Евгений Гришковец приехал в Кемерово

На оба спектакля билеты были раскуплены заранее, залы переполнены студентами, “околостудентами” и “постстудентами”. Атмосфера в зале была самая теплая и даже дружеская, словно люди действительно пришли на встречу со своим давним знакомым, которого долго не видели. Смеялись, кажется, слишком много, но – “по делу”, и действие спектаклей то и дело разбавлялось аплодисментами. Как известно, Гришковец родился в Кемерове, окончил наш университет, здесь занимался в студии и играл в театре пантомимы. В 1990 году он организовал независимый театр “Ложа”, в котором поставил девять спектаклей, основанных на собственных авторских текстах. Впервые после отъезда в Калининград в 1998 году и насыщенной творческой жизни в столице модный режиссер, драматург, а теперь и литератор выступил на сцене родного вуза. На последовавшей затем пресс-конференции Гришковец признался, что “на этой сцене пережил самые счастливые минуты”, потому что тогда “всё только начиналось”: – Сейчас во время спектаклей я испытал ощущение вернувшейся молодости. Тогда всё воспринималось более остро и сильно. Эта сцена всегда была шумной и сложной. И я прекрасно знаю, что утихомиривать студентов бессмысленно. Однако организацией спектаклей и публикой я доволен. Для молодых играть приятнее. Они более жизнерадостно и непосредственно реагируют. Интересно еще и то, что я в таких “специальных” местах давно не играл. Играю обычно на академических и только иногда на не очень академических площадках. Во время прошлых гастролей в родном городе (тогда, два года назад, Гришковец показал “ОдноврЕмЕнно” на сцене Областного драматического театра) обладатель двух театральных премий “Золотая маска” и литературного “Антибукера” посетовал на слишком высокий темп своей творческой жизни, который продолжает ускоряться, и помечтал в духе Фореста Гампа, который, как все помнят, бежал, бежал и вдруг решил остановиться. В этом году результатом такой остановки (у собственного продюсера Евгений выпросил три свободных месяца без гастролей) стал написанный в апреле и выпущенный в издательстве “Время” роман “Рубашка”. В сентябре Гришковцу за это произведение была присуждена Национальная книжная премия. На этот раз Евгений сообщил, что “научился справляться со временем и расчищать его для того, что более ценно”. И итогом следующей “остановки” станет книжка рассказов. К ее осуществлению автор уже приступил, написал первый рассказ под названием “Спокойствие”. Скоро данное произведение будет опубликовано в журнале “Знамя”: – Сейчас я продолжаю работать в жестком гастрольном графике. За октябрь и ноябрь мне предстоит сыграть 50 спектаклей в 18 городах, в том числе за пределами страны. Глупо жаловаться. Я сам этого хотел и уже привык, что это и есть нормальные рабочие будни. Однако меня всё больше занимает литературная деятельность. “Книжная” аудитория несравнима по количеству с театральной. К примеру, первый сборник пьес разошелся тиражом 80 тысяч экземпляров. В ноябре в издательстве “Эксмо” выходит полный сборник пьес “Зима” и его тираж будет не меньше. Даже при активной гастрольной жизни мои спектакли никогда не посмотрит такое количество зрителей. К тому же спектакли нужно обеспечивать собой, своим здоровьем и временем, которого крайне мало. После получения “Масок” я понял, что на меня возникла театральная мода. Недостатка в рецензиях на каждый новый спектакль не было. Сейчас у меня дома в специальной папке сложены 15 курсовых и две дипломных работы, сделанных по текстам моих пьес. Приятно, что для кого-то я являюсь данностью в литературном контексте… Возможно, в скором будущем Евгений Гришковец прославит родной край и в своем кинотворчестве. Во всяком случае, со своим другом и земляком Владимиром Машковым, встретившись на фестивале в Лос-Анджелесе, они обсуждали будущий проект “Сибирского амаркорда” про собственные детские и юношеские годы: – Я на Володю очень надеюсь. Он умеет снимать фильмы. Я думаю, у него найдутся силы и драйв и для нашего совместного проекта. У нас есть что-то очень разное, что сказать о родных краях. Тем интереснее был бы результат. Другой кинопроект, к которому “не торопясь” начал подступаться Гришковец, это экранизация трех рассказов Василия Аксёнова (в том числе “Жаль, что вас не было с нами”). Во всяком случае, переговоры с автором уже ведутся, и Аксёнов также упоминал в одном из своих последних интервью о киносотрудничестве с Гришковцом. – Я трепетно отношусь к творчеству Василия… и как автор кое-чему у него научился. А потому был бы очень рад сделать фильм по его рассказам. Однако кино – дело небыстрое. И потом, мне не очень нравится управлять большим количеством людей, как этого требует весь трудоемкий кинопроцесс, – сказал Евгений. Среди других литературных влияний Гришковец-писатель выделил Олешу, особенно его роман “Зависть”: – Прежде чем написать “Рубашку”, я перечитывал “Зависть” несколько раз, чтобы понять, как написан этот один из самых коротких романов в мировой литературе. Тем, кто начинает писать, можно попасться на удочку и написать много необязательного. А потому те, кто хочет, чтобы я много писал, не дождутся. Я много писать не буду. Прежде чем ответить на вопрос о том, как часто меняется его мироощущение и самооценка, интервьюируемый задумался, затем вымолвил – “Периодически”: – Ну вот раньше я думал, что мне необходимо поехать в Германию, Австрию или Южную Африку, потому что я там совершенно необходим. Оказалось, что нет, там и без меня хорошо. Когда удаётся проститься с очередными иллюзиями, сразу появляется другой человек. Вот еще раньше другой человек (то есть я) сидел в Кемерове, был уверен, что никуда не поедет, и говорил: “Пусть критики сами сюда приезжают смотреть мои спектакли”. Того человека тоже уже нет. Постановку своего спектакля “Осада” во МХАТе имени Чехова Евгений воспринял “без трепета”, “как нормальный рабочий процесс”: – Если бы я шагнул с этой сцены сразу на мхатовскую, то находился бы, вероятно, в полуобморочном состоянии. После полугода репетиций трепет исчез окончательно. И даже члены правительства на премьере не добавили волнения. Скажем, на первых спектаклях театра “Ложа” я переживал гораздо больше. Слегка коснулся Евгений и своих сложных взаимоотношений с телевидением, а также назвал причину своего отсутствия на церемонии вручения премии “Тэффи”: – Мне предложили сделать “вставной” номер. Раньше в этой роли выступал Жванецкий. Я подготовил выступление и показал его Михаилу Козыреву, который был у меня в гостях. Когда подошел срок церемонии, стало ясно, что пригласили меня в одной стране, а выступать придется в другой. Меня не было, а Михаилу пришлось процитировать текст по памяти – то, что он запомнил. Полный текст я отдал “Новой газете”, теперь его выложили в Интернет. В заключение встречи с журналистами на простой вопрос, где и когда Евгению как обычному человеку бывает хорошо, Евгений и ответил как вполне обычный человек: – Чаще всего мне бывает хорошо дома. Весной у меня родился сын, и мне удалось провести с ним некоторое время… Неожиданно может стать хорошо в совершенно любом месте. Или в мае, например, подумаешь: “Ой, как хорошо” – а уже лето. А потом осень, и опять нехорошо. А вот я недавно получил премию “Дебют”, снова стал самый молодой и “подающий надежды”, и мне вроде как опять стало ненадолго хорошо…
Источник: Губернские ведомости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.