Нечаянное путешествие по Макс Ашманн-парку

Все новости по теме: Город
В эту часть Калининграда корреспонденты «Калининградки» прибыли по служебным делам. А сделав дело – гуляли смело «на природе», руководимые гидом-добровольцем из числа местного населения.

Роскошный запущенный парк в черте города. На подступах к нему – «останки» памятника времён Первой мировой. Из-за граффити каких-то вандалов ничего уже не прочесть, даже если знать немецкий... Местечко укромное, и здесь местная молодёжь устраивает посиделки (сидят нешумно-весело и в данный момент), оставляя вещественные доказательства своего пребывания – бутылки, банки, стаканчики, окурки.

Итак, парк. Да просто уже лес – со следами былой (довоенной) цивилизации и с военными «шрамами». Там – врастающий в забвение фундамент гостеприимного некогда здания, там – умирающее рукотворное озеро (во времена оны здесь царила целая лебединая флотилия – пернатые белоснежные ладьи бороздили тихие воды). А это - или бывший фонтан (в бетоне отверстия, словно от труб), или осиротевший постамент, некогда украшенный скульптурой? А вот – невнятные остатки красного кирпича, которым некогда были вымощены здешние стёжки-дорожки. Траншеи, система окопов, что ли, заросшие свежей травой воронки-болотца, бурелом и роскошные дерева…

Пыхтим по намытым дождями, развороченным грузовиками насыпям, форсируем по подозрительным мосткам чумазую канаву, утопаем каблуками в мокрой траве, «тонем» в песке, выдыхаемся, что-то вспоминается Иван Сусанин.

И - достигаем искомого. Сначала – разрозненные камни. Очевидно, фрагменты крупного мемориала. Затёртый текст, стираемая, почти стёртая уже временем и людским небрежением память. А вот - главное, из-за чего мы, собственно, «ушли в партизаны»: самим хотелось увидеть. Полувросший в почву, криво из неё торчащий огромный валун – то ли красный мрамор, то ли гранит. На отшлифованном «лице» его – плохо читаемая, но ещё вполне явная надпись: памятник посвящается выпускникам Альтштадтской гимназии, сложившим головы в Первую мировую. Смерть настигла сотню кёнигсбержцев - бывших гимназистов, в 1914-1918 годах.

Местным защитникам памятников (а также Немецко-Русскому дому и генеральному консульству Германии в Калининграде) скорее бы оградить валун от возможного внимания любителей «переложить» то, что плохо лежит. А этот камень, вне сомнения, лежит плохо. Ему бы вообще не лежать по-бомжатски «под кустом». Ему бы в достойном месте возвышаться, напоминая о погубленных жизнях, о том, как неисчерпаемы ужасы любой из войн…

Возвращаясь, заблудились. Но потом, вновь встретившись с рукотворным водоёмом (он мельчающий, но всё ещё очень красивый), сориентировались. Немножко изменённым маршрутом, однако же выбрались. По дороге обогнули мусорную кучу размером не меньше чем печальные каменные останки-остатки, даже если их собрать вместе (неужели не соберём?). Оно и понятно: и в пору цветения, и в пору снегопада лес-парк (лесопарк) полон досужего народу…

Наталья ГОРБАЧЁВА
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.