На днях музею "Блиндаж" исполняется сорок лет

Калининградцам вряд ли стоит объяснять, чем он знаменит. Кто ж не знает, что в этом бункере 9 апреля 1945-го генерал Отто Ляш подписал акт о капитуляции кёнигсбергского гарнизона? Собственно, с этого момента и начался новый этап в истории города.

Однако даже не все местные старожилы в курсе того, что 23 февраля «Блиндаж» отметит свой сороковой день рождения: в 1968 году он впервые «открыл свои двери» как филиал историко-художественного музея.

- «Блиндаж», без сомнения, уникальное место, - считает директор музея Сергей Якимов. - Это наиболее хорошо сохранившийся немецкий командный пункт периода Второй мировой войны. Неудивительно, что он вызывает живой интерес как у местных жителей, так и гостей города.

Впрочем, Сергей Александрович вынужден признать, что сейчас «Блиндаж» посещает гораздо меньше народа, чем в прежние времена.

- В минувшем году в бункере побывало 9818 экскурсантов, - сообщает Якимов. – Лет десять назад посетителей было как минимум в десятки раз больше. При советской власти школьные экскурсии шли одна за другой, в перестройку настало время ностальгирующих немцев. Но эта волна прошла. Немцы и другие иностранцы вообще-то заходят к нам, но их уже не так много.

Сейчас, по словам Сергея Александровича, ведется работа над обновлением экспозиции.

- Мы собираемся воссоздать сцену переговоров, - делится планами мой собеседник. – Установить манекены Ляша и наших парламентеров. – С амуницией проблем, думаю, не будет. Помогут военно-исторические клубы. Надеюсь, что эти задумки будут осуществлены к 9 апреля. Все, как вы понимаете, упирается в материальную сторону вопроса…

В это же упирается и решение основной проблемы филиала.

- Практически после каждого дождя в «Блиндаж» просачивается вода, - сетует Сергей Александрович. – Стены там периодически влажные. А это опасно – может случиться замыкание электропроводки. Требуется капитальный ремонт, но на это не хватает денег.

Нужно отметить, что коллектив бункера чисто женский. Семь представительниц прекрасного пола борются с влагой как могут, но без помощи (в первую очередь, как уже указывалось, финансовой) им приходится туго.

Впрочем, протечки - это не единственное, что досаждает работницам «Блиндажа».

- Неподалеку от филиала облюбовала место теплая компания любителей выпить, - сетует Сергей Александрович. – Они шумно себя ведут, сквернословят, оставляют после себя горы бутылок. Самое неприятное, что все это видят иностранные туристы. Бывает, знаете ли, очень стыдно перед ними. Мы не раз обращались в милицию, но пока это ситуацию не изменило. Приезжает наряд, разгоняет этих людей, а они потом собираются вновь. В прошлом году кто-то, видимо, из этой компании обиделся на сотрудников «Блиндажа» за то, что они постоянно на них жалуются, и решил отомстить. Принес замок и просто закрыл «Блиндаж» снаружи. Женщины не могли выйти. Пришлось вызывать специалистов...

Выход из ситуации Якимов видит в том, чтобы огородить территорию филиала какой-нибудь красивой оградой. Что касается более отдаленных перспектив, то у Сергея Александровича есть задумка расчистить бункер, который находится рядом с филиалом музея, под клумбой перед зданием университета.

- Он в несколько раз больше блиндажа Ляша, - считает он. – Там находились склады, размещался охранный батальон. После войны бункер был просто засыпан. А это ведь огромные площади, которые можно было бы использовать с пользой.

- Как собираетесь отмечать

40-летие «Блиндажа»? – интересуюсь у Сергея Александровича.

- Никаких шумных торжеств не намечается, - отвечает он. - Объявим благодарности сотрудникам, поощрим как можем. Ведь те, кто работает в «Блиндаже», - удивительные люди, энтузиасты. Они делают очень важное дело – рассказывают о тех далеких и страшных событиях. А рассказывать и напоминать надо обязательно! Сейчас школьники в большинстве своем очень мало знают о Великой Отечественной. Для них это что-то очень-очень далекое - как нашествие Наполеона… Поэтому, пользуясь случаем, хочу и через газету поздравить всех сотрудниц «Блиндажа». Низкий им поклон за их труд.

…Заведующая филиалом Наталья Ивановна Быкова работает в «Блиндаже», пожалуй, дольше всех. С 1989 года.

- Тяжело, наверное, столько времени проводить под землей? Стены не давят?

- Да нет, я привыкла, - смеется она. – Да и некогда на трудности внимания обращать. Работы много. Вот только что школьная экскурсия ушла.

- А посетители-одиночки нынче заходят к вам?

- Ну а как же! Немцы до сих пор идут. И шведы, и французы. И даже американцы!

- Ну и как им?

- Думаю, нравится. Во всяком случае, недовольных я не припомню.

Посетители, по словам, Натальи Ивановны, бывают разные. Кто-то тщательно записывает в блокнот все, что говорит музейный смотритель, кто-то пытается вступить в дискуссию, задать какие-то каверзные вопросы, кто-то плачет.

- Лет десять назад к нам пришла одна древняя немецкая старушка с переводчицей, - вспоминает Наталья Ивановна. – Молча походила, посмотрела, повздыхала и так бы и ушла, если бы переводчица не сообщила нам, что эта старушка – дочь Ляша. Мы обрадовались, попросили ее оставить координаты и, может быть, дать в пользование какие-нибудь вещи отца или документы. Координат гостья не оставила, однако вещи и документы посмотреть обещала. Но после этого она не давала о себе знать.

Вообще подарки «Блиндаж» получает редко. Но иногда все-таки получает.

- Помните, наверное, наши ворота, на которых местный краевед Сергей Трифонов обнаружил рунические письмена, якобы нанесенные немцами для оккультной защиты города от наших войск, - напомнила Быкова. – Так вот он сам нашел мастера, который их отреставрировал, после чего ворота вернулись к нам. Но уже не как ворота, а как новый экспонат.

- А что ж на прежнее место их не поставите?

- Боимся, как бы не умыкнули. Говорят, какая-то секта на них глаз положила. Если ворота пропадут – жалко будет. Ведь теперь некоторые посетители специально приходят посмотреть на руны, с помощью которых немцы пытались защитить Кёнигсберг.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.