Новодел «а-ля» Кёнигсберг?

Все новости по теме: Город
Говорят, на Соловках будет установлена 100-метровая статуя Христа работы Зураба Церетели. Калининград, слава Богу, не Соловки, но проекты здесь подчас вынашиваются не менее грандиозные. Недаром словосочетание «Башни Башина» (Александр Башин - главный архитектор Калининграда) у нас уже попало в разряд крылатых выражений…
Правда, от небоскребов общими усилиями калининградской общественности удалось отбиться. Но центр города - кусочек лакомый: «зевнешь», и вот уже на месте скверика вырос торгово-офисный монстр. А профессионалы-архитекторы меж тем спорят по поводу общей концепции застройки…
Ясно одно: до конца еще ничего не решено. Сегодня с полной уверенностью вам никто не скажет, что именно будет представлять из себя центральная часть Калининграда через 10-15 лет. Хотя чаша весов, судя по всему, склоняется в сторону новодела «а-ля Кенигсберг» для создания эдакой туристско-торгово-развлекательной зоны. Именно таков проект «Альтштадт» (вернее, существует два разных проекта под этим названием, претендующие на застройку территории между Домом Советов и Преголью). Авторство одного из них принадлежит группе архитекторов под руководством Юрия Забуги, второй связывается с именем Александра Башина…
- По сути, сейчас проходит негласный конкурс между двумя этими проектами, - рассказал в интервью корреспонденту «Известий Калининграда» культуролог и литератор Александр ПОПАДИН.
- Башин идет наиболее простым путем - он «перерисовывает» фасады. А проблема в том, что фотографий кенигсбержских фасадов набирается процентов 20, остальное домыслы. Да и то, что есть - это рядовой неоклассицизм. Типовая застройка тех лет, ничем абсолютно не интересная, за редким исключением. У нас вообще архитектуру путают с фасадным дизайном. А архитектура должна на самом деле «организовывать» пространство - как внутри здания, так и на улице.
Корр.: - Ну, хотя бы на небоскребах не настаивают…
А.ПОПАДИН: - «Забубенить» небоскреб - мечта архитектора, в особенности, провинциального. Здесь она совпала с желанием инвесторов возвести максимально возможное количество коммерческих площадей на крошечном пятачке земли. Почему собирались строить на Королевской горе? Мотивация смешная, она показывает уровень стратегического мышления тех, кто 2-3 года назад влиял на градостроительную политику: Дом Советов - это очень некрасиво, давайте его закроем. Вот и пытались сделать этакую многоэтажную «ширму».
Сейчас Александр Башин на «башнях» уже не настаивает, демонстрирует всяческую гибкость. И его «Альтштадт» - это во многом следствие тех решений, которые были приняты в прошлом году на международном «воркшопе» архитекторов в Калининграде. Ключевой проблемой была названа необходимость «транспортного» решения: как пройти от Королевской горы до Кнайпхофа (так называлось поселение на острове Канта - прим. ред.), не «спотыкаясь» о Московский проспект? Нужно, чтобы застройка плавно перетекала в этом направлении. Юрий Забуга предложил «закопать» участок Московского проспекта длиной 500-800 метров в туннель, наверху будут здания.
Корр.: - Проекты отличаются только этим?
А.ПОПАДИН: - Повторюсь, проблема Московского проспекта - ключевая, и Юрий Забуга ее решает, а Александр Башин - нет. Чем проекты отличаются? Идеологией, степенью глубины и понимания того, чем ты занимаешься. Башин - талантливый стилизатор, но он не видит разницы между декорацией, стилизацией и степенью достоверности исторического объекта, он считает это несущественным. Я не хотел бы обсуждать его персону. Но можно обсуждать то, что он, по сути, узурпировал крупный сектор архитектурного процесса, используя служебное положение. А один человек, какой бы талантливый он ни был, не может все проектировать.
То же самое касается, кстати, и территории под названием «Альтштадт». Сюда мы будем возить гостей, и обустраивать ее плохо нельзя ни в коем случае. И это нельзя делать одному архитектору. Ни одна светлая голова не спроектирует масштабный квартал без монотонности, а для качества всегда нужно многоголосье. Причем там должны быть площади, скверы, «фишки» разные. Отсутствие таких «локальных достопримечательностей» - это вообще беда нашего города.
Корр.: - То есть? У нас не хватает площадей и скверов?
А.ПОПАДИН: - Да нет, просто благоустройство Калининграда нельзя назвать качественным. В советские годы ведь как считалось? Что каждому человеку для полного счастья нужно, чтобы во дворе дома была песочница, выбивалка для ковров, площадка какая-то. Опять же скверик - либо оформленный в рамках идеологического «концепта», с бюстами, либо просто со скамеечками. И все. А делать то или иное место особенным, индивидуальным, мы не умеем. Была, например, у нас блестящая возможность «усилить» сквер у монумента Родине-матери. Но для этого нужно было подвигнуть инвестора потратиться - на замысел, на скульптора, на дизайнера. А все очень простенько обошлось чашей-фонтаном и скамеечками. Стала ли эта территория более интересной?
Корр.: - Ничуть…
А.ПОПАДИН: - Если мы собираемся что-то туристам показывать, нельзя вести благоустроительные работы по советской традиции. А у нас «понатыкают» фонтанов, где только можно, и на этом все. Хотя есть и пример противоположного отношения к городской среде - территория у «Акрополя». Мостик, который там появился - образец очень внимательного, «качественного» отношения к деталям. То же самое можно сказать о скульптуре ангела. Ни одного фонтана, заметьте. Наверное, потому, что проект разрабатывали дизайнеры из Литвы. Эта республика еще в советские годы выгодно отличалась от других вдумчивым отношением к городской среде.
Между тем, у нас есть резервация, в которую «согнаны» хорошие скульптуры - называется «Парк скульптур» на Острове Канта. Добраться туда тяжело, да и не все в городе знают о существовании такого парка. А ведь с их помощью можно было бы преобразить многие скверы.
Корр.: - Но властям, судя по всему, не до того…
А.ПОПАДИН: - Власти не понимают, что качественное благоустройство нужно ставить как отдельную задачу - себе, инвесторам, архитекторам, дизайнерам. Конкурсы какие-то проводить, выставлять требования инвесторам. В Калининграде вообще нет четких «правил игры» для застройщиков, нет регламентов для отдельных территорий ни по этажности, ни по плотности застройки, ни по функциям. Предварительно не выставляется никаких концептуальных условий. А после мэрия на любом этапе может спросить: «А что это ты тут напортачил? А почему бы тебе вот это здание немного не подвинуть?». И инвестор, уже «вложившийся» в проект, ничего не может поделать. С другой стороны, в отсутствие регламентов инвесторы часто творят, что хотят.
Корр.: - То есть, у нас вообще нет внятной градостроительной политики?
А.ПОПАДИН: - Благодаря «воркшопу» в Калининграде появилось понимание того, что нужно делать в центре города, а чего делать нельзя ни в коем случае. И у нас, наконец, появилась политическая воля, что продемонстрировало недавнее заявление мэра Ярошука, который запретил строительство вокруг площади Василевского без проведения соответствующего конкурса. И это очень грамотно, потому что во всем мире на застройку такого рода важных городских «узлов» проводятся конкурсы. Поэтому можно сказать, что мы перешли к следующему этапу градостроительного «взросления».
Корр.: - Судя по обилию торгово-развлекательных центров в «сердце» города, этого не скажешь…
А.ПОПАДИН: - Дело в том, что застройщик «лезет» туда, куда выгоднее, а это возможно как раз-таки в отсутствие четкой градостроительной политики. Недавно по заказу Горсовета Центр стратегических разработок «Северо-Запад» проанализировал, по какому пути должен развиваться Калининград в течение ближайших 17 лет. И там высказывается однозначное мнение - крупные торговые центры (такие, как «Европа-Центр» и «Клевер-Хаус» - прим. ред.) нужно выносить за пределы исторического «ядра» - то есть, строить новые ближе к Окружной, а существующие перепрофилировать. Это на моей памяти первый внятный документ, который дает ответы на многие подобные вопросы.
Корр.: - Но центр - это ведь не весь Калининград. Например, на Сельме тоже хватает «заморочек»…
А.ПОПАДИН: - Сельма «убита» с градостроительной точки зрения. По той простой причине, что запроектирована не квартальным образом, а как типичный советский микрорайон, где «насажены» здания в поле, к полю ведет дорога, а к домам - местные проезды. В чем принципиальная разница между дорогой и проездом? Местный проезд - это небольшая дорожка, заасфальтированная в один слой, без ливневой канализации, и не образующая улицу. Поэтому там адресный бардак - нужный дом найти невозможно, они все стоят «во дворе друг у друга». Муниципалитету, к сожалению, выгодно не вмешиваться, иначе он должен будет проложить все дороги. Инвестора пытаются обязать это сделать - он избегает квартальной застройки всеми силами. Думаю, власти же должны «прописывать» подобные моменты еще на стадии переговоров с инвестором. Потому что от микрорайонной застройки советского типа уже отказались во всем мире.
В любом случае, обо всем этом нужно говорить, иначе так, как сейчас, будет длиться бесконечно.
Но «строительный бум» (стимулированный «Приморским кольцом») скоро придет и на побережье. Уже сейчас различные заказчики «рисуют» там коттеджные поселки типа тех, что сотнями окружили сегодня Москву. И это - следующая опасность. Потому что по соседству со Светлогорском и Зеленоградском коттеджный поселок возводить нельзя. Нужно проектировать новые курортные города. И это для инвесторов будет выгоднее. Кто из них это первым поймет, тот и станет лидером.

Оксана ОШЕВСКАЯ
Источник: Известия Калининграда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.