическом чуде могут закончиться, если федеральный центр не внесет свой вклад в решение наших проблем.

- Есть какие-то замеры общественного мнения, которые показывают, пользуются ли затеянные вами реформы популярностью у народа?

- Как говорил Юрий Лужков, политик правду о себе узнает последним.
Источник: Газета.Gzt.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.