Голландские художники привезли в Россию интерактивный архив

Несмотря на всю смелость и изощренность отечественного contemporary art, жанр видеоарта продолжает сохранять свежесть и молодость. Больше опыта, впрочем, как и всегда, на Западе – в прошлом году исполнилось 40 лет с тех пор, как Нам Джун Пайк управлял ТВ-изображением, двигая магнитом перед кинескопом. Эта акция в немецкой галерее "Парнас" считается рождением видеоискусства, понятия "видеоарт" тогда не существовало.

В Нидерландах художники ревизовали свои достижения в этой области и привезли в Россию. "Тридцать лет голландского видеоарта" – так называется фестиваль, открывшийся в Арсенале – выставочном зале Нижегородского филиала ГЦСИ. Постройка XIX века встречает у порога ковриком с надписью "Welcome" и телевизором, на экране которого застыл типичный диктор информационной передачи. Первый шаг в помещение, и слышно "Guten tag" – картинка ожила, тут же замерев. Ступает следующий зритель – и появляется другой диктор с другим приветствием. Не сразу заметен проводок, тянущийся от волшебного половика – интерактивной инсталляции "Слова приветствия" Эдди Ди.

В самом зале темно и жуткий холод от кирпичных стен. Нет ничего, кроме нескольких гигантских белых экранов. На первом (это Питер Богерс и его "Общие моменты") комбинации из трех, шести или двенадцати образов людей в их повседневной жизни. Богерс подкарауливает их камерой в кафе, на улице и ждет, когда же они его заметят. Несколько экранов сводят воедино архетипичность человеческого поведения разных людей.

Краем глаза замечаешь поодаль еще один экран. Идешь к нему и видишь мутный черно-белый интерьер с изображением человеческой фигуры неясных очертаний. Останавливаешься и смотришь. Фигура в лучших традициях фильма ужасов начинает извиваться – так изображают привидения. Химера останавливается, и вдруг видишь, что это – ты. Билл Спинховен придумал инсталляцию "Это про время" при помощи компьютерной программы "Time stretcher" (дословно: растягиватель времени). Камера ловит присутствие и движение зрителя, а проекция на экране воспроизводит их, деформируя в четвертом измерении – времени.

Многократно вырастает ценность экспозиции у трех мониторов. Сами голландцы назвали это "video-jukebox", видеоавтомат, по аналогии с "музыкальным автоматом". А по сути – интерактивный архив. Сорок работ за три десятка лет разбиты на четыре темы в области видеоарта: средства массовой коммуникации, регистрация, медиаспецифика, нарратив. Зритель, щелкая мышью, выбирает ролики. Заботливые голландцы перевели их там, где это необходимо, на русский язык.

Набор короткометражек определяет широкий спектр человеческих настроений. Вот, например, видео Бугела и Хольтаппельса "Дыхание 2", датированное 1976 годом. Сам Бугел сидит на полу, в полиэтиленовом пакете. Мешок плотно облегает его тело, мешает ему дышать. В наушниках зритель слышит тяжелое прерывистое сопение. Пока идет перформанс, художнику становится все труднее и труднее поглощать воздух. На глазах зрителя происходит исследование границы человеческих возможностей и достижение ее. Примерно через 20 минут он начинает задыхаться и теряет сознание...

Впереди у передвижной выставки голландских видеооткровений – Новосибирск, Красноярск, Екатеринбург, Калининград, Петербург и Москва.
Источник: RUS.nl

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.