Взгляд из президиума

Четвертый Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева подвел итоги.
Первый конкурс органистов имени состоялся в Калининграде шесть лет назад, взбудоражив "тихую заводь" его музыкальной жизни. Тогда Вера Таривердиева, арт-директор и вдохновитель так удачно стартовавшего музыкального состязания, без устали отвечала на многократно повторявшийся вопрос: как органная музыка связана с Микаэлом Таривердиевым. Сегодня этот вопрос уже не возникает. Всем собравшимся в Калининграде хорошо известно, что Микаэл Леонович - не только кинокомпозитор, создатель опер, балетов и вокальных циклов, но и автор уникального органного репертуара. Конкурс стал гордостью Калининграда, а нынешний, Четвертый, совпал с празднованием 750-летия города. Однако, Калининград - бывший Кенигсберг, а ныне - российский форпост на Балтике, оказался не единственным местом его проведения.

Старт был взят в Москве и Гамбурге, где проходил первый тур. Этот "географический" регламент имел не только музыкальный смысл. В год праздника было решено укрепить связи между двумя независимыми ганзейскими городами и российской столицей. Так что 43 участника (для сравнения - на прошлом было 26 музыкантов) имели право свободного выбора: одни играли свои программы в Кирхе Святого Иоганна в Альтоне, другие - в Музее музыкальной культуры имени Глинки. Прослушивания были публичными и авторитетность жюри не вызывала никаких сомнений.

По окончании первого тура, перед вояжем участников в Калининград, в Гамбурге состоялся концерт музыкальных звезд памяти Кнуда Кнудсена. Этот человек достоин отдельного рассказа. Адвокат, музыкант, продюсер, он был соавтором проекта 2005 года, ставшего для него последним. Он считал музыку самым действенным средством общения, мечтал (и все делал для осуществления задуманного), чтобы в день открытия конкурса в Калининграде круизный корабль "Европа" (единственный европейский лайнер, имеющий статус шести звезд) бросил якорь в Балтийске, где по преданию Вагнер услышал легенду о вечном скитальце - Летучем голландце. Так это и случилось, хотя идея казалась безумной не только скептикам.
Пассажиры сошли с корабля, отправились на экскурсию по городу, а вечером присутствовали на концерте открытия Международного конкурса органистов в Концертном зале филармонии, расположенном в бывшей немецкой кирхе Святого семейства. Опустевший корабль заполнили любопытные журналисты. Совершенно непонятно, как удалось преодолеть все организационные трудности (журналисты проходили таможню, паспортный контроль) и провести пресс-конференцию на корабле, где отдыхают лидеры деловых кругов и представители большой политики (упорный и, похоже, верный слух утверждал, что приплыли 250 европейских миллионеров; зато верно то, что самая дешевая каюта обходится обитателям в 1000 евро за сутки).
Красавец-капитан, как и вся команда, оказался меломаном и при каждой возможности приглашает в свой дворец музыкантов. К слову, в нынешнем круизе, на стоянке в Санкт-Петербурге, пассажиры встретились с Анной Нетребко.

Обезумевших от невиданной роскоши (на корабле есть все, быть может, за исключением, органа) журналистов с нижней палубы, в центре которой установлен белый рояль, подняли на стеклянном бесшумном лифте на десятый этаж корабля в музыкальный салон.
Пассажиры, которых удалось рассмотреть на открытии конкурса, оказались милыми улыбчивыми дамами и господами весьма почтенных лет, бурно аплодировавшими Гидону Кремеру и его ансамблю "Кремерата Музыка". Играли Шнитке, Моцарта, Мендельсона, Канчели.

С такого яркого парада начались конкурсные будни. 19 музыкантов играли на чешском органе Reger Closs - инструменте, которым не без основания гордится Гарри Гродберг, участвовавший в его установке. Жюри возглавляла Наталия Гуреева. В его состав входили всемирно известные органисты Джеймс Дэвид Кристи (США), Вольфганг Церер (Германия), Аи Йошида (Япония), Мари-Луиза Лангле (Франция), Андрес Уибо (Эстония), Василий Розанов (Россия), сменившие два других жюри, оценивавших музыкеантов, игравших на первом туре.

Конкурс был изначально событийным, но проходил без всякого официоза. Среди участников не было "затерявшихся в уединении", все были вовлечены в круговерть общения. Целую неделю помолодевший и похорошевший город слушал органную музыку. Под готическими сводами звучали мольба и утешение, надежда и отрада. Звучал инструмент, освященный тайной. И за каждым исполнением возникали: судьба музыки, школы, артиста, складываясь в диалоги и многоголосия.

Лауреатами конкурса стали:
# Первая премия и гран-при конкурса (фигурка ангела с крыльями, напоминающими органные трубы, изготовлена из местного янтаря) единогласно присуждены Иштвану Матиашу (Венгрия). Он же удостоен Специальной премии за лучшее исполнение произведений Микаэла Таривердиева.
# Вторую премию получил Тарас Багинец (Украина).
# Третью - Ааре-Паул Латтик (Эстония).
Дипломов удостоены Хироко Инноуэ (Япония) и Даниэль Прайзнер (Польша).
Премиальный фонд конкурса составляет 18 000 долларов США. По традиции, основную часть премиального фонда конкурса предоставляет Благотворительный фонд "Триумф". К этой сумме прибавляется сумма Специальной премии "Надежда Отечества" (5 000 долларов США), которую вот уже в четвертый раз лично вручил ее учредитель Георгий Боос. В этом году ее была удостоена Евгения Семеина (Россия). По иронии судьбы незадолго до конкурса Георгий Боос был объявлен кандидатом на пост Губернатора Калининградской области.
Специальную премию нынешнего Губернатора Калининградской области Владимира Егорова получила Наталья Рябкова, молодая органистка из Нижнего Новгорода.

И хотя российские музыканты не завоевали медалей, конкурс показал, что в России есть своя, неординарная и интересная, школа исполнительства на органе, а Россия - страна больших музыкальных конкурсов, уверенно приняла в свою семью новый музыкальный смотр, который по традиции открылся и закрылся музыкальным талисманом - пронзительными первыми аккордами Концерта для органа номер 1 "Кассандра" Микаэла Таривердиева.

Поделиться мыслями о конкурсе мы попросили членов жюри и его гостей.
Джеймс Дэвид Кристи (США), лауреат международных конкурсов, профессор музыкального факультета консерватории в Обелине, органист Бостонского симфонического оркестра: - О калининградском конкурсе я узнал от своего близкого друга Мартина Хезельбека, органиста и художественного директора оркестра Венской Академии. Он был на прошлом конкурсе и сохранил о нем самые восторженные воспоминания. Мартин весьма настоятельно советовал мне поехать в Калининград, а Веру Таривердиеву назвал "женщиной, одержимой музыкой". Преодолев, опять же с помощью неугомонной Веры, все препятствия с визой, я прибыл в Калининград. Сегодня с уверенностью могу сказать, что проделал долгий путь не зря. Этот молодой конкурс уверенно влился в мировую органную традицию. Разумна и отлично сбалансирована программа. Ежедневно в кругу коллег проходило то, ради чего затеваются конкурсы и фестивали - живое, заинтересованное, творческое общение. И самое главное, участники соответствовали высоким профессиональным критериям, несколько музыкантов мне показались определенно выдающимися. Счастлив, что открыл для себя музыку Микаэла Таривердиева, его Концерт для органа ? 1 "Кассандра" и Симфония "Чернобыль" потрясли мое воображение. Первое, что сделаю, вернувшись домой, - разучу егомузыку и включу в свой концертный репертуар. Таривердиевская музыка показалась мне невероятно самобытной. Во время исполнения моя фантазия рисовала вполне реальные картины, действие и даже его героев. Эти мои экспрессивные "зримые" образы напоминали кадры фильмов, и я подумал, что писать так может человек, который любит и понимает кино. И меня ничуть не удивило, что Таривердиев - автор киномузыки.

Мари-Луиз Лангле (Франция), профессор Парижской консерватории National de Region и Schola Cantorum, доктор музыковедения (Сорбонна), концертирующий органист:
- Пару лет назад мой соотечественник, выдающийся органист и композитор, преемник Оливье Мессиана в Соборе Святой Троицы в Париже Нажи Хаким порекомендовал подготовить учеников к калининградскому конкурсу, о котором я ничего не слышала. Что я и сделала. Получив приглашение принять участие в работе жюри, подумала: "А почему бы и нет, ведь мои занятия начинаются только в середине сентября?".
Я тронута до глубины души талантливой идеей организации органного смотра в православной России, где орган - светский инструмент. Ведь для нас, протестантов или католиков, орган - это, прежде всего инструмент, который звучит в церкви. Последние годы я находилась под впечатлением игры российских органистов на французском конкурсе. Они показались мне мощными музыкантами, техничными и темпераментными, и я согласилась со своим коллегой, который предположил, что за российскими исполнителями - большое будущее. Быть может, свобода от церковных традиций раскрепощает их, делает игру более открытой, эмоциональной, свежей по стилю и новой по пониманию. Органистов из России, которые вышли на мировой уровень, я бы сравнила с командой российских теннисисток, мощно ворвавшихся в мировой рейтинг. Кстати, на международные смотры, в которых я принимаю участие, из вашей страны приезжают в основном девушки.
Мы с Джеймсом Кристи работали на многих международных конкурсах, так что нам есть, с чем сравнивать калининградский, который нас поразил, и мы решили написать о своих впечатлениях развернутую статью для американского журнала. Этот конкурс достоин того, чтобы о нем знали на всех континентах. Своим ученикам я, конечно, обязательно посоветую приехать сюда. И еще здесь я встретила человеческое тепло и ощутила общность своей судьбы с судьбой Веры Таривердиевой: я тоже вдова замечательного и известного композитора Жана Лангле, мы обе потеряли близких людей, но нам в наследство осталась их музыка.

Вольфганг Церер (Германия), лауреат международных конкурсов, профессор Высшей школы музыки в Гамбурге: - Из 19 органистов из разных стран, приехавших на первый тур в Гамбург, мы пропустили на второй тур восемь человек. Проведение первого тура в Гамбурге оправдано и тем, что многим гораздо ближе и удобнее приехать в Германию, и тем, что всем музыкантам (даже если они не вышли на финишную прямую) полезен опыт игры в зале с уникальной храмовой акустикой на органе девятнадцатого века. Они приобретают бесценный опыт общения с индивидуальностью исторического инструмента. Важен, думается, и тот факт (хотя он связан с конкурсом весьма опосредовано), что участники жили в семьях и имели возможность ощутить ритм частной жизни Германии, соприкоснуться с культурой быта. Кто возьмется оспорить, что конкурс - это возможность познания? На калининградской земле сложилась атмосфера свободного общения, где нет места гонору и амбициям, и для России этот конкурс является важным и даже необходимым, как и музыка Таривердиева, представляющая культурную ценность второй половины прошлого столетия.

Аи Йошида (Япония), лауреат международных конкурсов, главный органист концертного зала Мориока: - Как и для России, для моей страны орган не является религиозным инструментом, хотя в Японии любят органные концерты и во всех музыкальных учебных заведениях есть органные отделения. В детстве, как и большинство японских детей, я воспринимала орган как фортепиано или скрипку, о его духовном происхождении узнала позже. Как органистка я чувствую две характерные черты органа: светскую и духовную. Играя на этом "короле инструментов", поняла, что необходимо знать и чувствовать оба лика, его историческую раритетность и современность. В Калининграде мне было интересно слушать, как одни и те же произведения, исполненные на одном и том же инструменте, по-разному звучат. Конечно, мне привычнее органы, установленные в современных залах, и я потрясена звучанием органа в церковном пространстве, которое словно "руководит" или "корректирует" темперамент исполнения.

Гидон Кремер, художественный руководитель оркестра "Кремерата Балтика": - Нас уже не первый раз приглашают на открытие органного конкурса. Приятно, что складывается такая традиция. Открывать музыкой, а не речами, музыкальное событие - хорошая затея. Мне близка увлеченность Веры Таривердиевой, которая самозабвенно готовит эти органные смотры. К тому же, я люблю Калининград, куда попал впервые молодым музыкантом более трех десятилетий назад во время гастролей вместе с Татьяной Гринденко. С органистами нашему оркестру приходится сталкиваться, хотя и нечасто. Этим летом было очень приятно сотрудничать с победителем прошлого конкурса в Калининграде латвийской органисткой Иветой Апкална. Мы даже надеемся, что это сотрудничество выльется в какое-нибудь турне. Ее мастерство произвело на нас сильное впечатление, и лишний раз убедило в высоком уровне этого музыкального соревнования.

Вера Таривердиева, арт-директор конкурса:
- Во время подготовки я не раз спрашивала себя: зачем мы пошли по такому сложному и необычному пути - проведению конкурса в трех городах. Но эта схема оправдала себя. Мы расширили круг участников, его представительство ( в конкурсе приняли участие музыканты из 15 стран), уровень участников просто "взлетел". На заключительной пресс-конференции Джеймс Дэвид Кристи, наш знаменитый член жюри из США, сказал, что если бы он участвовал в конкурсе он получил бы второе место, подчеркнув таким образом и уровень состязания, и талант победителя - Иштвана Матиаша. Так что все было не зря. Это такое замечательное чувство, когда большая работа заканчивается результатом, который не только ожидаем, но и превосходит ожидания. Меня спрашивают - будем ли мы проводить конкурс по вновь избранному регламенту. Я отвечаю: завоеванных позиций не сдают!
Источник: Звуки.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.