Янковский разговаривает с трубками, а Збруев гоняет по ночам

Все новости по теме: Фестиваль «Балтийские сезоны»
Вчера в Калининграде состоялось одно из главных театральных событий этого года - на сцене калининградского драмтеатра артисты Ленкома сыграли спектакль «Tout Paye, или Все оплачено» по пьесе французского драматурга Ива Жамиака. В постановке, которая завершила театральную афишу фестиваля «Балтийские сезоны», заняты самые яркие ленкомовские звезды - Олег Янковский (мсье Амилькар), Александр Збруев (его друг) и Инна Чурикова («жена» Амилькара).

Вообще Ленком - театр «тяжелый на подъем» и довольно мало выезжает со своими спектаклями. Главная причина в том, что декорации Олега Шейниса, любимого художника Марка Захарова, хоть и очень хороши, но чрезвычайно громоздки для перевозки. Поэтому для спектакля «Все оплачено» были созданы специальные декорации в стиле минимализма, которые помогли сделать постановку «более мобильной».



Пьеса о продажной любви

Речь в пьесе идет о некоем загадочном господине, которого - еще до начала сценического действия - предают близкие люди. Пережив личную драму, мсье Амилькар решает, что куда проще и надежнее покупать чувства за деньги. Он нанимает людей, которые должны изображать его друга и любящих домочадцев, и за очень хороший гонорар требует от них убедительной имитации любви и преданности. По ходу дела работодатель и наемные работники проникаются друг к другу настоящими, не предусмотренными в контракте чувствами, но тут выясняется, что Амилькар - злостный растратчик. Деньги на красивую жизнь и покупные чувства он брал в кассе фирмы, в которой работал бухгалтером. В финале главный герой пускает себе пулю в лоб.


``

Мрачный финал пьесы Жамиака режиссер, впрочем, решил изменить. Потерпевшего крах героя, который уже готов застрелиться, героиня Чуриковой останавливает словами из фильма Марка Захарова: «Почему у вас такое серьезное лицо, мой друг? Все глупости в мире совершаются именно с таким лицом». Захарова, как известно, Янковский ослушаться не может. Оттого, видно, и не стреляется.

- Что же все-таки нужно человеку для счастья? В этом спектакле мы ищем, но так и не находим ответа на этот вопрос, - поделился с журналистами Олег Янковский.



«Мы не умеем делать драйв в кадре»

Впрочем, о самой постановке актеры говорили мало, не желая раскрывать тайны предстоящего спектакля. Гораздо охотнее мэтры рассуждали о современном кино и театре.

- Современные режиссеры и в театре, и в кино очень увлеклись формой в ущерб внутреннему содержанию, - говорит Олег Янковский. - У меня сейчас около пяти сценариев лежит, где, к большому сожалению, преобладает форма и где нет сути, боли душевной. У меня и сын мой, поддавшись всеобщему увлечению красивостью, драйвом, снял картину «Меченосец». По сравнению с такими картинами, как «Статский советник», с «Меченосцем» его занесло. Все, что там есть, - эффектная картинка. Но не более. Я это оцениваю как болезнь роста нового поколения. Сейчас очень активно ворвалось молодое поколение в кино, и они, наверное, с другой стороны, умеют что-то делать такое, чего мы не умеем. Вчера мы с Александром Викторовичем (Збруевым. - Ред.) выехали в аэропорт Калининграда часа за три, боялись опоздать и болтали. Он спросил, жалко ли мне представителей нашего поколения, которые имеют опыт, у которых есть что сказать, которые могут привнести свои переживания? Да, безусловно, жалко, но кое-что мы не умеем уже. Этот драйв в кадре, ритм… То же самое было и в начале двадцатого века, когда в противовес Станиславскому режиссеры опять увлеклись формой. Вот и сейчас, на переломе столетий, увлечение формой стало преобладать. Надо быть терпимее. Хотя, лично по мне, многие современные фильмы и постановки придуманы и холодны. Что греха таить, и в нашу сторону, ленкомовцев, уже по-другому смотрят. Я бы так однозначно все современное искусство не зачеркивал и так хмуро не смотрел бы вдаль, потому что все это - естественные этапы нового витка развития.



О трубках и автомобилях

Все время, пока длилось общение с журналистами, Олег Янковский, не торопясь, вдумчиво и со смаком, раскуривал трубку, пускал два-три колечка дыма и снова ее откладывал.

- Я отказался от плохих сигарет, перешел к трубке и сейчас получаю от этого огромное удовольствие, - пояснил он. - Курение трубки - это такое особое состояние. Трубка - это же целая философия, она теплая, с ней можно разговаривать, можно по настроению выбирать трубки из разных пород дерева, разные табаки...

У Александра Збруева - другие пристрастия: общение и вождение машины, которые артист сочетает, катаясь на автомобиле по ночной пустынной Москве.

- Я обожаю ночью сесть в машину, чтобы никого не было на улицах, и долго-долго ездить по Москве. Могу остановиться около любого человека, который голосует на дороге, и отвезти его, поболтать с ним. У меня был случай, что я как-то проезжал мимо девушек-проституток, стоявших в ряд. Я остановился, узнал, сколько стоит, посадил ее в машину, и часа два мы катались по городу. Она не могла понять, зачем я ее посадил, а я ее просто слушал. Она рассказала, что у нее есть семья, ребенок, а я просто молчал. И когда время закончилось, я ее, очень удивленную, подвез обратно на то место, где она стояла. Поразительно, сколько всего необычного может произойти ночью.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.