Фестиваль искусств "Балтийские сезоны" идет на ура

Все новости по теме: Фестиваль «Балтийские сезоны»
"Пошел сегодня в обменник, а там долларов нету, совсем нету", - беседуют зрители в фойе "Театра на Бассейной" перед началом спектакля "Человеческий детеныш" Санкт-Петербургской академии театрального искусства. В этом театре на окраине Калининграда, где стоят старые, по-европейски уютные домики, проходит, пожалуй, самая необычная из программ "Балтийских сезонов" - "Будущее театра", калейдоскоп выпускных спектаклей лучших театральных вузов страны. Есть доллар или его "нету", а театр полон. ложи, то есть балконы, блещут студентами, которых пускают бесплатно. "Если они у нас не посмотрят, то где они это увидят?", говорит генпродюсер фестиваля Давид Смелянский.

Калининград хоть и самый европейский город России, но, если б не афиши "Балтийских сезонов", впечатление было бы самое провинциальное. Афиша концерта Ирины Аллегровой, афиша какой-то звезды шансона, будет выступать человек-рентген... Среди всего этого "Балтийские сезоны" пользуются аховым спросом. Тем более что для программы "будущее театра" выбраны отличные спектакли.

"Человеческий детеныш" - это, конечно, Маугли. Спектакль мастерской Руслана Кудашова из Питера совместно с питерским же Большим театром кукол - это зрелище без слов. Вообще без слов. Артисты общаются телами, рычанием. глазами, запахами. Маугли играют три актерами. Маугли маленький - крошечный малыш, попавший в дикий, страшный мир джунглей. Маугли постарше - парень, который ощущает, как его мускулы наливаются силой, парень, убивший Шер-Хана и ставший царем зверей. Маугли созревший, жаждущий любви. Ну и конечно, звери. Сопливые, дрожащие, веселые волчата - с ними, как с братьями. Маугли рос. Элегантная Багира - пронзительный кошачий взгляд, плавные, точные движения, нога актрисы раскачивается в точности как длинный черный хвост. Смешной медведь Балу - как старый учитель, хватается за поясницу, шлепает по попе, ворчит. А как показать огромного, мудрого Каа? Два десятка артистов гуськом пробегают по сцене, создавая иллюзию длинного тела змеи. Один из самых ярких образов - тигр Шер-Хан в исполнении Анатолия Гущина. Перекатываются мускулы, низкий рык. тяжелая поступь... Актер сумел уловить нечто звериное настолько остро, что зритель забывает эту сценическую метафору, забывает, что тигр - на самом деле просто человек на четвереньках.

- Всегда, когда актеры всерьез пытаются играть животных, кажется, что это для детей. Но у вас получилось нешаблонно, оригинально. Что вы для этого делали? - обратился "МК" к исполнителю роли Шер-Хана.

- Во время работы над ролью мы наблюдали за животными, для этого ходили в зоопарк. Я внимательно смотрел за тигром. Ну и, конечно, занятия акробатикой. Пытаешься поймать пластику, дыхание животного. Мы пытались по максимуму отойти от стереотипов, связанных с Маугли. И к советскому мультфильму "Маугли" старались не обращаться. Нас попросили показать это произведение по-своему, как мы его понимаем.

- А как вы, актеры, живые люди, учились понимать друг друга без слов?

- Мы прошли определенный путь в этом смысле. Ты ориентируешься на жест, на глаза, на энергию, которая исходит от партнера.

- Хороший театр должен быть понятен без слов, - продолжает руководитель курса Руслан Кудашов, - есть действие, задача, пластическая выразительность, точность переживания. Все это проверяется на материале. Дело именно в том театральном языке, который изобретается на площадке. Есть элементарное упражнение, которое проходят на первом курсе, - "наблюдение за животными". Произведение Киплинга имеет всем известный сюжет. Задача была не копировать сюжет, а, опираясь на него, создать действенно-зрелищную ткань.

"Человеческий детеныш" был показан на фестивале студенческих спектаклей "Твой шанс" и был одним из претендентов на победу.

Следующий спектакль "Будущего театра" - "Не все коту масленица" по Островскому Школы-студии МХТ, постановка Аллы Покровской и Сергея Шенталинского. В главной роли Константин Райкин, в остальных ролях - студенты его курса. Перейдем сразу к финалу - зрители аплодировали стоя. Перейдем к середине - калининградцы хохотали, держась за животики. Перейдем к началу...

В продвинутой Москве одна фамилия Островского, равно как и Чехова, вызывает зевоту. Здесь же гений драматурга и высокое актерское искусство, которое демонстрируют как сам мастер, так и его студенты, отлично сочетаются, а главное, зрители ушли в восторге. Пожалуй, все студенческие работы в этом спектакли достойны и интересны. Правда, двум явно одинаковым по возрасту актрисам пришлось справляться с трудной задачей - сыграть дочь и старушку-мать. Но получилось на ура. Особая находка спектакля - это Елизавета Мартинес. По цвету кожи она мулатка. И что думаете, она не вписалась в Островского? Ха! Пожалуй, самая яркая роль. Капор, миллион юбок, глаза навыкате, сплетница еще та, руками размахивает, чай хлещет - натуральная купчиха!

Но Константин Райкин... Зрители ждут его выхода на сцену как манны небесной. Его "Миллионщик" Ахов - это воплощение завета Станиславского. Если герой злой, ищи, где он добрый. Почему он такой скупой? Так ведь жалко денег-то, сами понимаете, жалко, деньги же! Когда он бегает за красавицей Агничкой, у него в глазах первая брачная ночь так и стоит, так и стоит. Ноги дрожат, между ними стул зажат, в глазах старческое сладострастие горит - блеск. Роль сыграна смачно, со вкусом, даже сказать - с острым перчиком.

- Давид Яковлевич, как публика воспринимает то, что вы привозите на фестиваль? - спросил "МК" у Давида Смелянского.

- Семь лет тому назад вышел указ президента о праздновании 750-летия Калининграда. Я вошел в экспертную группу, и передо мной стояла задача придумать культурологическую историю, которая будет соединять материковую Россию с ее самой западной точкой, и культурные ворота в Европу. Когда все только начиналось, тут была выжженная земля. Приезжала эстрада и редко - антреприза. Уже на третий год существования "Балтийских сезонов" стало понятно, что у зрителя наша история востребована. Когда мы начинали, мы не могли продать билеты на балет Эйфмана - они не знали, кто это такой. Мы привезли сюда "Московский хор" Додина, и я очень долго объяснял по телевидению, что это не хор из Москвы, а спектакль МДТ. Год от года отношение менялось. Тут надо понимать, что если мы привезем сюда спектакли с фестиваля "Территория" или "NET", я не убежден, что зритель все правильно воспримет с точки зрения современного искусства. Не отворочу ли я их сразу от театра? Они еще не пришли к этому, ведь должно идти воспитание театром. Студенты - это всегда энергия. И в прошлом году я начал эту программу "Будущее театра".

- А какую-то конкретную реакцию калиниградцев вы слышали? Ведь аплодировали же они Константину Райкину стоя.

- Только что я узнал про одно из моих главных завоеваний. Ко мне подошла женщина с маленькой девочкой: "Дочка сегодня первый раз в жизни была в театре, и теперь она просится еще". А когда мы привезли "Анну Каренину" Эйфмана, ко мне подошла какая-то женщина и сказала: "Я это видела, теперь я могу спокойно умереть".
Источник: Московский комсомолец

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.