Фонтан "Путти" находится в плачевном состоянии

Все новости по теме: Город
Третьего марта в Калининграде творческая интеллигенция и близкие к ней люди вспоминали одного из самых известных жителей Кенигсберга - скульптора Станислава (Станислауса) Кауэра, скончавшегося 65 лет назад в самый разгар Второй мировой войны. Не все его произведения пережили бомбардировки и штурм города. Но кое-что, слава Богу, сохранилось. Например, барельеф на фасаде одного из зданий Академии художеств, изображающий муз с рогом изобилия и лавровым венком (сейчас этот дом занимает школа № 21), «Нимфа после купания» (находится в областной художественной галерее), ну и, конечно, памятник Шиллеру.

Все эти скульптуры пребывают в более-менее приличном состоянии.

А вот еще одному творению мастера - фонтану «Путти» (от итальянского putti – младенцы) повезло меньше. Несмотря на то, что пули, снаряды и бомбы пощадили каменных карапузов, их нынешнее состояние вызывает очень серьезное опасение. И это тем более печально, что композиции в этом году исполняется сто лет.

Известно, что в 1908 году Кауэр закончил работу над оформлением фонтана, который был вскоре установлен недалеко от Королевского замка. Однако позже (по одной из версий, в 1936 году) городские власти решили перенести его во двор здания, где сейчас располагается медицинское учреждение, известное в народе сначала как больница водников, потом – как портовая больница. Там «Путти» совершенно зачах, перестав быть собственно фонтаном, поскольку вода из него больше не била.

После 1945-го фонтан никого особенно не интересовал. Разве только окрестные выпивохи приходили сюда распить бутылочку-другую. Кое-кто из них пытался внести свои «штрихи» в произведение искусства – выжигал, например, детям глаза, откалывал им носы и гениталии.

Неудивительно, что к середине восьмидесятых фонтан выглядел более чем жалко. Калининградский писатель Александр Попадин в своей книге «Время местное» вспоминает такой случай: «Сразу после начала перестройки на коммунистическом субботнике 22 апреля (уборка зимнего мусора, покраска заборов и проч.) кто-то из техперсонала больницы водников — или житель близлежащих домов? — пожалел облупленные фигурки детей на фонтане «Путти» и, чтоб краше были, покрасил их заборной краской».

Сейчас от краски не осталось и следа. Зато другие «усовершенствования», внесенные «любителями искусства», видны невооруженным глазом. Как, впрочем, и горы мусора да бутылок, которые эти «художники» после себя оставляют.

В комитете муниципального имущества городской администрации корреспонденту «Калининградской правды» сообщили, что фонтан «Путти» является памятником местного значения. Областной центр с удовольствием привел бы его в порядок, но не имеет такой возможности, поскольку «Путти» расположен не на городской земле. Поэтому портовая больница должна либо передать фонтан вместе с участком городу, либо заключить с ним так называемое охранное соглашение.

Главный врач больницы (теперь – ФГУ «СЗОМЦ Россздрава») Владимир Свистунов отметил в свою очередь, что он сам сильно переживает за фонтан и делает все от него зависящее, чтобы его спасти.

- Фонтан стоит в очень неподходящем месте, - считает Свистунов. – Нормальные люди его не видят, зато любители спиртного постоянно ошиваются там и страшно мусорят. Каждый день дворник выносит оттуда мешок пустых бутылок и банок. Кроме того, эта публика часто шумит.

А у нас окна послеоперационных палат как раз выходят на фонтан... Примерно год назад мы пытались перенести «Путти», поставить его перед фасадом больницы, подвести к нему воду. Подогнали кран, зацепили…но потом оставили эту затею. Памятник из песчаника, рассыпается…

К идее передать фонтан городу Владимир Николаевич отнесся положительно.

- Да ради Бога! Пусть забирают! – обрадовался он, когда я сообщил ему о такой возможности. – О фонтане, на мой взгляд, должен заботиться тот, кто сможет ему помочь! Главное – сохранить произведение искусства!

В общем, надежда на то, что известная работа Кауэра будет спасена, есть. Дело, как я понимаю, за малым – решить юридические и имущественные вопросы. Очень хочется, чтобы эта процедура не затягивалась. Иначе спасать будет уже нечего.

Наша справка

Станислав Кауэр родился в 1867 году в небольшом немецком городке Кройцнах. Художественные способности мальчика проявились очень рано, поэтому отец (тоже, кстати, известный скульптор) отвез его в Рим, где начал заниматься с ним лепкой.

Судя по всему, произведения античного искусства произвели сильное впечатление на юного Кауэра. Во всяком случае их влияние довольно отчетливо прослеживается в произведениях скульптора. Например, в выставлявшейся в Берлине «Психее», в скульптуре «Нимфа перед купанием», которая была приобретена Кёнигсбергом в 1922 году для Академии художеств, и в некоторые других.

В своей жизни Кауэр довольно много путешествовал, переезжая с места на место. Надолго осел он только в Кёнигсберге. В 1907 году, получив приглашение от директора местной академии Людвига Детманна возглавить класс скульптуры, приехал сюда и проработал здесь 34 года.

Он, как уже говорилось, создал в Кёнигсберге много произведений. При этом его любимым материалом была бронза. «Работа с глиной – жизнь, гипсовый отлив - смерть, бронзовый отлив – возрождение», - любил повторять он.

Творческая жизнь Кауэра стала целой эпохой художественной жизни Кёнигсберга и академии. В городе его знали все, даже те, кто был далек от искусства.

Помимо творчества, Кауэр много сил отдавал общественной и преподавательской деятельности. Из его класса вышли такие скульпторы, как Отто Дренгвиц, Герман Дубоис, Вильгельм Думпис, Кристиан Герстель-Науберайт, и многие другие. В 1934 году Кауэр был награжден золотой медалью города Кёнигсберга. Вторую такую же награду он получил через восемь лет.

Скончался скульптор в марте 1943-го, так и не увидев, как любимый город вместе с его произведениями рушится под ударами англо-американской авиации.

Владимир МЫШКИН
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.