Плюсы и минусы новой системы управления театрами

Большинство театров Калининградской области сейчас напоминают собой встревоженный пчелиный улей. В коллективах горячо обсуждается новая система управления театрами, которая с этого года внедряется по всей стране. Её суть в том, что каждый театр должен сделать осознанный выбор: либо уйти в «автономное плавание» и зарабатывать деньги самостоятельно, либо, оставаясь «на бюджетной игле», значительно ужать свои творческие планы.
Слово «реформа» у нас уже давно относится чуть ли к ненормативной лексике. А новое словосочетание «театральная реформа» у многих представителей Мельпомены вызывает нескрываемую бурю негодований.

Нина Лемеш, директор «Тильзит-Театра» (Советск): «Мы никогда не жили хорошо. Мы всегда в чем-то нуждались, как-то бедствовали… И вот так случилось, что именно в этом году настали времена, когда стало полегче. Мы еще не надышались, не нажились этой славной жизнью, когда вроде бы на все хватает! А тут – нам говорят, что опять плохо, надо по-другому!».

По новому закону учреждения культуры должны будут существовать либо как государственные, либо как автономные учреждения. Смысл изменений - превратить русский репертуарный театр в прибыльно работающее культурное предприятие. На гамлетовский вопрос « Быть или не быть»? Николай Петеров отвечает однозначно и утвердительно.

Николай Петеров, художественный руководитель областного драматического театра (Калининград): «Как в чеховской "Чайке", помните - «Без театра нельзя, ребята». Он будет. Другое дело, каким он будет. Каким его хотят сделать. Люди, которые, может быть, слишком ретиво хотят выполнить что-то такое, чего и сами не понимают. Очень опасно. Нужно сохранить и поддержать то, что есть».

Форма «АУ», то есть «автономное управление», - что-то вроде троянского коня. Если творческий коллектив соглашается на него, то тут же появляется некий наблюдательный совет.
В него могут войти не менее пяти, но не более 11 человек. Причем коллектив театра вправе претендовать максимум на треть мест в этом совете. Остальные места будут отданы чиновникам и представителям общественности. Несложно представить, большинством чьих голосов будут решаться финансовые, имущественные и художественные вопросы.

Андрей Пржездомский, член Общественной палаты России: «Если и вносить изменения в систему управления театром, в администрирование театральной деятельности - это надо делать с очень большой осторожностью. Потому что и так за последние годы мы утратили очень многое из нашего культурного достояния».

Правда, среди наших театральных деятелей есть и сторонники этой реформы. Валерий Лысенко изменений не боится. По его мнению, сильный театр не погибнет, все должен решить зритель.

Валерий Лысенко, художественный руководитель областного Музыкального театра: «Если я делаю этот шаг, допустим, перехожу в АУ, что я и хочу сделать. Я перейду в АУ, ничего не изменится. Театр будет развиваться, театр будет жить, если он здоров, если у него творческий потенциал приличный. Он будет жить. Ты не согласен с государственной политикой, с правительством области, уйди в отставку. Скажи, я с вами не согласен, друзья, и это будет правильный поступок».

Театр - искусство элитарное. По сему недешевое. Содержание театров «нерентабельно» для российской экономики. Выход – перевод творческих коллективов на коммерческие рельсы. И как шутят по поводу «рельсов» сами актеры, «уж лучше сразу под поезд».
Русский театр – всемирно известный бренд. Но театр репертуарный. Новая же форма управления - автономная, по мнению театральных деятелей, это шаг к антрепризному театру. Профессионалы, много лет отдавшие сцене, уверяют, что лишь в такой форме театр существовать не может. Чтобы состояться, артисту нужен не цыганский фургончик, а дом - со своим лидером, мощными традициями, непрерывным процессом творчества.
Источник: ГТРК Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.