Почему блуждают памятники?

Все новости по теме: Город
65 лет назад, 5 апреля 1943 года, в составе Красной Армии начала действовать французская эскадрилья «Нормандия», позже развёрнутая в полк и получившая почётное наименование «Нормандия-Неман». И название, и дата уже мало кому из наших сограждан что-либо скажут и для ещё меньшего количества – что-либо значат. Отчётливо помню свои школьные 80-е, когда советские политические обозреватели из телеящика саркастически комментировали: чуть ли не большинство опрошенных на улице Нью-Йорка или Вашингтона не могут твёрдо вспомнить, с кем воевала Америка во Вторую мировую: с Германией или Россией? Всего-то два десятилетия прошло, а наше нынешнее общество по части памяти великих вех уже мало чем отличается от тогдашнего американского…

А чему тут, собственно, удивляться? Память – она, к сожалению, не имеет свойства самозарождаться, её поддерживать и культивировать обязаны те, кому за это общество зарплату платит. Как у нас в области с этим дела обстоят – «Калининградская правда» писала неоднократно. Круглую годовщину Гросс-Егерсдорфского сражения праздновали силами районного отдела культуры да нескольких краеведов и меценатов. До наступившей вслед за ней юбилейной даты присоединения провинции Пруссия к России тоже дело было немногим – нашей газете да областному историко-художественному музею. Вразумительно объяснить причину такой нарочитой холодности к русской славе на этой земле чиновники так и не сумели. В одном частном разговоре, правда, один высокий администратор проронил, что они, мол, «не хотят немцев раздражать»… Приехали, думаю. Только немцам-то до Семилетней войны – как до китайской границы пешком, их, наверное, больше другие даты раздражают – поближе к нынешнему времени. Так, может, мы 9 апреля и 9 мая отмечать не станем, коли у нас министры такие жалостливые?

Ну, скажете, это он хватил. Великая Отечественная – всё-таки святое. На самом деле, это - кому как. Иногда у нас и с памятью Великой Отечественной обращаются так, что дух захватывает. Я ведь не случайно «Нормандию-Неман» вспомнил. Эта печальная история началась в позапрошлом году, когда у нас, как вы помните, кое-чьи наполеоновские планы угрожали существованию целого ряда памятников. Замахивались и на танк Т-34 на улице Соммера, и на торпедный катер на Московском проспекте. Ну, конечно, полностью уничтожать эти объекты никто не посягал – их планировали лишь «передвинуть», поскольку занимаемые ими места приглянулись под строительство гостиниц и офисных центров. То есть такая была наглядная демонстрация смещения идейных приоритетов современного российского общества: что первично, а что может и подвинуться.

Нет, в реваншизме авторов этих гениальных архитектурных решений обвинить было сложно: вместе с памятниками Великой Отечественной «попросить» хотели, например, стадион «Балтика», в конце XIX века подаренный Кёнигсбергу его почётным гражданином Вальтером Симоном. Как в том анекдоте про Штирлица: «Я, Иосиф Виссарионович, интернационалист – всех ненавижу…» Конечно – всех. Ведь когда перед мысленным взором предстаёт цвет денег, все прочие цвета радуги отходят на задний план: и красный цвет Знамени Победы, и бело-чёрные цвета старой Пруссии. Да и разве ж они кого-то ненавидят – наши застройщики вкупе с зодчими? У них просто так получается, не со зла. Как объяснял отрицательный герой одного популярного фильма: «Минотавр просто хочет кушать…» Справедливости ради надо отметить, что в случаях с перечисленными памятниками Минотавру пришлось только облизнуться – пока. Подчёркиваю – пока. Как обернётся дело завтра – никто предугадать не берётся, учитывая особенности калининградской градостроительной политики.

Но одному объекту тогда всё же «не повезло» - установленному в 1984 году памятному знаку истребительного авиаполка «Нормандия-Неман» на Нижнем озере. Место под ним, как известно всем калининградцам, козырное, но памятник Великой Отечественной всё-таки не самозахватный сарай, поэтому идеологическую обработку повели издалека и загодя – ещё в 2006-м. Клятвенно обещалось, что при строительстве отеля стилизованное бетонное крыло как-то «впишут» то ли во внутренний дворик, то ли ещё куда-то. В общем, сохранят. Годом позже тон комментариев изменился: и памятник, мол, так себе, спорный, и обветшал он с годами до такой, оказывается, степени, что чуть ли не здоровью и жизни горожан угрожает. И вообще, разросшиеся вокруг зелёные насаждения полностью закрыли его от глаз зрителей, поэтому нужно… снести и насаждения, и памятник (логично до безумия!)

В общем, когда решили, что уболтали (в октябре прошлого года), памятный знак просто снесли. «Вместо него» установили другой – на лестнице-спуске к озеру, там, где вроде никакой гостиницы не построишь. Провели должную накачку в СМИ: новый, мол, памятник, стократ краше прежнего, никто не обижен, ветераны довольны, всё в ажуре…

Я лишний раз перечитал все эти хвалебные отзывы через пять месяцев, в марте, когда грянул гром среди ясного неба. Оказалось, что «в настоящее время в Калининграде идёт проектирование нового памятника лётчикам авиаполка «Нормандия – Неман», который будет установлен на старом месте у Нижнего озера с восстановлением сквера. Об этом… заявил на своей пресс-конференции губернатор Георгий Боос. По его словам, прежний памятник был самовольно демонтирован без согласования с советом по культуре при губернаторе. «Городские власти за это по ушам уже получили», - отметил Боос. Памятник, который установлен сейчас, надо рассматривать как временный, заключил губернатор. Возникают некоторые вопросы. Что на старом месте, это понятно, но какой именно памятник? Копия старого или совсем новый, то есть уже третий по счёту? И что со вторым будет?

Через пару дней после сенсационной новости на заседании градостроительного совета беру комментарий у одного из «получивших по ушам» - главного архитектора Калининграда Александра Башина – и выслушиваю изумлённо следующее:

- По объекту «пятизвёздочный отель на Нижнем озере» сменился инвестор – теперь им выступает известнейшая компания «Винчи». Они предложили другой проект. Соответственно, появилась возможность вернуть памятник на прежнее место. А памятник из чёрного гранита, установленный в октябре на спуске к озеру, не отвечает никаким архитектурным нормам, и всегда рассматривался как временный…

Вот те раз, думаю. «Не отвечает»! «Никаким»! А ведь всего полгода назад «отвечал». И интересно, кто ж его тогда согласовывал, «не отвечающий»-то? И кто ж решение-то такое принимал? И, может быть, этим «кому-то» не грех и ответить за такие согласования и решения? И главное, что значит магическая фраза – «всегда рассматривался как временный»? Что, уже тогда смена инвестора ожидалась?

И главное: почему у нас памятники героям, благодаря которым мы сейчас живём вообще и в этом крае в частности, некие силы позволяют себе разрушать или вновь возводить в зависимости от «смены инвесторов»? И не придёт ли час, когда нам на очередные сетования о судьбе очередного «Бронзового солдата» в одной из бывших братских республик совершенно справедливо напомнят: «А сами-то?…»

Альберт АДЫЛОВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.