Сергей Снегов писал фантастику гусиным пером

Сергей Снегов - автор таких культовых произведений, как «Прыжок над бездной», «Люди как боги», «Диктатор». Его книги переведены на десятки языков, его романами зачитывалось не одно поколение, однако мало кто знает, как на самом деле жил популярный советский писатель.

Враг народа

Его отец, пламенный революционер, бросил семью вскоре после рождения сына. Из-за этого Сергей всю свою жизнь носил фамилию отчима - одесского журналиста Штейна. Еще подростком Сережа Штейн поступает на физический факультет одесского института. Однако этого ему показалось мало, и в 21 год студент-физик становится деканом факультета философии.

После окончания вуза Сергей уезжает в Ленинград, где в 1936 году его арестовывают по подозрению в заговоре. Жизнь, карьера - все сломано. Почти 10 лет своей жизни молодой ученый провел в лагерях. На поселении в Норильске он познакомился со своей второй женой. Там же, в Норильске, родился сын Евгений, которому побоялись давать фамилию отца - «врага народа», и записали на фамилию матери - Ленский. Через два года молодой семье разрешили переехать с условием селиться вдали от крупных университетских центров.

Первым пристанищем стала изба в подмосковном селе Владыкино. Там двухлетний Женя впервые в жизни увидел траву. Малыша, методично опустошающего газон, заметил милиционер и подошел, чтобы сделать замечание. Сын бывшего политзека разразился таким плачем, что милиционер растрогался и ушел, не сказав ни слова.

Физикой Сергею Штейну заниматься запретили, философией тоже, и он начал писать.



Квартира от партии

- Темный зимний вечер, тусклый свет в избе, отец, пишущий гусиным пером, и волчий вой за окном, - самые первые впечатления моего детства, - вспоминает сын писателя Евгений. - Я тогда очень боялся волков и все спрашивал: «Папа, а ты волков прогонишь»? Он утешал меня.

Намаявшись неустроенной деревенской жизнью, в 1956 году семья переезжает в Калининград, к теще Сергея Александровича. Вскоре после переезда родилась младшая дочь - Танечка, а в журнале Твардовского «Новый мир» опубликована первая повесть под псевдонимом «Сергей Снегов». Тогдашний Калининградский обком очень обрадовался тому, что появился «свой настоящий писатель», и на радостях наградил его квартирой в партийном доме. Но на этом все благодеяния закончились.

- Мы жили очень скудно, практически на мамину зарплату, - рассказывает Татьяна. - А все из-за того, что в одной из повестей «Иди до конца» есть сцена, где герой слушает «Страсти по Матфею» Баха и размышляет о Христе. Профессор Боннского университета Барбара Боде в своем ежегодном обзоре советской литературы, среди других авторов разбирая и Снегова, заявила, что русские реабилитируют Христа. В ответ «Литературная газета» разразилась разгромной статьей «Опекунша из ФРГ», и отец попал в «черные списки». Его перестали печатать.

Роман «Люди как боги» одно за другим отвергли четыре издательства. Хотя сейчас его называют самой светлой сагой о коммунизме.

Снегов в отчаянии, что его не печатают, собрался уезжать из Калининграда. Руководство обкома запаниковало. Чтобы удержать единственный местный литературный талант, было приказало срочно опубликовать «Люди как боги». На издание романа даже пустили бумагу, предназначенную для печатания истории партийной организации - неслыханная по тем временам дерзость.

- Отцу за этот роман заплатили по ставке лауреата Госпремии, хотя он им никогда не был. Мы потом на этот гонорар жили три года, - вспоминает Татьяна. - Странно, но я долгое время не хотела читать книги отца. Боялась, что не смогу отнестись к его работам объективно. Потом прочитала, и мне очень понравилось.



«Ах, какие ножки!»

В 1984 году за роман «Люди как боги» Сергею Снегову вручили премию за лучшую книгу года «Аэлита», а сам роман выдержал четыре издания подряд, и его перевели на несколько языков. В годы перестройки американское издательство обратилось к Советскому Союзу с просьбой переуступить авторские права, но получило отказ. Тогдашние литературные чиновники продолжали считать книгу «недостаточно советской» из-за того, что она якобы пропагандировала «чуждые нам звездные войны».

- До самых последних лет отец вел очень активную жизнь, - рассказывает Евгений, - ездил на слеты фантастов, молодых писателей. Очень много работал, по 8-9 часов ежедневно. Он всегда писал только гусиным пером и чернилами - так привык, и его почерк могла разобрать только мама. Все его романы набраны на печатной машинке ее руками.

- И в самом преклонном возрасте отец поражал всех своей энергией, молодым задором. Никогда не отказывался поиграть со мной в нашу любимую игру «кто кого перевизжит». Мы могли визжать по полчаса, пока не приходила мама, - вспоминает Татьяна. - Как-то раз на мой день рождения пришло очень много гостей, и все набились в узкую комнату. Приходит папа, ему тогда за 70 уже было. Видит, что на другой край стола ему никак не пробраться, мгновенно становится на четвереньки и переползает на свое место под столом. Первой его фразой, после того как он вынырнул, было: «Ах, какие ножки!»

Страсть Сергея Александровича к литературному труду, видимо, передалась по наследству его детям. Писательницей стала его дочь от первого брака - Наталья Романова. Автором нескольких фантастических произведений стал и Евгений Ленский. А младшая дочь Татьяна работает журналистом в газете «Маяк Балтики».



НАША СПРАВКА

Сергей Снегов псевдоним Сергея Иосифовича Штейна.

Родился 5 августа 1910 года в Одессе. По окончании в 1932 году Одесского химико-физико-математического института переехал в Ленинград, где до 1936 года работал инженером на заводе «Пирометр». С 1936 по 1957 год - на инженерных должностях в Норильском горнометаллургическом комбинате.

С 1957 года - профессиональный писатель. Член Союза писателей СССР.

К фантастике Снегов впервые обратился в 1966 году, когда в сборнике «Эллинский секрет» была опубликована первая часть его трилогии «Люди как боги». Затем выпущены научно-фантастические книги «Посол без верительных грамот» (1977), «Прыжок над бездной» (1981) и «Экспедиция в иномир» (1983).
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.