Россия: битва чекистов и реформаторов в разгаре

На прошлой неделе «ПРАВДА.Ру» опубликовала первую часть беседы с бывшим руководителем Информационно-аналитического управления Министерства безопасности РФ Ксенофонтом ИППОЛИТОВЫМ о роли спецслужб в период становления и развития рыночной экономики в России. Сегодня мы завершаем публикацию интервью.

- В условиях рыночной экономики система мер экономической безопасности отличается от контрразведки в тоталитарном государстве?

- Разумеется! По-другому смотрится вся система деятельности спецслужб. И агентурная работа И схемы добычи информации из закрытых источников. И многое другое. Иначе строится вся сопредельная МБ система органов экономической безопасности. В частности, появляются и расширяются функции таких организаций, как налоговая полиция, таможенный комитет и прочая и прочая. Но кто бы мог подумать, что в нашей стране будут на корню уничтожать государственный сектор экономики!

- Но рынок-то был необходим.

- Необходим. А что, кто-то спорит на эту тему? Но рынок можно строить постепенно. Постепенно – не значит медленно, постепенно – значит с умом и честно. А у нас рынок «строили» обвально, в условиях хаоса. Что никому не выгодно, кроме горстки тех участников приватизации, которые лично обогащались за счет государства.

- Понимал ли Баранников всю ущербность подхода к построению государства в условиях экономического хаоса?

- Понимал. И материалы, свидетельствующие о разрушении интересов государства в таких ненормальных условиях, предоставлял лично президенту России. Я это знаю точно - мое Управление готовило многие из тех материалов. О том же я докладывал и вице-президенту страны, и в Совет Безопасности. Вопрос состоял в том, какие функции для государства мы выбираем в период первоначального накопления капитала. Государство могло выбрать процесс регулирования этих отношений. Но тогдашняя Россия выбрала иной путь – роль сторожа при переделе госсобственности. То есть следила за тем, чтобы хоть что-то осталось. Хоть что-то и осталось… Но подавляющую часть собственности разворовали, минуя сторожа и мелкий склад при нем.

- Если вопрос стоял так остро, почему же Баранников после разгона пикетов «Трудовой Москвы» ОМОНом 1 мая 1993 года не пришел на парламентскую комиссию и не поддержал тогдашнего вице-президента России Александра Руцкого?

- А Вы вспомните выступление Баранникова с трибуны Верховного Совета в марте того же года. Он четко и недвусмысленно сказал: нам нужны законы и правовая база, и мы должны действовать в рамках закона. В экономической сфере – в том числе. Совсем не надо громко кричать: «Руцкой, мы вместе!». Порой вполне достаточно озвучить свою позицию официально и прилюдно. Что же касается политической и профессиональной сторон, то в том майском мордобое наше министерство не участвовало. И, кстати, из-за неучастия летом 93-го через голову Виктора Павловича был снят начальник оперативно-технического подразделения МБ.

- Выходит, начав борьбу за построение нормального рынка, он нажил себе врагов из окружения президента в лице Чубайса, Гайдара и прочих устроителей передела собственности?

- Нажил. Полагаю, уход Виктора Баранникова был предрешен еще в марте 1993 года. Тогда для подавляющего числа людей даже не в стране, а в самом Кремле многие вещи были не ясны. А Баранников уже тогда видел, к чему идем. Понимал, что рушится само государство. И для многих из гайдаровского правительства он стал опасен.

- То есть еще ранней весной 93-го началось противостояние между государственником Баранниковым и его противниками, финансово-криминальными группировками, которым покровительствовали высшие чины России?

- Пожалуй, вы правы.

- Громких скандалов в связи с этим не было?

- Случались. Однажды мое Управление подготовило серьезную записку о том, как происходит процесс формирования рыночных отношений в Калининградской области. И я направил ее в Совет Безопасности. Записка имела гриф совершенной секретности и предназначалась только первым лицам страны. Там говорилось о том, что мы подозреваем некоторых областных руководителей в связях с криминалом и финансовыми аферистами. Мы поясняли, в каких именно направлениях может быть нанесен ущерб государству и какими силами, как строятся эти ущербные отношения и какие меры надо бы предпринять, чтобы в зародыше ликвидировать коррупцию. А Гайдар, будучи премьер-министром, ксерокопировал ее и разослал всем губернаторам России. В том числе - в Калининград.…

Губернаторы тут же сочинили большую жалобу на Баранникова, где обвинили его в том, что он не рыночник и не видит счастья в тех прогрессивных процессах, что идут сейчас по всей стране.

В итоге Гайдар исправил свою ошибку - вынес вопрос на заседание правительства. Позже Виктор Павлович показал мне постановление правительства, где первым пунктом значилось: выводы и оценки, изложенные в специальной записке Министерства Безопасности, соответствуют действительности. А в третьем пункте - принять меры для улучшения положения в соответствии с предложениями МБ.

- В документальном фильме «Три мгновения лета» Дмитрий Якубовский, в свое время работавший спецом по информационным службам в правительстве РФ, утверждал, что летом 93 года Баранников предложил ему заговор против Бориса Ельцина. Могло такое быть?

- Ерунда! Баранников был необычайно предан президенту. Правда, с инсинуациями подобного рода я знаком из других источников. Опусов же человека, фамилию которого вы назвали, не читал, не смотрел и делать этого не собираюсь. Но понимание процесса построения государства у Виктора Павловича не вписывалось в понимание того окружения, что было тогда у президента России. Так что перед «окружением» стояла задача убрать министра МБ от Ельцина.

- И каков был повод для отстранения Баранникова от должности?

- Виктора Павловича снимали за два «преступления». За личные вещи, что якобы приобрела его супруга во время ее вояжа в Швейцарию. И за то, что Министерство Безопасности не предусмотрело развития событий в Таджикистане летом 93-го.
Первой части вообще нет смысла касаться - сегодня ясно всем, что это хорошо организованное, простите, фуфло! Что касается второго обвинения, то хочу напомнить: перед вами находится начальник Информационно-аналитического управления МБ. И я ответственно заявляю - в июне 1993 года нашим Управлением на имя президента и в Совет Безопасности был направлен документ, где мы четко указывали период, когда может быть столкновение на таджикской границе с афганскими боевиками. И предлагали в связи с этим комплекс мер. Но никто палец о палец не ударил! Кстати, именно после того случая, видя подобное отношение к работе моего Управления, я решил уйти в отставку. Я понял, что писать можно все и о чем угодно, но никакого результата уже никогда не будет. Более того, верхний эшелон власти все будет делать наоборот.

- На Кавказе события, как и в Таджикистане, развивались в прямо противоположную сторону от рекомендаций, данных правительству и президенту российскими спецслужбами?

- Виктор Павлович прекрасно понимал как будет разворачиваться вся ситуация на всем Северном Кавказе и к каким трагическим последствиям не только для России, но и для всей Европы приведет терроризм. Наша служба выносила вопрос о политической ситуации на Кавказе и возможном развитии событий на Совет Безопасности. Мы предложили тогда создать на Северном Кавказе Региональное Управление МБ, которое могло бы аккумулировать и управлять всеми процессами, проходящими там. С точки зрения безопасности. Да, соответствующее решение Совета Безопасности было. Но тем дело и ограничилось. Никаких практических шагов сделано не было.

- Неужто ваше Управление, имевшее доступ к секретной правительственной информации, не могло «подкорректировать» рыночные реформы?

- Да вы о чем?! Я, начальник информационно-аналитической службы МБ не имел прямого доступа не только к секретной, но и к блоку открытой информации министерства экономики!

- Подождите, как же вы тогда с нашей агентурной экономической сетью на Западе разбирались?

- Передо мной вообще поставили задачу минимально использовать агентуру. Я, кстати, считал это указание, правильным. Но взамен просил возможности входа в информационную сеть министерства экономики. Так и не получил.

- Но вы все же выкручивались из этой ситуации?

- Выкручивались…

- Слышал, что МБ, кроме дипломатической крыши, начиная с середины 1992 года, использует совместные предприятия и офшорные компании для работы наших спецслужб на Западе. В частности, одну такую офшору на Кипре держал в прошлом сотрудник 5 Управления КГБ СССР, а теперь хозяин охранной фирмы, имеющий связь с деловыми кругами Великобритании, Франции и Германии.

- Да, это еще один аспект работы контрразведки в условиях рыночных отношений. И характерен он для спецслужб всех стран мира, а не только России.

- Агентуру в зарубежных банках МБ России тоже имело?

- Мне сложно ответить на этот вопрос. Но, разумеется, в составе МБ было Управление экономической безопасности.

- Могли ли подобного рода банки и фирмы работать и на Россию, и на Запад? Например, швейцарская фирма «Сиабеко», созданная эмигрантом из СССР Борисом Бирнштейном, деловым партнером Якубовского. Последний, как известно, имел к тому же и двоюродного брата-израильтянина, и жену-канадку Марину Крайтнер, отец которой был Председателем канадского филиала «Лиги защиты евреев». Могла от Якубовского идти утечка информации, в частности, о министре МБ Баранникове?

- Могла. Как я уже говорил, в России нет административных правовых режимов, регулирующих отношения секретоносителей с иностранными гражданами, а соответствующие уставные нормы, как показывает практика, не соблюдаются. А тут и вовсе гражданин России, имеющий звание генерала ФАПСИ, допущенный к высшим государственным секретам, женится на подданной другой страны и это, по сути, никого не волнует. Разумеется, это бич для контрразведки, и это страшно для безопасности страны. Не случайно же, например, ряд наших газет в свое время поднимали вопрос о возможном двойном гражданстве Березовского! Вы мне назовите ту страну, где еще человек с двойным гражданством может возглавить Совет Безопасности государства?! Знаете такое понятие: агент-двойник? Вот и делайте выводы. Я, во всяком случае, такого рода работы со стороны, как минимум, Бориса Бирнштейна не исключаю.

- И, наконец, Ксенофонт Христофорович, каковы сейчас взаимоотношения спецслужб и реформаторов?

- Не думаю, что сегодня такой вопрос правомочен в резкой форме. Как в свое время говорил министр иностранных дел СССР Андрей Громыко, «отношения нормальные». Во всяком случае, с полной уверенностью можно сказать: и по делу ЮКОСа, и по любым другим проблемам судебные решения будут приниматься строго на основании закона. Это именно то, о чем всегда говорил Виктор Баранников.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.