И плохой сожрал хорошего

Все новости по теме: Фестиваль «Балтийские сезоны»
Продолжается фестиваль искусств «Балтийские сезоны»

«Косметику врага», спектакль двух актёров (по роману бельгийки Амели Нотомб), привезли калининградцам эти самые «два актёра», они же - руководители двух столичных театров. А именно - режиссёр «Косметики» Роман Козак (худрук Московского драматического театра им. Пушкина) и Константин Райкин, возглавляющий «Сатирикон».

Сначала Текстор Тексель (Райкин) - просто нудный придурок. Вскоре забавный приставала становится страшноватеньким. Далее он оказывается всё более и более масштабным чудовищем. Нравственным и человекоподобным наподобие небезызвестного Парфюмера. Как не вспомнить такого Парфюмера, коли речь о такой космо-косметике?

Несчастная жертва Жером (Козак) втягивается в воронку вымороченного обаяния ситуации (а – любопытно же, что ещё этот псих Текстор расскажет) медленно, но верно. Коготок увяз - всей птичке пропасть. Пропасть в пропасти.

Наблюдаешь за всем, растаращив глаза и навострив уши, – как оригинальны мыслизмы Текселя, совершенно не обременённого человечностью! Однобоки, кривобоки, подозрительно аксиомны, подлы, но – неожиданны, гротескны, простодушны, эластичны. Поистине, органичные, урождённые, так сказать, грешники мыслят в чём-то гораздо ширше просто грешников…

И как смешны незамысловатые реплики и телодвижения Жерома, пытающегося противостоять «случайному аэродромному знакомцу». Хороший такой дядька, летит себе по делам. Застрял вот по причине задержки рейса.

Пока Жером пикируется с внезапным визави, от сцены не оторваться. По ходу дела выясняется, что чёртов этот визави – космического масштаба сволочь, чрезвычайно опасная. Не этой ли гадины безумный мозг, известью перенасыщенный, угрожающе нависает над миром, словно смертоносный метеорит (декорация)? Дамоклов меч вселенского зла? И парализованные, а, может быть, равнодушные людики (пассажиры) сидят, как засватанные, не шелохнутся в своём зале ожидания. Чего дожидаются, неизвестно. Фаталисты или дураки (разница не большая). Но – дождутся, как пить дать. Раз тут такие Тексторы разгуливают… Один Жером топорщится, молодец! Противостоит.

Актёры – слов нет. Причём контрастные. Константин Райкин – супер-«кривляка». Строит рожи, играет всем организмом, по-зверьи булькает глоткой, на полметра показывает язык! Всё – на удивление «в тему». Вроде бы это называется органикой.

Роман Козак – вполне, казалось бы, приличный господин. Сообразуясь с образом своего героя, должен бы быть методичен и скучноват. Но, как известно, в стрессовых ситуациях и мраморные фигуры (Жером) отбрасывают неожиданной конфигурации тень. При некоторой «статичности предложенного образа» Козак выразителен до невозможности. И (редко бывает): оба героя (артиста) – в одной весовой категории.

Но дальше – действие провисает, дрябнет. Оказывается, речь не об абсурдной беседе-встрече двух чужаков. Интереснейшей сама по себе. Нет, никакого самоценного хичкокизма. Всё гораздо серьёзнее. Куда ж без сверхидеи?

Оказывается, Текстор и Жером - суть мистер Хайд и доктор Джекил. И плохой совершенно «сожрал» хорошего в результате. Поучительный такой пессимизм. Вглядись в себя, человек! Горе от ума, ей-Богу. Зачем такое разоблачение, ведь и без того, кто бы сомневался?

Раздвоение и двойственность человеческой личности – такая старая, старая, старая сказка. Диалектичность мира (духовного в том числе), ясное дело, никто не отменял. Бог – это любовь, да. И – диалектика. Иначе – откуда же эволюции взяться. Или, напротив, регрессу. Никуда не денешься.

А история Тестора и Жерома и без «смысла» была чудо как хороша. Такой невнятненький поначалу случай-скелетик, наращивающий на свои куцые рёбрышки тучное мясо абсурда.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.