Как организована охрана памятников истории и культуры в регионе и с какими проблемами она сталкивается

Все новости по теме: Город
На эти вопросы «Калининградской правды» отвечает руководитель Службы государственной охраны объектов культурного наследия Калининградской области Владимир Ярош.

- Владимир Борисович, как и когда была создана ваша служба?

- В соответствии с законом Российской Федерации губернатор Калининградской области Георгий Боос принял решение о создании самостоятельного органа по охране объектов культурного наследия. Состоялось это решение в январе текущего года, а в полную силу наша структура заработала с мая: потребовалось время на проведение конкурсных процедур, укомплектование штатом сотрудников, регистрацию и прочие оргмероприятия.

- Как обстояли дела с охраной объектов культурного наследия в области на момент организации службы?

- Мне эта сфера деятельности была знакома. До назначения на должность я занимался этими же вопросами в качестве сотрудника Федерального агентства и заместителя регионального министра культуры. В составе минкульта охраной объектов культурного наследия занимался отдел из двух человек, а с созданием самостоятельной структуры появилась возможность вывести эту работу на новый уровень. Мы стали чаще проверять конкретные объекты, упорядочили их перечень, в соответствии с постановлением регионального правительства

№ 132 разграничили объекты федерального, регионального и местного значения, а сейчас ведётся работа по разграничению этих же объектов по имущественной принадлежности, по видам собственности.

- Рутинная, повседневная деятельность ваших сотрудников заключается в…

- … в проверках объектов культурного наследия на предмет соблюдения собственниками или арендаторами охранного законодательства. К концу декабря планируется проверить 90 объектов - с мая это, согласитесь, немало. Причём всё это делается в разных обстоятельствах: это и плановые проверки, и проверки в процессе выдачи разрешений на производство каких-либо работ, и действия в ходе административных разбирательств. Выдать предписание, оштрафовать – это процедура, а в конечном итоге хотелось бы, чтобы что-то было сделано. Выдано 52 предписания, и на них даже не все субъекты хозяйственной деятельности имеют обыкновение отвечать.

- А что за собой влечёт такое пренебрежение к вашим предписаниям?

- В подобных случаях мы начинаем административное делопроизводство. И практика показывает, что больше всего у нас не дружат с 73-м Федеральным законом не частные лица, не бизнесмены, а именно чиновники различных уровней, в первую очередь – муниципальные. Некоторые округа на собственном негативном опыте учатся: например, Багратионовск после получения одного нашего предписания вышел в настоящие лидеры по соблюдению регламентных мероприятий. Неплохо с этим и в Полесском округе. А вот в таких муниципальных образованиях, как Черняховск, Озёрск, Нестеров, – похуже. К примеру, в Порядино Нестеровского округа уже давно археологом Ольгой Дружининой выявлен уникальный для нашего региона памятник – стоянка каменного века. В такую древность у нас ещё не забирались ни до ни после войны! И оказалось, что на этом месте ведётся хозяйственная деятельность, строятся дома. В настоящее время мы выполнили все необходимые формальности по постановке этого объекта на государственный учёт, и он будет охраняться должным образом. А проблема там совершенно типичная: муниципалитет не получил у нас необходимые согласования и условия и выдал застройщику разрешение на строительство. И застройщика ведь тоже можно понять: он вроде бы всё выполнил, а из-за нерадивости чиновников оказалось – не всё! Вот и приходится постоянно разбирать подобные ситуации.

- Застройщики постоянно жалуются: «Нас не уведомили, что здесь есть какие-то памятники». Так кто же, в конечном итоге, должен уведомлять? Кто в этой цепочке «крайний»?

- Буквально недавно на совещании у руководителя областного градостроительного агентства Татьяны Кондаковой с участием главных архитекторов всех муниципальных образований ещё раз была чётко обозначена и доведена до всех сторон позиция, что контроль в этой сфере надо ужесточать. Мы контролируем муниципальные образования, нас контролирует Росохранкультура, её - прокуратура, а дальше дело передаётся в суд. Потом всё равно придётся устранять все несоответствия закону, но лучше их вовсе не допускать – дешевле выйдет.

- Есть ли за несколько месяцев вашей работы конкретные примеры торжества закона в этой сфере?

- Конечно, есть. Улица Клиническая областного центра, автостоянка напротив главного входа в областную больницу. Ещё два года назад заинтересованные стороны начали пытаться согласовать там строительство восьмиэтажного здания. Им ответили, что там нельзя строить выше определённой этажности и необходимо обеспечить свободный проход к Нижнему озеру. Но при этом оказывается, что застройщик уже и разрешение получил, и даже презентацию будущего комплекса торжественно провёл! В настоящее время мы подаём в суд на чиновника, выдавшего такое разрешение без согласования с органами охраны объектов культурного наследия. Или другой пример – «Бригантина-плюс», ДК моряков. Обнаружено, что на этом здании, являющемся объектом культурного наследия, без всяких согласований вывешен совершенно безобразный аляповатый красный плакат, уродующий внешний вид памятника. А ведь это вопрос, впрямую относящийся к нашему ведению, и вовсе не такой простой, как кажется на первый взгляд. Удалось ввести процесс в законное русло, пользователь готов исправить свою ошибку.

- А насколько серьёзную ответственность можно понести за несоблюдение закона в этой области?

- В Кодексе об административных правонарушениях Калининградской области есть целый раздел, посвящённый охране объектов культурного наследия. Штрафы – до миллиона рублей. Некоторые штрафы накладываются в соответствии с Федеральным кодексом – там суммы поменьше. За время работы службы составлен 41 протокол о наложении штрафов. Однако подчеркну, что здесь подход применяется дифференцированный. Пример – пасторский домик при кирхе Арнау. Нынешняя жилица-пенсионерка несанкционированно провела ремонт оконных проёмов, в ходе которого исторический облик памятника был нарушен. Естественно, любой штраф для неё будет неподъёмным, и мы просто вынесли предписание: исправить. Штрафовать не стали. Недавно на небольшую сумму оштрафовали КГТУ – за нарушения при ремонте корпуса в Малом переулке.

Зато корпус на площади Победы уже реконструируют в соответствии с требованиями закона, по утверждённому проекту – подействовало, значит. Бастион «Литва» на самом берегу Преголи – яркий пример содержания исторического объекта пользователем в ненадлежащем состоянии: многочисленные разрушения, незаконные пристройки. На одно наше предписание арендатор никак не отреагировал, на второе – тоже, в итоге мировой суд увеличил сумму штрафа втрое от первоначальной. Сейчас пользователь активно идёт на контакт в деле устранения нарушений – очевидно, понял, что дальше будет только хуже. Когда все требования будут выполнены, мы устроим ещё одну проверку - итоговую. Большая проблема – замок Георгенбург на окраине Черняховска. Люди с незапамятных времён, чуть ли не с 45-го года живут в помещении памятника, к тому же аварийном. И виноватых нет. Здание числится за территориальным управлением Росимущества, а у него, как вы понимаете, возможности расселять жильцов просто нет. Сейчас пытаемся что-то сделать, ведём консультации с новым главой Черняховского округа. Ещё один серьёзный вопрос - памятник императрице Елизавете в Балтийске. Он принадлежит Музею Мирового океана, но стоит на постаменте, возведённом на участке земли, выделенном общественной организации «Елизаветинский форт». В настоящий момент руководство этой организации препятствует собственнику в доступе к памятнику, из-за чего отсутствует необходимый уход за скульптурой и может создаться аварийная ситуация. В общем, мы предлагаем музею подать в суд, а сами будем выступать в процессе третьей стороной.

- Совершенно ли российское законодательство об охране памятников?

- ФЗ № 73 принят ещё в 2002 году, но чтобы он успешно работал, необходим целый пакет (около восьми) подзаконных актов, а в реальности пока принят только один – об охранных зонах. Поэтому идеально работающим закон пока назвать нельзя. У нас до сих пор нет, например, методик оценки объекта культурного наследия – сколько он стоит? Не утверждена процедура историко-культурной экспертизы, много проблем с финансированием работы, так что очень многое в законодательстве предстоит совершенствовать.

- Есть мнение, что на судьбе крупных объектов культурного наследия благотворно должна сказаться их передача в частные руки…

- На самом первом в качестве руководителя службы совещании в Росимуществе в Москве я продемонстрировал видеопрезентацию о 75 наиболее важных и привлекательных объектах культурного наследия в нашем регионе. Смысл моего посыла был такой: отдайте это всё нам, региону, а мы уже будем подыскивать инвесторов. Один из заместителей руководителя федерального агентства говорит: нет, вы найдите инвестора, приведите его к нам, мы с ним заключим договор и он там у же у вас будет инвестировать… Я ему говорю: «Чтобы получить возможность с вами пообщаться, мне пришлось войти в состав специальной комиссии – что же говорить об инвесторе, где и как он вас ловить будет? И почему вообще эти вопросы необходимо именно в Москве решать? Ведь время не ждёт - памятники-то разрушаются…» А мне отвечают: «На сегодняшний день не видим оснований всё это вам передавать…» В общем, нет пока понимания. Но процедура разграничения федеральной и региональной собственности на эти объекты всё-таки идёт, и мы каждый месяц докладываем губернатору на оперативных совещаниях, что сделано. Сейчас решаем вопрос о передаче нам шести замков – точнее, того, что от них осталось. И мы стремимся опережать события – разрабатывать по каждому объекту намётки концепции, чтобы потенциальный инвестор мог видеть все «за» и «против», вкладывая деньги в объект. Ну, к примеру, назовите какой-нибудь известный региональный памятник.

- Э-э… замок Талпаки!

- Замок Талпаки, отлично. Сегодня он в ведении территориального управления Росимущества, для какого-то его дальнейшего использования нужно чётко представлять себе все плюсы и минусы. Положительное – то, что он находится в центре области, в населённом пункте, на развязке автомобильных дорог. Отрицательное – то, что от него по большому счёту ничего не осталось. Чтобы получить на его реанимацию деньги из какого-то бюджета, нужно иметь проектно-сметную документацию и обеспечить софинансирование. Областной бюджет финансировать федеральный объект не может. Мы можем попытаться «вставить» его в федеральную программу, но это всего 400 миллионов рублей в год на всю страну – даже для получения сущих крох найдутся объекты гораздо более интересные. Вот мы и пытаемся формировать такой информационный «пакет» по объекту: что здесь было, каково его значение, какова правовая ситуация, что здесь можно сделать (варианты), ограничения и обременения – и всё это предлагать инвесторам. Кстати, уже выпущены такие «рекламные» плакатики по Бальге и Бранденбургу. И ведь не обязательно речь должна идти о полной и немедленной реставрации – на многих объектах можно начать с консервации руин и использования их как музей под открытым небом. А если инвестор достаточно состоятелен – можно говорить и о полной реставрации. Есть же положительные примеры у наших соседей!

- Но у них, как правило, объекты до такого состояния и не разрушались…

- Ну почему же? И у них всякое бывало, я вас уверяю, и до сих пор многое не восстановлено. Губернатор, приняв должность, одним из первых шагов озвучил своё видение вопроса сохранения в регионе культурного наследия, и мы работаем в этом направлении. Кроме названных объектов, в поле нашего зрения замки Рагнит, Гердауэн, Лабиау, Прёйсиш-Эйлау, по федеральной программе – Инстербург. Будет концептуальное обоснование и разработка проектно-сметной документации первичных противоаварийных работ на этих объектах, а дальше – дело за инвесторами.

- Что стоит в ближайших планах вашей службы?

- Сейчас наша первоочередная задача – создание и правильное ведение реестра объектов. Даже по давно и хорошо известным памятникам в документах – форменная путаница, а ведь постоянно выявляются новые, особенно в районах области. По закону объект должен быть поставлен на учёт в течение года после выявления, и определять его значение должна экспертная комиссия, которой у нас пока нет. Сейчас мы занимаемся её созданием из ведущих специалистов в области истории, археологии, искусствоведения, краеведения, реставрации – как местных, так и столичных. 12 декабря пройдёт первое заседание этого нового экспертно-консультативного совета. Большой вопрос – реставрация исторических зданий. Мы попытались собрать совещание организаций, занимающихся в нашем регионе реставрационными работами, так вот из 32 по списку явились 16, а квалификационным требованиям, например, по реставрации кирпичной кладки, из них соответствуют только 2. Лицензированный проектировщик реставрационных работ в области был один, сейчас второй появился. А без специалистов в этом деле очень тяжело. Но дело это будет продолжаться – так требует закон.
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.