Калининград простится с Ольгой Котовской 19 ноября

Игорь Ростов и Ольга Котовская. Фото газеты "Тридевятый регион".
Стала известна дата прощания с Ольгой Котовской. Гражданская панихида состоится 19 ноября в 11 часов в органном зале областной филармонии. Медиасообщество Калининграда вспоминает Ольгу Котовскую.


Светлана Денисова, журналист СТС (Москва), бывший сотрудник НТРК "Каскад":

«Трудно что-то говорить по такому поводу, потому что трудно вообще переварить эту ужасную новость... Я в шоке! Мне так же сложно ещё писать и потому, что у нас с Ольгой Гурьевной были разные и сложные отношения, а после того, как я уволилась в 2001 году и уехала в Москву, их, собственно, не было вообще. Но тем не менее, несмотря на это, мне очень жаль, что это произошло, Ольга Гурьевна однозначно не заслужила такого финала. Она была человеком, который реально болел за дело, и "Каскад" был не только её бизнесом, а её детищем, её ребёнком, которому она отдала всё, и, конечно, я представляю, что она чувствовала, когда лишилась этого своего "ребёнка". И несмотря на все юридические и прочие разбирательства, можно сказать одно: когда творческим директором "Каскада" была Котовская, телекомпания приобрела своё лицо и несомненно была той самой "четвёртой властью" в Калининграде. Лично для меня на первом этапе моей работы Ольга была учителем, именно она принимала меня на работу, увидев во мне потенциал, она помогла сделать первые шаги в профессии. В ней было такое качество, которое сейчас в людях, особенно, в людях нашей профессии, встречается всё реже. Она искренне верила в то, что делает, в то, что телевидение, которому она служит, может изменить мир, людей, родной город, для неё это было не только зарабатывание денег, это была её жизнь. Именно благодаря этой её убеждённости, этой преданности делу, можно забыть всё, что между нами было, все обиды и взаимные претензии. Я думаю, Калининград потерял одного из самых ярких своих профессионалов, человека, который делал его историю. Мне искренне жаль. Соболезную всем близким и всем, кто знал и любил Ольгу...»


Виталий Макаров, журналист:

«Как и все, потрясен случившимся. По-человечески, очень жаль. Не хочется опускаться до банальностей, но жизнь часто ломает очень больно, и не всем, даже очень сильным людям, удается противостоять суровым обстоятельствам. Ольга была очень сильным журналистом и лидером, но , к сожалению, не справилась психологическим грузом навалившихся проблем. В моей памяти останутся и первое интервью, данное журналисту Котовской ,будучи секретарем комитета комсомола КТИ, и совместный эфир в дни ГКЧП на " Премьере", и помощь в реализации идей на "Каскаде"... Светлая память».


Светлана Колбанева, журналист:

"Ольга Гурьевна Котовская дала мне первый пинок на пути к телевидению в середине восьмидесятых годов ХХ века она работала режиссером редакции молодёжных программ, тогда ещё на государственном телевидении "Янтарь" (в советское время другого в Калининграде не было), и пригласила нас с Марком Борозной сделать несколько выпусков. Мы снова встретились уже в мае 1992 года. "Каскад" тогда помещался в одной комнате: в одном углу стояла какая-то выгородка с фонарями для записи ведущих, в другом стояки с монтажной и передающей аппаратурой, в третьем располагались кресло и стол руководства, а в четвертом большой раскладной диван, на котором мы ночевали, потому что работали по два-три дня подряд. Пожалуй, то было самое счастливое время нашей жизни.
Оля была и остаётся моим самым жёстким критиком. Но это лучше, чем дежурные комплименты, особенно из уст профессионала-журналиста. Она всегда умела заметить среди множества мелочей что-то одно, самое важное и больное, и выдернуть на всеобщее обозрение либо чтобы отметить, либо чтобы убрать. Хорошо помню ее слова: "Проанализировав все составляющие, ставлю диагноз и принимаю решение..." Почему последнее решение, принятое Олей, оказалось таким жестоким и бесповоротным? Думаю, она сама об этом расскажет когда захочет и кому захочет. Там, где мы все когда-нибудь увидимся снова".

Андрей Писаревский, генеральный директор радиостанции "Business FM-Калининград":

«Впервые с Ольгой я встретился в коридоре Радиокомитета на ул. Комсомольской, 61 в 1991 году. Мы, радийщики, трудились на третьем этаже, а на втором начинал свою деятельность телеканал "Премьер". Ольга Котовская, Андрей Шуляк, Виталик Макаров (Премьер, извините, кого не назвал) - это была действительно команда победителей с "горящими глазами". Мы, в то время труженники госпредприятия, с некоторой зависью смотрели на этих внутренне свободных, не ограниченных регламентами, видящих цель творческих людей. Темпераментый голос Ольги был слышнее всего и в курилке и в кабинетах. Они до хрипоты спорили, ругались, мирились. И добивались результатов. Поднять первый в области негосударственный телеканал - это дорогого стоит! Потом так же азартно она работала и над своим "сольным" пректом - любимым детищем "Каскадом". Коллеги рассказывали, что частенько из-за двери ее кабинета раздавалось громкое искреннее зевание. Им это было прикольно - а она жила "Каскадом", жертвовала ради его не только сном. Еще я вспоминаю журналистский десант зимой 1998 года на барк "Крузенштерн", который тогда стоял на ремонте в порту Гдыни. Мы ехали на автобусе и я первый раз увидел Ольгу в неформальной обстановке. Она оказалась очень словоохотливой, "нераспальцованной" (несмотря на статус "медиамагната") женщиной. Мы разговаривали и о калининградской журналистике, и о власти, и просто "за жизнь". Она выдглядела немного уставшей, но наполненной идеями и планами. Наступила черная полоса - захват бизнеса, затем череда судов (не всякий такое выдержит), когда мне поздно вечером позвонили с сообщением, что в их с Игорем дом пришла милиция с обыском, я в первый раз пожалел, что Служба новостей "О'Кей Радио" не работает круглосуточно. А потом... Их начали прессовать, отодвигать. Игорь уехал. То ли по работе, то ли в бега. Повис туман. При наших редких встречах мы не говорили о проблемах, все-таки у нас были не дружеские, а скорее приятельские отношения. Потом от друзей я слышал, что она сломала ногу. Потом, что ее жестоко укусила собака. Было предчувствие, что какая-то трещина пошла у ней в судьбе. Вот здесь, наверное ей нужна была поддержка, в том числе и моя. Женщина перенесла множество душевных травм, стрессов, прямых угроз, прессинга со стороны властей. Глупо их в этом обвинять. У них свои цели и они достигают их своими способами. Чувствую вину, за то, что мог и не сделал. Мало проявлял участия, мало вникал, мало возникал. Если, на исход трагедии с Максимом Михайловым мы не могли повлиять, то здесь - могли. Очень горько».


Дмитрий Подгорчук, бывший главный редактор службы информации НТРК "Каскад", корреспондент телекомпании РЕН ТВ

Мне очень нравилось с ней работать. Хороший был человек. Добрый и честный. Даже когда компанию лихорадило, на "Каскад" давили со всех сторон и акционеры, и чиновники, она находила время вникать в новостные сюжеты, сама искала темы для репортажей, она улыбалась, она интересовалась, как себя чувствуют журналисты и почему кто-то из них расстроен... Она никогда не приказывала, она предлагала - и чаще всего оказывалась права, потому что, будучи руководителем и ВИП-персоной, не перестала быть журналистом - профессионалом с большой буквы. Она очень любила свою телекомпанию и тех людей, которые там работали. Ее увольнение стало трагедией для "Каскада" и его зрителей, а ее смерть - катастрофа для всей калининградской журналистики. Руководителей СМИ такого уровня в области практически не осталось.


Алексей Кулик, старший корреспондент РБК ТВ (Москва)

Меня накрыло внезапно, больно и остро. Но не сразу, таить не буду. Знаете, братцы, есть такая сволочная штука, как профессиональная деформация. Когда читаешь это все в ленте по агентствам, когда сообщают твои же коллеги, поначалу берет оторопь. Но потом...
Я поднимался по эскалатору, было за полночь. Не мог сдержать слёз, хорошо людей в метро немного. Ольга Гурьевна, железная леди, уверенная в себе женщина с чётко поставленными целями в жизни. Она меня взяла на работу лет десять назад без особых разговоров.
Как это всегда бывает в нормальном коллективе - задача поставлена, задача выполняется - строго, по плану и с толикой задора, без какого-либо выпендрёжа. Только сейчас, по прошествии времени, я начинаю понимать, сколько сил она вложила в развитие "Каскада". Помню, в выходной день дежурил на "Европе Плюс" и "Русском радио", мы тогда сидели на Нарвской под телевышкой, я взял с собой собаку Стингера - здоровенного ризеншнауцера. Он сначала бегал по территории и надкусывал яблоки в саду, а потом прокрался в студию и злорадно отгрыз провод у мышки. Мне ролики выдавать в эфир, а мышь не работает. Пока сообразил что к чему - время эфирное то и вышло... Думал всё, до свидания, Радио "Каскад". Доложил потом о происшествии, всё как было... Покачала головой и сказала, чтобы я так больше не поступал. Этопочему-то врезалось в память. Другой бы кто вой поднял, штрафы там, санкции... Поступила как талантливый руководитель. Вы скажете, мол - фи! мелочь какая, что вы тут публично изливаете личные переживания! Но так ведь из них жизнь складывается. У Ольги Гурьевны она была как вспышка - яркая.
Светлая память Вам, Ольга Гурьевна и царствие небесное.
Спасибо Вам за то, что Вы были в моей жизни. И простите, что я не успел Вам это сказать лично.


Александр Книжник, гендиректор радиостанции «Балтик Плюс»:

«Не хочется говорить банальности. Мы в шоке.Нам всем очень и очень жаль. Очень сложно поверить в самоубийство… Весь наш коллектив приносит соболезнования».

Сергей Булычев, Председатель Калининградской областной Думы

Калининградская областная Дума выражает глубокие соболезнования родным и близким известного калининградского журналиста Ольги Гурьевны Котовской в связи с ее трагической гибелью.    
С таких открытых, принципиальных, волевых, энергичных людей началось зарождение свободной калининградской прессы. Ольга Котовская стояла у истоков создания независимой телерадиокомпании «Каскад»,  воспитала яркую плеяду журналистов. Выпускники ее «каскадовской» школы сегодня работают в федеральных и региональных средствах массовой информации, трудятся в органах государственной власти. Добрая память об этом замечательном человеке, профессионале высшего класса, навсегда останется в наших сердцах.


Игорь Рудников
, учредитель газеты «Новые КОЛЁСА Игоря Рудникова» 

Вечером 16 ноября, когда в Интернете уже появились первые сообщения о смерти Ольги Котовской, мне позвонил журналист Андрей Выползов и передал просьбу родных и близких. Они хотели, чтобы я подъехал и побыл с ними до приезда Игоря Ростова. (Игорь уже мчался в аэропорт, чтобы ближайшим рейсом вылететь из Москвы в Калининград.
В 21.30 я поднялся по лестнице дома на улице Льва Толстого. В гостиной за столом сидели дочь Ольги Гурьевны (Ксения с молодым человеком), сын (Михаил), и ещё семь близких друзей семьи – женщины. Говорили о погибшей, плакали… Вспоминали последние дни и часы.
Ксения рассказала, как утром, в 9.30, говорила с мамой по телефону. Всё, как обычно. Ничто в разговоре её не насторожило, не вызвало тревожных мыслей… Да и какая тревога? Какая депрессия? Ольга праздновала победу – 10 ноября арбитражный суд в затянувшемся на четыре года споре вокруг телекомпании «Каскад» вынес решение в пользу Ростова, Котовской и Светланы Рябуха.
…Уже после известия о гибели Котовской, её дочери дважды звонил следователь, спрашивал, не оставляла ли Ольга Гурьевна предсмертных записок, просил поискать. (Рассказывая об этом, Ксения сначала всхлипывала, сдерживалась, потом – рыдала.)
Пожилая женщина, давняя помощница семьи по домашнему хозяйству, подробно воспроизвела свой последний разговор с Ольгой. Он состоялся примерно в 14.30 того же дня. Котовская была дома - и вдруг засобиралась в какое-то кафе.
- Оля, а как же обед? – всплеснула руками домохозяйка.
- Да там, в кафе, и перекушу.
- А я грибной суп приготовила…
- Ладно, вернусь – и поедим твоего супа, - уже в дверях произнесла Ольга.
Через час, заждавшись, домохозяйка позвонила ей на мобильник. Телефон Котовской оказался отключен. Но его владелица была ещё жива. Смерть наступит примерно в 16.30 – после падения с 14 этажа высотки на пересечении Литовского вала и улицы 9 Апреля. Что привело туда родительницу «Каскада» - вполне могут установить следователи (если им позволят). Да и смертельную траекторию эксперты могут рассчитать – чтобы понять, было это самоубийство или всё-таки убийство.
Обо всём этом думал я, слушая убитых горем женщин. Иногда они по бабьи охали («Ну, говорили мы ей, нельзя против ветряных мельниц, нельзя…»), но больше восхищались («Не сдалась Оля!», «Она говорила: я докажу, я добьюсь справедливости», «Она – гордая и сильная была, её нельзя было сломить…»).
Во втором часу ночи уже 17 ноября из аэропорта приехал Игорь Ростов. Каменное лицо, никаких эмоций, почти без слов. Молча обнялись. Снова сели за стол. Выпили по 50 граммов. Ксения прижалась к Ростову и тихо плакала.
…Я попрощался. Игорь пошёл меня проводить. Обменялись какими-то неживыми фразами. Я не знал, что нужно говорить в такую минуту, чтобы поддержать, утешить. Но Ростов сам произнёс это слово – убийство. Я кивнул: мол, да – довели, не выдержала Ольга…
- Ты что не понял? – тихо, но очень отчётливо произнёс Ростов. – Это было убийство. И если меня вдруг найдут мёртвым на рельсах, не верь в самоубийство.

Олег Евсюков, «Новый Калининград.Ru»:

«Мы потрясены случившимся. Трагически ушел из жизни настоящий профессионал. Редакция «Нового Калининграда.Ru» скорбит вместе со всеми, мы приносим соболезнования родным и близким. Светлая память, Ольга Гурьевна».

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.