Евгений Гришковец: Больше играть один не буду. Не весело это...

Екатеринбург – город все-таки зажиточный, то есть в нем живет достаточное количество людей, способных купить билет на модный спектакль. Поэтому в столицу Среднего Урала так любит приезжать наша театральная богема со своими постановками. На этот раз на сцене екатеринбургского драматического театра выступал знаменитый в России /и не только/ человек-театр Евгений Гришковец. На этот раз он привез два спектакля: “Планета” и “Титаник-92”.

Евгений Гришковец довольно любопытное явление в театральной жизни России. За довольно короткий срок он превратился из провинциального режиссера в лауреата "Антибукера", "Триумфа", "Золотой маски", причем в различных номинациях - как драматург, актер и режиссер. Приехав в Екатеринбург, Евгений Гришковец и актриса Анна Дубровская /которая задействована в “Планете”/ дали пресс-конференцию, краткий отчет с которой мы и решили представить нашим читателям.

Вопрос: Расскажите, что представляет собой спектакль “Планета”?

Евгений Гришковец: Спектакль “Планета” - это самая свежая моя работа, точнее, совместная наша работа с Анной Дубровской. Этот спектакль впервые будет играться на такой большой сцене. И только второй раз он будет показан в российской театральной провинции. Прошу прощения за это слово “театральная провинция”, хотя ничего плохого я в нем не вижу. До этого спектакль был показан публике в Санкт-Петербурге, Москве и на самых престижных европейских фестивалях: в Авиньоне, в Вене, в Берлине и так далее. Но мы не могли вывезти его на настоящие гастроли, где очень хотелось его показать, где мои спектакли уже знают и ждут. Нам удалось вывезти спектакль в Нижний Новгород, а вот теперь в Екатеринбург. Наконец-то театральная провинция, Екатеринбург, смог позволить себе этот спектакль. Вы увидите настоящую сценографию в исполнении очень хорошего профессионала Ларисы Ломакиной. Европейцы были в восторге от этой удивительной, тонкой, современной сценографии, которую она делает. Анна Дубровская в этом спектакле не только актриса, но и соавтор текста, то есть монолог, который вы сегодня услышите, она сама написала, я только редактировал. Премьера спектакля была в 2002 году в Центре Мейерхольда. Еще один город, который может позволить себе этот спектакль – Новосибирск. Другие города российские не могут себе его позволить ни финансово, ни технически.

Вопрос: Почему Вы в Екатеринбурге не показываете “Как я съел собаку”?

Евгений Гришковец: Я играю его там, где до того не играл. У меня в октябре было 24 спектакля в разных городах и странах. В ноябре получается больше 20. Если еще играть “Как я съел собаку”, то это получится больше 30 спектаклей в месяц. Если я его сыграю в Екатеринбурге, то в Нижнем Новгороде спросят, почему я его там не играю, спросят в Новосибирске и так далее. А в Челябинске буду играть, потому что в Челябинске вообще ни разу не выступал. Я его играю там, где у людей не было ни шанса, ни возможности его увидеть.

Вопрос: Текст будет дополняться?

Евгений Гришковец: По сравнению с тем, как это было в книге, текст уже сильно дополнен и изменен, мало того, он будет в известной степени адаптирован, трансформирован. В Москве это сильно московский текст, в Питере – это сильно питерский текст, а здесь я, по возможности, сделаю екатеринбургский текст. Уже записан спектакль “Как я съел собаку”, в этом году будет записан и выйдет на DVD спектакль “ОдноврЕмЕнно”, а в следующем году это будет “Планета”.

Вопрос: В сентябре сняли с эфира Ваше интервью одному из федеральных телеканалов. Чем это было вызвано и что в нем было?

Евгений Гришковец:Это было интервью буквально в те дни, когда только-только закончились события в Беслане, и когда только-только страна начала отходить… Программа “Вести недели” прислала ко мне корреспондента в Калининград. Я говорил по этому поводу то, что думаю и то, что считаю нужным было сказать тогда… То, как я чувствовал ту ситуацию. Это интервью даже анонсировалось, потом мне позвонили и сказали, что его не будет. Меня тут же успокоили, сказав, что убрали два интервью – академика Гинсбурга и мое. Что я там такого говорил? Я не буду повторять – ситуация уже не та, да итак понятно что я там говорил.

Вопрос: Почему вы выбрали Анну Дубровскую для этого спектакля? И Анна, как Вам эта работа?

Евгений Гришковец: Я скажу очень коротко: выбор был не простой. Анну я видел в одной работе - в спектакле Олега Меньшикова “Горе от ума”, она была ослепительно красива. Я кастинг не собирался устраивать, кастинг похож на поход в супермаркет. Я выбрал три актрисы и решил сделать так: предлагаю актрисе играть, если сразу соглашается работать в этом спектакле – я другим даже не звоню. Мы начинаем работать и будем работать до результата. Ели отказывается, значит, звоню другой. Аня была первой, кому я позвонил. Она сразу согласилась. Я думаю, что где-то через год я соберусь делать новый спектакль. И все: один я не хочу. Мне как-то не весело одному.

Анна Дубровская: Что касается работы с Женей, то весь процесс был не типичный для театральной работы. Это было легко, непринужденно. Мы больше не репетировали, а разговаривали о жизни, о своих взглядах, интересах. И как-то так нам было хорошо, уютно, легко и просто. И в результате всего это процесса, где-то за неделю, полторы до выпуска, мы в результате наших разговоров, общения поднапряглись и за неделю спектакль был выпущен. Он легко играется и принимается зрителем.

Вопрос: У Вас на 1 декабря назначена презентация альбома “Петь”, в каком клубе пройдет презентация? Приедете ли Вы с этим альбомом в Екатеринбург?

Евгений Гришковец: Я уверен, что приедем. Думаю, уже весной. Это зависит от приглашения, а я уверен, что из Екатеринбурга оно поступит. Релиз альбома “Петь” будет первого декабря. Это будет очень мощный концерт с хорошим звуком, со всеми техническими возможностями, какие только есть. В программе “Петь” 11 трэков. Это первоклассный альбом. Он настоящий музыкальный шедевр. Альбом удивительно сведен. Хорош по звуку. А тексты, которые там звучат, лиричные, тревожные и они написаны с большим пониманием того, что мы делаем. Первый альбом был в большей степени литературный. Это отличный рок-альбом. Будем играть в клубах, но мы можем выдержать и полуторатысячный зал. Если будут такие предложения, то мы с удовольствием сыграем. Этот альбом является таким успокоением, такое успокоительное высказывание для подавляющего большинства людей, которые не обладают ни голосом, ни слухом.

Вопрос: Евгений, сколько часов в день работаете и как расслабляетесь?

Евгений Гришковец: Здесь нет никакой системы. Когда я писал роман “Рубашка”, я работал часов по 12 в день и мог бы работать больше, если бы пальцы просто не скрючивались от ручки. И расслабляться совершенно не хотелось. Я пишу ручкой и почти не исправляю текст. Если бы я умел отдыхать, я бы отдыхал. Пока я еще не дорос, не набрался мудрости. И еще не вошел в ту чудесную пору жизни, когда научусь отдыхать. Никак чего-то не расслабляюсь. А выпить могу. Последнее время пиво не нравится, могу выпить водки с удовольствием.

Вопрос: В романе “Рубашка” Ваш герой терпеть не может теленовости. Как Вы соотносите себя с героем романа?

Евгений Гришковец: Да там сказано: некрасивые люди говорят неправду. Думаю, еще миллионов десять в нашей стране могут тоже самое сказать относительно теленовостей.

Наша справка. Любопытна биография человека-театра Евгения Гришковца. Вот что он сам о себе рассказывает:

“Я родился в 1967 году у студентов второго курса в Кемерове. Они не подкидывали меня бабушкам, всюду брали с собой, даже когда уехали учиться в аспирантуру. Это была семья, и в этом было ее основное благополучие. Я надеюсь, что жизнь распорядится так, что однажды я буду помогать родителям. Их зовут Валера и Соня.

Учился в Кемеровском университете, поступил на филологический факультет в 1984 году, окончил его в 1994-м. Сначала меня с третьего курса призвали в армию. Три года в морфлоте.

Поначалу казалось, что служил зря, теперь я играю спектакль "Как я съел собаку", где рассказываю о своей службе. Этот спектакль очень многое определил в моей жизни, выходит, - служил не зря.

После дембеля немного поучился и решил уехать из страны. Тогда было сильное ощущение, что мы здесь понапрасну теряем время, была сильная иллюзия насчет западного образа жизни, казалось, что где-то нас с нашими идеями ждут - не дождутся. Я провернул лихую комбинацию - дождался объединения ГДР и ФРГ, приехал по приглашению в ГДР и под шумок махнул в Кельн. Там в Красном Кресте рассказал, какой я жутко угнетенный, какой в Сибири кошмарный антисемитизм. Поверили, послали в фабрику-столовую мыть посуду и жить в общежитии. Мне хватило трех дней, чтобы антисемитизм в Сибири значительно уменьшился.

Вернулся, в 1990 году организовал театр "Ложа", а заодно как-то мимоходом окончил филфак. Вплоть до 1998 года мы делали по спектаклю в год, иногда получалось даже два, выступали на фестивалях самодеятельных театров, ездили за границу.

В 1998 году я твердо решил уехать из Кемерово: я видел, что наш театр умирает, времени им заниматься у меня не стало, мне нужно было загнать себя в условия, в которых я либо продолжил бы театральную деятельность, либо начал бы заниматься чем-то иным. В результате возник спектакль "Как я съел собаку", который впервые я показал для семнадцати зрителей в курилке у буфета в Театре Российской армии в ноябре 1998 года. Этот показ стал поворотным в моей жизни”.
Источник: Накануне.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.