Смысла нет, но забавно (Интервью c Евгением Гришковцом)

И.КЛЕНСКАЯ – Женя, мы вас ждали сейчас в редакции, думали Гришковец задерживается. А нам говорят: "Он не задерживается, он просто еще не долетел".

Е.ГРИШКОВЕЦ – Да, я только прилетел из Калининграда. И потом мы довольно долго бились в московских пробках, чтобы сюда приехать. Да, действительно, я живу в Калининграде, откуда и прилетел для того, чтобы отыграть свои спектакли, очередную серию и провести марафон, о котором написано в газетах.

И.КЛЕНСКАЯ – Да, в газетах написано и все уже это обсуждают. А зачем вам это нужно, Женя?

Е.ГРИШКОВЕЦ – Никакого смысла в этом нет. Перед началом спектакля «Дредноуты» я пускаю дым из дым-машины и говорю, что в этом нет никакого смысла, просто мне кажется, что это красиво. Дело в том, что мне предложили сделать мой фестиваль в рамках юбилея «Золотой маски». Это такой полномасштабный фестиваль, но это не совсем верно. Проводить фестивальный показ, допустим, группы «Дерево» из Дрездена или каких-то других иногородних мастеров – это правильно, и хотя я тоже иногородний мастер, но все мои спектакли регулярно идут в Москве и только в Москве, поэтому было бы неверно, нескромно и ни к чему делать в Москве ретроспективу моих спектаклей. Даже не подумав, я сказал: а, может быть, сыграть все это за один день?! А потом мы посмотрели на эту идею с разных точек зрения: смысла нет, но забавно. Потом кто-то действительно сможет посмотреть все то, что я сделал, и я в их числе, за один день. Посмотреть результат жизни 37-летнего человека. И еще мне так кажется, что это по силам и приятно поиграть мускулами и продемонстрировать самому себе и публике возможности. Полагаю, что те люди, которые придут на эти спектакли, увидят вполне полноценные спектакли, где, может быть, чуть-чуть больше пота, чем обычно.

И.КЛЕНСКАЯ – Все-таки тяжело от спектакля к спектаклю?

Е.ГРИШКОВЕЦ – Не пробовал. Я играл спектакли два раза за сутки, потому что во время гастрольных поездок в этом была необходимость. Приезжаем в город, где меня давно ждали. Все желающие не смогли купить билеты и просят сыграть два спектакля. Ну, мы играем два спектакля с перерывом. Это было, и ничего страшного, все в порядке. Я, правда, никогда не играл подряд один и тот же спектакль. Я всегда от этого отказывался. А здесь спектакли идут в той самой хронологии, в какой они делались. Мне самому интересно. Думаю, что в этом нет никакого особого подвига. Это будет только физически сложно – десять часов говорить!

И.КЛЕНСКАЯ – Вы говорите, что всегда импровизируете. Вы никогда не говорите один текст?

Е.ГРИШКОВЕЦ – Во-первых, я его не знаю наизусть. Я знаю смысл того, о чем я хочу сказать, стало быть, слова-то находятся. А иначе будет неинтересно. Выучить собственный текст наизусть – это же просто безумно серьезное отношение к самому себе! Это нескромно и глупо – взять и выучить собственное творчество наизусть. Это просто неинтересно - много раз играть одни и те же спектакли. Спектакль «Как я съел собаку» сыграл где-то 500 раз. Перестал его играть, потому что понял, что весь набор слов, которые я знал, я уже сказал. Я не мог уже больше говорить, поэтому прекратил его играть.

И.КЛЕНСКАЯ – Алексей, а что для вас этот субботний марафон? Это игра - ваша книга рекордов?

А.СВИСТУНОВ – Для нас это жизнь. Вы удивитесь, но история российского театра началась с рекорда. И первый спектакль, который был рекордно длинный, был самым настоящим марафоном, самым длинным спектаклем в истории российского театра. Он шел непрерывно более десяти часов. Назывался он «Артаксерксово действо». Проходило это достаточно давно, в 1672 году, даже точная дата сохранилась, 17 октября. Тогдашний наш царь Алексей Михайлович смотрел его, не вставая с места, все десять часов подряд вместе со всеми придворными и этот спектакль вошел в «Книгу рекордов России» спустя почти три с половиной сотни лет. Мы его зарегистрировали как достижение. То, что произойдет завтра, наверное, логическое продолжение того, с чего все началось.

И.КЛЕНСКАЯ – Что можно слушать, не прерываясь, не вставая с места?!

А.СВИСТУНОВ – Гришковца, я вам честно скажу. Этого человека, действительно, можно слушать, не вставая с места. Но одно дело слушать, а другое дело – быть на сцене и все это произносить! Нам стало известно, что в Лондоне в «Книгу рекордов Гиннеса» был внесен рекорд Джерри Хоул. Это знаменитая американская модель, которая сейчас живет в Лондоне. Она отличилась тем, что за один вечер сыграла в шести спектаклях, но при этом она не произнесла не единого слова. Таким образом, был зафиксирован британский рекорд. Нам он показался вымученным, выдуманным, потому что ходить из театра в театр, чтобы постоять там, держась за колонну, – это не большое достижение. Самое удивительное, что зрители вообще не заметили ее присутствия. Наш рекорд не сравнить, конечно. То, что будет делать Женя – демонстрация как физических, так и артистических возможностей артиста как такового.

И.КЛЕНСКАЯ – И как вы к этому относитесь?

Е.ГРИШКОВЕЦ – Я буду это делать. Но это для меня не спорт. О своем физическом состоянии я докладывать не буду никому, никому не позволю проверять мое давление, пульс и уж точно не буду жаловаться, если я буду чувствовать себя не очень хорошо. Делается не ради этого. Это приключение. Если есть возможность приключения, значит, надо пользоваться этой возможностью.

И.КЛЕНСКАЯ – Женя, вы всегда пускаетесь в приключение, если есть такая возможность?

Е.ГРИШКОВЕЦ – Да. Когда делается спектакль, или пишется книга, пьеса – это такой процесс, который я почти не могу анализировать, но когда он завершен, когда спектакль сделан, дальше начинается приключение – поездка с этим спектаклем по городам, по фестивалям. Просто я играю его регулярно. Это все приключение по поводу того, что уже сделано. То же самое и здесь. Эти спектакли сделаны, они существуют, а какой-то уже не существует, он уже закончил свою жизнь.

И.КЛЕНСКАЯ – Игорь, а для вас это тоже игра в театр?

И.НЕКРАСОВ – Это не просто игра. Это замечательная импровизация. Женя мне очень нравится. То, что появляется такая возможность перерезать ленточку, я не хочу сравнивать со спортивным соревнованием, но это что-то очень похожее. И мне это очень нравится, потому что идея взять и показать все сразу могла прийти в голову только очень неординарному человеку.
Источник: Говорит Москва

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.