Режиссер Евгений Гришковец: "Я автор бестселлеров, меня не интересуют домашние радости."

НОВОСИБИРСК, 22 июня (Корр. Татьяна Ваганова). В Новосибирске 16-17 июня со спектаклем «Планета» и концертом с рок-группой «Бигуди» выступил один из самых интересных, интригующих и модных людей современного театра Евгений Гришковец. В спектакле, который в течение двух вечеров игрался на сцене театра «Глобус», зрители увидели Гришковца в дуэте с актрисой Анной Дубровской.
Совместный проект с группой «Бигуди» - соединение литературы, театра, музыки и современной клубной культуры был с энтузиазмом принят посетителями клуба «Рок-Сити». Оба гастрольных «номера» объединяла тема человека и мегаполиса.
В 1999-м Гришковец сам назвал себя новым сентименталистом. В конце 2003-го он со своей сентиментальностью расстался. Теперь его называют по-разному, но он по-прежнему остро актуален. Корреспондент Агентства национальных новостей после спектакля взял интервью у известного режиссера.



- А Вы сами кем себя ощущаете жителем небольшого города, мегаполиса или гражданином мира?
- Я все-таки горожанин, деревня для меня не понятна. Город - моя среда обитания. Не миллионник, а маленький город, небольшой областной центр. Чем больше город, тем сильнее одиночество. В отличие от «Я съел собаку» и «Одновременно» спектакль «Планета» адресован, прежде всего, жителям мегаполиса. Поэтому в Новосибирске он воспринимался более остро, чем в Томске, где мы его играли до этого. Здесь он более свой, менее приезжий.

- За тот год, пока Вы у нас не были, Вы успели стать автором бестселлера…
- Я считаю, что «Реки» - мое первое писательское произведение, которое можно не предварять объяснением, что я режиссер, актер и еще какой-то там деятель. Без всяких кавычек полагаю, что написал стоящую вещь - традиционную русскую прозу с попыткой написать большую прозу. И в данный момент ощущаю, что это произведение старше меня - оно написано таким языком, которым я сам еще не способен говорить. До сих пор нахожусь под впечатлением того, что у меня получилось. Этому и рад, и полностью опустошен. В этом, как выясняется, была большая душевная необходимость, все силы, копившиеся за два последние года, были направлены именно на это...
Повесть вышла 28 апреля в издательстве «Махаон». На сегодняшний день продано 80 тыс. экземпляров, очень неплохо для повести без сюжета.

- Герой это Вы?
- И я и не я. Там собраны и мои автобиографические воспоминания, и воспоминания моего отца, и то, что я знаю о своих близких друзей. Но по большому счету, это не я. В этой повести есть довольно жесткая композиция, у этой книги довольно жесткая структура. В моей жизни структуры и композиции нет…

- Значит ли это, что «человек-театр» Гришковец сегодня увлечен писательским делом более чем театром?
- Если честно, то если удается вечер сидеть дома одному или с семьей, сосредоточенно заниматься написанием текстов, то это самое большое удовольствие. О театре я уже очень многое знаю - как делать спектакль, что надо делать, чтобы спектакль вышел, сколько будет стоить декорация и так далее, а литературное дело для меня ново, в нем для меня много сокровенного и домашнего труда. Где есть ответственность только перед собой и перед текстом.

- Приняли ли господа литераторы Вас в свой круг?
- Я сразу дистанцировался, потому что знаю, что для них я всегда буду выскочкой. Литературный мир еще более узкий, чем театральный, и там все еще больше любят друг друга.

- С издателями Ваши отношения складываются не очень гладко …
- Заведено уголовное дело, рассылаются письма, агенты по магазинам. Потому что издательство «Зебра-Е», совладельцем которого является Виктор Ерофеев, продав права на издание текстов моих пьес издательству «Эксмо», продолжает печатать в Белоруссии пиратскую книжку. Самое неприятное во всей этой ситуации, что Ерофеев сам является писателем и знает что почем. И я не первый, кто с ним судится, до этого была Татьяна Толстая. К тому же я ужасно огорчаюсь, что книжку они делают поганую – печатают на туалетной бумаге, а люди за нее платят не фальшивые деньги, а те, которые они заработали. Но дело запутанное, как, оказалось, остановить впуск пиратской книжки совсем не просто.

- И все же, как с театром?
- Новых спектаклей не было уже три года, и я очень соскучился. Собираюсь сделать в этом сезоне целых два. В конце ноября, начале декабря - есть идея вернуться к старому замыслу – спектаклю по рассказам Эдгара По, который делал еще в «Ложе», и который мне очень дорог. Хочу, чтобы он перестал быть домашними радостями, а стал гвоздем сезона в Москве. Буду играть там, не удивляйтесь, с Александром Цекало. Пригласил его вовсе не потому, что нашел актера, который будет меньше меня ростом. Просто мне был нужен на сцене человек, который не был бы сугубо артистом, а являлся бы также и автором слова. Александр очень сильный и выпуклый мастер, у него своя мощная языковая стилистика, которой он будет очевидно отличаться от меня. К тому же он не прирожденный артист - на драматической сцене почти никогда не был - и ему это интересно. А мне было важно, чтобы для человека, который будет со мной на сцене, это также стало каким-то существенным приключением и событием, а не просто очередным спектаклем.

- Нет ли желания попробовать себя еще, например, в кино в качестве режиссера?
- Я бы заинтересовался, если бы производство фильма не было связано с довольно большим количеством людей. Для меня управление - страшное дело. После того, как я перестал руководить театром «Ложа», у меня нет одного подчиненного. Я с ужасом представляю, как это можно снова начать руководить людьми. Делаю только то, что зависит от меня самого.

- А были ли предложения по экранизации Вашей прозы?
- Самые разные люди, состоятельные и не состоятельные, предлагали экранизировать «Рубашку». Но я в этом вопросе категоричен. Поскольку роман монологичен, считаю, что все попытки приведут к довольно занудному кино или тому, которое принято называть «кино не для всех». Такое кино не для меня. Я - автор бестселлеров, меня не интересуют домашние радости. Но работаю над идеей, чтобы взять ту самую систему персонажей, что есть в романе, взять главного героя и предложить ему другие обстоятельства и события. Чтобы это было кинематографично.

- Вы стали часто мелькать на киноэкранах…
- Это громко сказано. Было несколько секунд в фильме «Азазель», играл плохого человека в плохом фильме. Потом играл очень симпатичного человека в фильме «По реке», с которым, в конце концов, оставалась женщина, и было понятно, почему она с ним остается. Была маленькая роль у Говорухина - следователя НКВД, мерзкого в очках. Дедушка увидел бы, проклял. Но таким людям как Говорухин не отказывают, мэтры, люди хоть эксцентричные, но мощные…
Еще был маленький эпизод, над которым работал четыре дня, в фильме Глеба Панфилова «В круге первом» по Солженицыну, который он сейчас снимает. Я там сыграл Константина Симонова. И тут действительно все было интересно. В романе у Солженицына Симонову 37 лет, и мне тогда было 37. И он, и я картавим. И он, и я начинали писать произведения, связанные с защитой родины. К тому же, когда я побрился, оставив только усы, получилось серьезное портретное сходство. Я не ожидал. Солженицын, который очень капризничал по поводу разных героев, меня принял с первого раза.
Симонов в романе подонок, негодяй, вечно пьяный и противный. Я с этим не согласен, и потому попытался сделать его по возможности более симпатичным. Считаю, что он был талантлив и внешне импозантен, именно таким я там и старался быть. А знаете, как приятно было носить пиджачок с пятью значками лауреата сталинской премии! Сталинская премия - 50 тысяч рублей, в то время как «Победа» тогда стоила 7 тысяч. Он к своим 38 годам получил пять Сталинских премий!

- Принято считать, что Вас создал случай: «Однажды, в ноябре 1998 года никому неизвестный кемеровчанин сыграл спектакль «Как я съел собаку» для 17 зрителей в курилке у буфета в Театре Российской армии, и наутро проснулся знаменитым…»… Не будь того случая, был бы другой?
- Не знаю, честно, не знаю. Но всегда считал и считаю, что мне повезло. Была очень высокая степень везения. Я не говорю про качество самого спектакля. Но при этом я человек очень дисциплинированный, ответственный, хороший собеседник и, на мой взгляд, не плохой парень. Это зачастую является очень важным…

Справка АНН:
Евгений Гришковец, драматург, режиссер, актер. Лауреат двух премий «Золотая маска», премии «Антибукер» и «Триумф». Родился в 1967 году в городе Кемерове. Окончил филологический факультет Кемеровского государственного университета. Создал театр «Ложа». С 1998 года живет в Калининграде.
Источник: Агентство национальных новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.