Стив Хакетт: «Я обязательно вернусь!»

Все новости по теме: «Калининград Сити Джаз»

После успешного выступления на фестивале «Дон Ченто джаз-2010» в составе венгерского коллектива «Djabe» легендарный музыкант, бывший участник «Genesis» Стив Хакетт не позволял себе расслабляться. Сойдя со сцены, долго общался с поклонниками, подписывал пластинки. А уже на следующий день раздавал интервью калининградским журналистам. Корреспондентам «Нового Калининграда.Ru» удалось пообщаться с музыкантом за 15 минут до его отъезда в аэропорт.

- Стив, то, что Вы вчера делали, просто волшебно!

- Вам очень понравилось, да?

- Очень!

- Я рад.

- Вы – рок-музыкант, а играли на джазовом фестивале. Где та грань, на Ваш взгляд, за которой разные музыкальные направления становятся единым целым?

- Для меня джаз тем и ценен, что здесь можно импровизировать. Когда я играл в «Genesis», мы никогда не импровизировали на публике, разве что только на репетициях. А сейчас я сотрудничаю с несколькими коллективами, и каждый раз открываю для себя что-то новое.

- Джаз невозможно представить без импровизации. То, что мы видели вчера - это была чистая импровизация или вы как-то специально сыгрывались, готовились?

- На 90 процентов это была импровизация. Мы давно не играли вместе с «Djabe» и поэтому долго репетировали перед концертом, настраивались. Саунд-чек длился 3 часа. Но на сцене мы много импровизировали.

- Знаете, всегда чувствуется, когда музыкант импровизирует – от него идет бешеная энергетика. Это с точки зрения непрофессионала, простого слушателя. А что дает импровизация музыкантам?

- Когда музыкант импровизирует, он совершенствуется, двигается вперед, потому  что это всегда очень тяжело. Хм… Как бы это объяснить… Импровизацию на концерте можно сравнить с вождением автомобиля в темноте без фар - иногда ты находишь свой путь, а иногда сталкиваешься с препятствием. Преодолевая эти трудности, музыкант профессионально становится сильнее.

- На вчерашнем концерте Вам, на мой взгляд, была отведена очень скромная роль. Гитарной музыки было мало, а «Djabe», наоборот, доминировали. С чем это связано?

- Да, это правда. Но этому есть объяснение. У меня возникли проблемы с оборудованием - подвел стабилизатор (стабилизатор звука, - прим. ред.). Если бы не это, то наш выход выглядел бы немного иначе, как мы планировали. Но, надеюсь, мои поклонники не сильно расстроились, ведь «Djabe» сыграли 4 песни из репертуара «Genesis».

- А как вы с «Djabe» вообще нашли друг друга, как начали сотрудничество?

- Это все благодаря звукозаписывающей компании «Gramy Records». Мы как-то встретились на студии и решили сотрудничать. Я участвовал в записи нескольких треков и нескольких альбомов «Djabe».

- Что дает вам венгерский фолк или вообще другая, отличная от рока, музыка?

- Мне нравится работать в разных направлениях. Это заставляет развиваться и расти. Я как-то играл с азербайджанским музыкантом Маликом Мансуровым, играл на таре (многострунный щипковый музыкальный инструмент, распространенный на Кавказе, - прим ред.). Это было очень интересно. Еще я большой поклонник классической музыки, особенно Чайковского. И мне всегда странно за этим наблюдать – некоторые люди любят классическую музыку, а некоторые терпеть ее не могут.

- Может просто в силу возраста не понимают и придут к ней позже?

- Не знаю. Не думаю, что это вопрос возраста. Когда мне было 9 лет, я дружил с тремя ребятами. У нас была такая неразлучная четверка. Один из моих друзей сильно болел, у него был полиомиелит. Он передвигался на инвалидной коляске, ножки у него были толщиной со спичку. И как-то он нам сказал: «Ребята, у меня есть пластинка с отличной музыкой. Пойдемте, я вам ее поставлю!». Мы все собрались в его маленькой темной комнатке. И когда зазвучала эта волшебная музыка, а это был именно Чайковский, мы как будто стали единым целым, я почувствовал объединение наших душ. Почувствовал, как классика окрыляет. В тот момент не было никакой разницы между мной, здоровым, и моим другом. Потому что эта музыка выше всего земного. Классика – это душа. А рок – более приземленная, жизненная музыка.  

- Но ведь для многих «Genesis» – это уже классика?!

- Да… Но если вспомнить, как все начиналось… Когда я познакомился с бывшими коллегами, мне было всего 20 лет. Они были очень талантливы, писали хорошие тексты. А я был всего лишь гитаристом. И мне очень захотелось сделать для них что-нибудь полезное, внести свой вклад. Поначалу мы были такой маленькой, никому не нужной группой. И тогда даже представить не могли, что когда-нибудь добьемся успеха. Нас нигде не принимали. И мне кажется, что скоро наша музыка вообще будет всеми забыта. Есть некоторые песни, которые остаются популярными, но их не так много.

- Да Вы что? Вы вообще представляете, насколько «Genesis» популярны в России?

- Знаете, я понял это только вчера. Автограф-сессия вообще стала для меня огромным потрясением. Люди приходили с нашими пластинками, и их было так много! И вдруг мне стало стыдно – меня здесь знают и любят, а я приехал в первый раз и ничего не знаю о своих российских поклонниках. Поэтому, думаю, мне нужно приехать сюда еще раз, со своим сольным концертом.

- Обязательно! Нам вчера Вас не хватило.

К сожалению, вчера не удалось встретиться c калининградскими концертными промоутерами. Но я намерен наладить контакты сегодня. Поэтому я уверен, что мы увидимся с Вами еще. Я обязательно вернусь!

- Надеемся, что это будет скоро. Спасибо!

Вопросы – Олег ЕвсюковМарина Райберг. Текст – Марина Райберг. Фото – оргкомитет фестиваля «Дон Ченто джаз», Николай Харченко.

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.