Гитлеровцы обороняли бункер до последнего солдата

Необычный проект

«Комсомолка» продолжает следить за ходом поисковых работ на загадочном сооружении времен Третьего рейха, обнаруженном под Калининградом краеведами-любителями. (Предыдущие публикации на эту тему можно найти в номерах «КП» от 6, 20 и 26 декабря 2007 года и в еженедельнике за 17 января 2008 года.) На днях своими соображениями о таинственном «бункере» поделился Николай ШАЛИМОВ, который, собственно, и вышел на нас с этой информацией. Будучи по образованию инженером, он о многом может судить с профессиональной точки зрения.

- Сам проект весьма необычен для Восточной Пруссии, - говорит Николай. - Одно из предположений - это мог быть элемент гидролизной установки для получения синтетического бензина из бурого угля. Такие интенсивно строились по четырехлетнему плану развития Германии в 1937-1941 годах. Кстати, уполномоченным по делам этого плана был лично рейхсмаршал Герман Геринг. Однако сооружение явно недоработано, не имеет - и, возможно, никогда не имело входов, линий электроснабжения, связи и системы вентиляции. Зато располагает подобием загрузочной шахты и узлом крепления такелажных приспособлений (для спуска и подъема грузов).

Вместе с тем, отмечает специалист, «недострой» был прекрасно замаскирован. С воздуха - с помощью засыпки части поверхности песком (его брали из карьера неподалеку) и покраской под песок видимой части сооружения. С земли маскировка носила дезинформирующий характер: бункер выглядел как обычный армейский полевой склад. Тем более что поблизости в 1945 году действительно дислоцировалось танковое подразделение.

Но вот инженерная защита, по мнению нашего эксперта, была явно несоразмерна со значением небольшого «склада». Кроме двух наблюдательных вышек, объект окружали противотанковый ров, защитные валы с огневыми точками, в капонирах отстаивалась тяжелая боевая техника.


Немцев выселили немцы

- Секретный объект обустроили в традиционном месте сбора охотников. Специально для них даже проложили две насыпные дороги, уходившие в пойму Прегеля, - продолжает Шалимов. - На некоторых деревьях - 200-летних грабах - были вырезаны изображения утки, тетерева, зайца и лисы. Они заметны до сих пор, хотя видно, что их пытались уничтожить. А из документальной хроники известно, что главный имперский лесничий и охотничий, которым также являлся Геринг, одобрительно реагировал на такие отметины. И только он мог отдать приказ о подобном строительстве в фактически принадлежавших ему угодьях.

Еще одна интересная деталь - все близлежащие хутора были выселены еще задолго до приближения советских войск к границам Восточной Пруссии. Исключение сделали только для весьма уважаемого в Германии семейства графов фон Денховов, у которых в этом районе было обширное имение. Но и его владельцев в 1944 году эвакуировали в глубь Германии поездом, что считалось величайшей привилегией. Хотя аристократы были в непростых отношениях с национал-социалистами. Может, просто в тот момент лишние свидетели стали окончательно нежелательны? Неспроста ведь по ночам до обитателей имения доносился гул грузовиков, спешивших по направлению к бункеру.

Известно, что Геринг именно Восточную Пруссию считал самым надежным местом для скопленных им несметных сокровищ. Остальную территорию Германии, допускал рейхсмаршал, могут захватить англичане или американцы. А уж русских на древней орденской земле он не мог видеть и в кошмарном сне.

Но история опрокинула предположения Геринга. И, думается, неспроста гитлеровцы оказали Красной армии яростное сопротивление как раз в районе загадочного объекта. Контратаковали танками с фланга и тыла, нанесли наступавшим большие потери и целую неделю стойко держали оборону вокруг не имеющего стратегического значения ближайшего поселка. Это в то время, как Кенигсберг был уже окружен! Упорное сопротивление немцев именно на этом направлении так и осталось неразрешимым вопросом Восточно-Прусской операции советских войск.
Источник: Комсомольская правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.