Гришковец закатал в "Асфальт" свой писательский дар

13 апреля сначала Дом книги Зингера, на Невском, 28, а затем и «Буквоед на Восстания», пережили настоящую осаду любителей творчества Евгения Гришковца. Встречи со знаменитостями в этих книжных магазинах проходят постоянно, но никогда еще подобного наплыва не было. На Гришковца пришло в 10-15 раз больше народа, чем на любого другого писателя!

Если кто не в курсе, то Евгений Гришковец теперь не только актер и режиссер, он еще и писатель. Он и раньше писал рассказы и повести, а недавно разродился романом «Асфальт», над которым, отложив свои прочие проекты, работал в течение семи месяцев по 8-12 часов в сутки. Поклонники Гришковца смели весь имевшийся в двух магазинах тираж романа (несмотря на стоимость в 300 рублей), а за автографом автора выстроились фантастические очереди. Причем, на Гришковца пришла публика, о которой любой автор может только мечтать: в подавляющем большинстве, молодые лица лет 25-ти, чистые, возвышенные, ищущие смысл жизни.

Детальный анализ почти 600-страничного романа еще впереди. Пока же вкратце - о чем эта книжка с обложкой цвета грязного асфальта и искусной надписью мелом «Асфальт». Сюжет выстроен вокруг самоубийства москвички Юлии, подруги главного героя Миши. Юля – добрый ангел бывшего провинциала Миши, она его и приютила, и помогла брак сохранить. Она из столь редкой нынче породы настоящих, бескорыстных друзей. Никто и подумать не мог, что Юля решит свести счеты с жизнью таким образом…

О Мише, главном герое «Асфальта», Гришковец рассказал так:

- Он не коренной москвич, а человек пришлый, который пришелся в столице ко двору. Весьма преуспевающий бизнесмен в возрасте около сорока. Но, по большому счету, неприкаянный и не очень счастливый, страшно одинокий. Впрочем, все мы одинокие, даже в кругу близких. Мой герой точно не понимает, как надо жить, тем не менее, настойчиво продолжает это делать. Я и сам не знаю, как жить. Знал бы, так не стал бы ничего выдумывать, сочинять, а просто благополучно бы существовал…

Несмотря на неслыханный ажиотаж, сопровождающий презентации романа в Питере и Москве, несмотря на заявленный тираж 50 тысяч экземпляров, никто не поручится за успех данного предприятия. Дело в том, что Гришковца народ возлюбил и вознес до небес за его театральные проекты. Его моноспектакли просты и полны юмора, в разговорно-театральном жанре Евгению нет равных.

«Сходишь на его спектакль, как будто на кухне с хорошим человеком поговорил: так душевно, так радостно!» - сказала одна из зрительниц.

В прозе Гришковцу пока не удается сохранить свою уникальную манеру разговора. Что-то неуловимое явно пропадает, нет пока того театрального очарования. По крайней мере, книга рассказов «Планка» вызвала разочарование у немалой части любителей театра Гришковца. Но он продолжает позиционировать себя не только как актер, поэтому и взялся за роман, где может развернуть все свои литературные дарования. Что ж, будем только рады, если талантливый актер докажет, что он талантлив во всем!

Многим запомнился ТВ-проект канала СТС «Настроения с Гришковцом», который хоть и продолжался полторы минуты, но вмещал в себя столько эмоций и наблюдений, был мудрой оценкой, казалось бы, простых вещей и явлений. Но проект просуществовал не так долго, а продолжения или развития не последовало. Что же произошло? Сам Евгений, похоже, не просто обиделся на ТВ, а разочаровался в нем.

- В сторону телевидения теперь не то что не посмотрю, а даже не подумаю о нем! По крайней мере, ближайшие года три. Я убедился, что наше нынешнее телевидение – это совершенно особая история, где нет никаких шансов ни у кого из людей искусства. По ТВ можно показать новую картину, симфонический концерт... Но искусства в области ТВ не сделать! Поэтому я не могу и не хочу этим заниматься. К тому же ТВ требует стабильной работы, а стоит ли отдавать ТВ столько времени, если изменить там я ничего не могу. Причем, телевидение все время предлагает мне реагировать на какое-то свое предложение, участвовать в чем-то. А у меня есть свои замыслы! Но, увы, на ТВ их воплотить невозможно - потому что я занимаюсь искусством, а телевидение занимается телевидением.

Даже близкий друг (они вместе играют в спектакле «По По») Александр Цекало, с недавних пор получивший высокий пост на Первом канале, не способен помочь Гришковцу изменить его пессимистический взгляд на ТВ.

- Да, мы играем вместе, у нас прекрасные отношения. Он делает ТВ, старается делать хорошее ТВ, но тоже знает, что в области телевидения искусства сделать невозможно…
С искусством в кино дела обстоят не так плохо, поэтому Гришковец, когда-то сыгравший в четырех картинах как актер, решил в него погрузиться глубже…

- Год назад я закончил работу над сценарием фильма о Москве… Даже не о Москве, а о феномене приезжего человека. Понимаете, у каждого немосквича есть на одну возможность больше, чем у москвича – у него есть возможность приехать в Москву. У жителей столицы такого шанса нет. Это такой странный феномен, единственный в мире. Кто-то едет в Лондон и хочет жить обязательно в определенно районе этого города. Кто-то мечтает жить в Париже, Нью-Йорке, кому очень нравится Барселона. Есть такие, кто мечтает уехать из Красноярска в Питер и иметь счастье прогуляться по Невскому. Однако из тысяч людей, что ежедневно приезжают в Москву, не найти ни одного, что приехал бы в столицу с целью прогуляться по Тверской, пройтись по Красной площади, посетить Большой и Малый театр. Едут только за жизнью! За жизненными возможностями. А город Москва, как архитектурный феномен, давно уже никого не интересует. Не могу себе представить человека, которому было бы сейчас приятно гулять по Тверской. По Москве вообще ходить невозможно. Это город предельно непешеходный.

Это будет такое публицистическое кино. Сценарий уже был готов, но Гришковец никак не мог понять, с кем это делать. Теперь – понял, и будет снимать кино. Но не завтра и не послезавтра. Сначала хочет сделать новый спектакль. Да и со временем у него совсем туго.

Гришковец с грустными интонациями признался, что с 2002 года у него началась сумасшедшая жизнь: он каждый день встречается, входит в физический контакт с таким количеством людей, с каким нормально живущий человек сталкивается за всю жизнь. И это абсолютно ненормальное явление. Актер и писатель совсем не хочется научиться вести себя формально. Публичность его явно тяготит, и для постоянного места проживания он, выходец из Кемерова, выбрал теперь не Москву и не Питер, а тихий город Калининград.

- Я ощущаю себя вполне провинциальным человеком, хорошо понимающим, как жить в областном центре. А Калининград выбрал не из каких-то принципиальных соображений - собственно, ткнул пальцем на карте!

Предваряя вопрос о том, зачем же ему, тяготящемуся публичностью и поверхностностью, понадобились эти встречи с читателями в тесноте книжных магазинов, Евгений вспомнил, как лет восемь назад он сам взял автограф у Фазиля Искандера. Тот просто поставил подпись, даже без слов пожеланий, а книжка сразу стала каким-то теплым предметом, и теперь, когда Женя видит по ТВ Фазиля, то невольно думает: «О, мой знакомый! Почти родственник!»

После встреч в Доме Зингера и «Буквоеде» сотням читателей стал родственником Гришковец. А новые встречи с Гришковцом в Питере уже не за горами: 22, 23 и 24 мая на сцене БДТ имени Товстоногова будут показаны его спектакли «Одновременно», «По По», «Дредноуты». Цены на билеты аховые – в партере от 2500 до 3000 рублей, но ни никто не сомневается, что театр будет переполнен.
Источник: Фонтанка.Ру

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.