С оглядкой на модерн: каким зданиям в области хотят присвоить статус памятника

В конце прошлой недели члены общественного совета при областной Службе государственной охраны памятников обсудили, какие строения в регионе следовало бы включить в перечень зданий и сооружений, обладающих признаками объектов культурного наследия. Из одиннадцати позиций в этот список рекомендовано включить больше половины. «Новый Калининград» побывал на заседании и рассказывает о самых любопытных сооружениях из предложенного перечня — мельнице, домах в Светлогорске, бывшем здании полицейского участка, водонапорной башне и популярном в конце прошлого и позапрошлого столетий ресторане.

Мельница. Поселок Чехово, Багратионовский район

Мельницу построили в период Первой мировой войны, а точнее в 1916 году. После Великой Отечественной войны ее восстановили и стали использовать по прямому назначению — для помола зерна. На сегодняшний день у здания сохранились аутентичные фасады и окна, в проемах стоит оригинальное стекло. Внутри тоже много чего осталось. Например, сохранились подъемные механизмы и некоторые элементы интерьеров: аутентичный спуск для мешков, полностью оригинальные перила, противопожарные двери. Под трассой рядом со зданием находятся механизмы для подачи воды, добавил архитектор Олег Ли. А Мосиенко отмечает, что собственник даже предпринимал некоторые попытки по консервации объекта.

Мосиенко считает, что при желании мельницу действительно можно было бы эксплуатировать. И если придать ей статус объекта культурного наследия, то у собственника появятся обязанности по ее содержанию. «Мельница может стать ключевым объектом для развития этого населенного пункта, которые используется как транзитный», — предполагает краевед.

По словам архитектора и общественника Олега Ли, собственник готов продать мельницу за большие деньги, так как не хочет, чтобы объект был утрачен. «Потому что продажа за небольшие деньги подразумевает демонтаж на кирпич», — отметил Ли.

«Банхофсотель». Здание «железнодорожного отеля». Зеленоградск, ул. Ленина, 10.

Предположительно, гостиница была построена одновременно с железнодорожным вокзалом в 1885 году — чтобы пассажиры, приехавшие в Кранц, могли там останавливаться. Руководитель исторического отдела регионального движения «Прусское Культурное наследие» Анна Королева, говорит, что в здании сохранилось много аутентичных элементов, хотя в некоторых местах требуется восстановить декор.

Королева отметила, что видимый сегодня облик отеля — результат перелицовки, которую произвели на рубеже XX века. Общественница предполагает, что модным на тот момент видом здания собственник по всей видимости хотел привлечь как можно больше приезжавших в Кранц людей. Впервые отель попал на фото в 1905 году в момент железнодорожной аварии, когда с рельсов сошел поезд Кенигсберг-Кранц.

Знаковым для Зеленоградска называет здание бывшей гостиницы архитектор Олег Ли. В 1950-1960 годах здесь располагалась единственная в Зеленоградске гостиница, а также ресторан «Волна». А с 1990-х годов вместо ресторана на первом этаже появился магазин с таким же названием. В нулевых к зданию пристроили кирпичное сооружение, впоследствии занятое кафе. В целом здание отеля неплохо сохранилось.

У «Банхофсотеля», как и у многих отелей и пансионатов приморских городов того времени, был свой логотип, изображавшийся на посуде или других предметах быта. В местном музее хранится чайная чашка с логотипом гостиницы.

Водонапорная башня на улице Яналова в Калининграде

Когда-то эта водонапорная башня была собственностью Кенигсбергского коммунального предприятия «Городской двор Хуфен». По данным краеведов, комплекс зданий этой компании был построен в 20-30-х годах ХХ века. Помимо башни комплекс включал гаражи, цеха для ремонта автотехники и офисные помещения. В послевоенное время здесь располагался Калининградский авторемонтный завод.

В Кенигсберге промышленные предприятия самостоятельно добывали воду для технических нужд. Для этого на седьмом этаже башни, над часами, установили резервуар. Слева от входа в башню находится глубокий бетонный колодец диаметром три метра. Из этого колодца по трубам и закачивали воду в башенный резервуар, оттуда жидкость подавалась в цеха. Мосиенко отмечает, что отличительной чертой архитектуры межвоенного периода были часы. Оба циферблата на сегодняшний день неплохо сохранились.

Эта башня — довольно яркий пример индустриального наследия, а упрощенный облик здания, по словам краеведа, относит к эстетике промышленной архитектуры конца тридцатых годов.

Башня.jpg

Дом в Волшебном лесу, Светлогорск

Дом на улице Садовой, 2, расположен на территории бывшего Волшебного леса (Zauberwald). В довоенное время это место позиционировалось как насыщенное свежим лесным воздухом. Как отметил архитектор Олег Ли, здание, стоящее на углу бывших Вихертрштрассе и Хоффманнштрассе (совр. ул. Садовая и ул. Гагарина), — характерный образец рационального модерна — стиля, господствовавшего на курортах Восточной Пруссии в 1910-х годах. Этот многокомнатный дом построили в смешанной кирпично-каменной технике, с включением элементов открытой фахверковой конструкции в верхних частях здания.

Кто проектировал дом, неизвестно, но, как отмечает Олег Ли, архитектор уделил особое внимание уличному фасаду, выходящему на ул. Садовую. А часть здания представляет собой своеобразно застекленную веранду, выполненную в технике фахверка.

По информации архитектора, дом очень хорошо сохранился. За прошедшее столетие здание оно почти не изменилось: сохранились аутентичные рамы, фурнитура и многочисленные деревянные элементы конструкции.

Бывший полицейский участок Меляукена. Поселок Залесье, Полесский район

Впервые здание полицейского участка Меляукена (сейчас поселок Залесье) упоминается на рекламных фотокарточках 1905-1920-х годов. Правда, само здание на снимках изображено частично или почти скрыто, главным образом потому, что рекламировали отель, расположенный поблизости.

По сведениями краеведов, в полицейском участке содержали обвиняемых, ожидавших решения суда. Камеры в здании располагались на втором этаже.

По мнению общественницы Марины Порсиной, наибольший интерес представляет главный фасад бывшего полицейского участка, декорированный тремя небольшими башенками. При строительстве здания фронтон был украшен сдвоенным окном в романском стиле — в виде двух маленьких арок с общей центральной кирпичной стойкой. По бокам от окна есть выемки в виде двух крупных крестов. Порсина предполагает, что символы веры на административном здании, особенно на таком как полицейский участок, должны были напоминать местным жителям и приезжим о необходимости следовать законам — как божьим, так и человеческим.

В советский период к зданию полицейского участка добавили две пристройки. Сегодня стены бывшего участка разрушаются от корней деревьев и неправильного водоотведения. Более того, часть крыши пострадала во время пожара. По мнению Порсиной, сооружение необходимо спасать, иначе оно и дальше будет разрушаться.

police.jpg

Летний дом в Светлогорске

Жилой летний дом, расположенный на ул. Маковского, 7, в Светлогорске некогда находился в историческом жилом и деловом районе «Раушен-Орт». Дом построили по проекту архитектора из Кёнигсберга Макса Щенвальда. По данным краеведов, летние дома и приморские виллы занимали значительное место в творчестве архитектора. Так, Щенвальд построил несколько летних домов в Раушене. А еще в число его работ входит, например, железнодорожный вокзал в поселке Отрадное, построенный в 1912— 1913 годах. В выявлении этого дома (а также дома на ул. Садовой в Светлогорске) участвовала Ирина Белинцева, одна из главных экспертов по архитектуре Восточной Пруссии.

Калининградский архитектор Олег Ли указывает, что дом выстроен как пятистенок из бруса, сложенного «с остатком», с двумя большими окнами на первом этаже главного фасада, одно из которых сейчас частично заложено. По словам Олега Ли, к 2019 году здание сохранилось с незначительными изменениями и требует не только научного изучения, но и статуса памятника архитектуры.

дом.jpg

«Ресторан „У тюленя“», Зеленоградск. Находится недалеко от скульптуры тюленя на променаде

Рестораторы Кранца (сейчас Зеленоградск) всегда пытались привлечь внимание гостей курорта новыми и необычными зданиями, рассказывает со ссылкой на исследователей общественница Анна Королева. До настоящего времени дожило лишь несколько деревянных построек. Одна из них — здание бывшего ресторана «Цум Зеехунд» («К тюленю»/«У тюленя»). Когда-то на коньке сооружения размещалась фигурка этого морского животного, но со временем она исчезла.

По данным исследователей, этот дом построили на набережной около 1889 года по проекту безымянного архитектора. Когда-то строение находилось на улице Батоцкишстрассе, 6. Сейчас здесь променад. Сопоставив подписи и даты на старых открытках, исследователи пришли к выводу, что заведение не раз меняло название и внешнее оформление. На фасаде до сих пор сохранились надписи Cafe и Restaurant. Некоторое время заведение называлось «Германия-Кафе». А с середины 1920-х годов оно приобрело известность как пансион Meeresspiegel, работавший круглый год.

После Второй мировой в здании находился один из корпусов зеленоградского санатория. В это время у строения появились несколько кирпичных пристроек, изменивших его вид почти до неузнаваемости. В двухтысячных тут функционировало летнее кафе, а в последние годы в здании была мастерская. Летом, отмечает Королева, строение используют как подсобное помещение для уличного ресторана. По словам общественницы, сейчас состояние дома близко к аварийному и он нуждается в срочной реставрации.

По словам Королевой, это здание уникальное и не имеет аналогов в городе. Со ссылкой на исследователей Королева говорит, что для градостроительного развития балтийских курортов был характерен постепенный переход от нерегулярной планировки рыбацких деревушек к линейной градостроительной структуре. По ее мнению, современная линия застройки в том же Зеленоградске является прямой наследницей эпохи модерна, хотя внешний облик зданий почти полностью изменился.

«Ресторан „У тюленя“», отмечает Королева, тоже относится к архитектуре модерна. Впрочем, эксперты говорят, что здание, скорее всего, проектировал непрофессионал. «Это очень провинциальный стиль, с оглядкой на модерн. Это не профессиональная работа с точки зрения качества, что, впрочем, не умаляет ее достоинств», — заметил во время совета по культуре один из архитекторов.

Текст — Олег Зурман, «Новый Калининград», фото — Олег Ли, Анна Королева, Ирина Белинцева, Евгений Мосиенко, Марина Порсина.

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

С легкой руки премьера

Замглавреда «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, как вероятно был поставлен рекорд хищения из бюджета.