Глава Гурьевска: я готов пройти детектор лжи, и пусть рядом сядут Мартынов и Шкиль

Сергей Подольский
Региональное УМВД возбудило сразу несколько уголовных дел по фактам так называемых земельных махинаций в Гурьевском районе. Глава Гурьевска Сергей Подольский рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru», почему он уверен, что за уголовными делами стоит руководство УМВД и НТРК «Каскад», а также о том, какое отношение к этому имеет его дружба с «Честным детективом» Эдуардом Петровым.

«Вероятно, многим охота зайти и что-то тут сделать под себя»

— Сергей Сергеевич, полицейские сейчас активно занялись, как они сами утверждают, махинациями с землей в Гурьевском районе, возбуждены уголовные дела, но вы говорите, что это ошибка и даже заказ. На каком основании вы утверждаете, что это ошибка?

— Этим делом уже занимались буквально год-полтора назад различные службы: прокуратура, Следственный комитет. Были написаны заявления, жалобы в эти организации, и в том числе в ФСБ. Нарушений законодательства не было выявлено. Мало того, насколько мы знаем и понимаем, это — подследственность СК. Теперь этими же делами опять занимается УМВД, и то же самое проверяется. Но я думаю, что продолжения дел не будет. Единственное, возможны шероховатости. Я уже как-то много раз говорил, что у нас самолеты падают, к сожалению, из-за человеческого фактора. Здесь (в администрации Гурьевска — прим. «Нового Калининграда.Ru») тоже работают живые люди, коллектив большой, возможно, кто-то поставил не там запятую. А выяснит все, по моему мнению, следствие и суд.

— В прошлый раз проверку проводила прокуратура и передала материалы в Следственный комитет? Следственный комитет провел доследственную проверку и не нашел оснований для дела.

— Да, и дело было закрыто.

— Сейчас получается, что именно УМВД проводит доследственную проверку?

— Да, они заново начали это дело. Либо присутствует недоверие внутри этих силовых структур, либо новые обстоятельства дела выявили, либо там присутствуют еще и иные интересы.

— Иные интересы? Можно поподробнее, что вы имеете в виду?

— Выборная гонка стартовала у нас. Я думаю, что цель, — не Иванов, Петров, Сидоров, а, конечно, глава — чтобы скомпрометировать таким образом и на ранней стадии возбудить дело в отношении главы, отстранить, тем самым не допустить на выборы. Мы знаем это наверняка: шила в мешке не утаишь, да и в тех же ведомствах много друзей, знакомых, мы же в одном городе живем.

— Вы сейчас фактически обвиняете в коррупции сотрудников полиции — что они могут действовать по чьему-то указанию.

— Я их не обвиняю. Я полагаю, они просто исполняют чью-то волю, действуют по чьему-то указанию.

— По чьему указанию? Вы можете назвать конкретных людей?

— Кто заинтересован в выборах, кто хочет зайти сюда к нам в округ. Наверное, таких желающих групп много. Они могли бы свои усилия применить в Краснознаменском или иных районах, где действительно нужно много работать. Здесь же все хорошо, все налажено: краны работают, стройки идут, район на ходу, лучший или один из лучших, не поскромничаем. Вероятно, многим охота зайти и что-то тут сделать под себя.

гурьевск.jpg

Друг Эдуард Петров, «Честный детектив»

— Но это ваша основная версия, что дела возбуждают именно из-за выборов?

— Я думаю, да, из-за выборов. Плюс совпало, что вышли негативные репортажи в отношении нашего УМВД и его руководителя. Они вышли по государственному телеканалу «Россия». Наверное, вы их видели. Так случилось, что Эдуард Петров, руководитель программ «Честный детектив», «Дежурная часть», он же директор правового вещания ВГТРК, — является моим товарищем, мы давно уже с ним дружим. Он несколько раз приезжал ко мне в гости, летом отдыхал здесь и в последний раз приезжал к моей супруге на день рождения 28 января. После того, как он был у меня, вышли все эти материалы о нашем УМВД. И не нашлись, кроме как сказать, что, если Эдуард Петров приезжал сюда, значит, заказчиком всех этих материалов является Сергей Подольский.

Я, конечно, польщен, что меня так высоко ценят. Реально польщен. Потому что, когда я созванивался с Петровым и говорил ему: «Эдуард, ты приезжал, а тут вышли передачи, расценивают, будто я являюсь заказчиком», он ответил: «Если ты можешь добиться разрешения Колокольцева (Владимир Колокольцев, министр внутренних дел РФ — прим. ред), администрации президента и руководителя ВГТРК Добродеева, тебя так высоко ценят, честь тебе и хвала. Это моя профессиональная деятельность, и зачем тебе голову ломать». Надо понимать, что программа, так как выходит на государственном телевидении, аккредитована вокруг таких органов, как ФСБ, МВД, Следственного комитета, прокуратуры, МЧС и судов. И именно от их имени он может на гостелевидении делать какие-то заявления. Но они должны быть подтверждены фактами, журналисты не могут голословно что-то утверждать, как вот тот же самый «Каскад» или Караулов… Поэтому Петров мне сказал, что только чтобы его программе выехать сюда, он должен получить официальные разрешения руководителя той или иной спецслужбы, в данном случае согласие руководителя МВД РФ, согласие администрации президента и согласие директора ВГТРК. Эдуард рассказывал, что первая группа приезжала еще до Нового года, а потом после Нового года. Тем более у них режим какой-то профессиональной секретности. Это было объяснено Мартынову буквально недавно.

— Когда была встреча?

— В прошлую пятницу у Мартынова и Петрова, когда была коллегия. И Мартынову было объяснено: по всем своим вопросам обращайтесь непосредственно к своему руководителю, то есть Колокольцеву. И съемочная бригада этих программ, я полагаю, выезжает по этому решению. Я думаю, и материалы программ согласовываются с вышеназванным руководством. Однако расценили, что раз Эдуард Петров был у меня, то Подольский этому способствовал. Но насколько я знал и слышал, съемочная группа приезжала именно по янтарю.

— Что значит «по янтарю»?

— Не готов сказать. Насколько я знаю, там вышел репортаж, когда где-то нашли янтарь, и они (журналисты «Дежурной части» — прим. ред.) приезжали выяснять ситуацию: легальный он или нет. Но я не вдавался в подробности по этому делу, мне это не нужно было, поэтому не готов ответить.

— Есть такие версии, что заказчиком репортажей может выступать Виктор Богдан (предприниматель-янтарщик, уголовное дело против которого лично курирует министр внутренних дел — прим. ред.).

— Может быть. Я, кстати, в первый раз увидел Богдана по телевизору именно в этой программе. А так я знать не знаю этого Богдана. И еще, чтобы точку поставить в этой теме… Недавно сняли начальника УМВД Сахалинской области, до этого начальника ГУВД московского, начальника ГАИ города Москвы… Сейчас убирают или пытаются снять губернатора Новосибирской области… И все это, в том числе, после программ «Дежурная часть» и «Честный детектив». Получается, что у всех этих снятых руководителей тоже претензии будут ко мне, наверное, потому, что я дружу с Петровым? Люди не понимают, как работает эта структура, но я еще раз подчеркну, что просто польщен, если про меня так думают.

— Как вы познакомились с Эдуардом Петровым?

— Познакомился еще по профессиональной своей деятельности.

— Когда в КГБ служили?

— Нет, я уже тогда не служил. Но через своих друзей, сотрудников, которые до сих пор работают сейчас уже в системе ФСБ.

— Вы так хорошо дружите, что он даже на день рождения к вашей супруге приезжает?

— Я к нему езжу так же. Мы с вами так не дружим, просто не сложилось пока. Но это же хорошо со многими дружить! Мы с ним начали общаться, когда он еще не был руководителем программы, просто репортером. А он еще раньше на НТВ работал и сюда приезжал. Я тогда еще не был главой. Давно его знаю, общаемся, друг к другу ездим в гости.

— С семьей его хорошо знакомы?

— Не сказать чтобы… Но знакомы, да. По крайней мере, Татьяну видим практически каждый день, она ведет «Дежурную часть», Татьяна Петрова.

— По телевизору видите?

— Да. Но, естественно, я её знаю тоже. Но вот вы задали вопрос, почему дела по земле. У УМВД какие-то больные домыслы, начали обвинять Подольского и всю администрацию…

— У вас есть подтверждение фактов, что дела возбуждаются именно по этой причине?

— Мне так и говорят. Вы знаете, столько сил и средств было затрачено! Все прекрасно знают, что у УМВД есть служба наружного наблюдения. Здесь столько было задействовано сотрудников этой службы! Не только за мной, но и за другими сотрудниками администрации следили. Было отвлечено очень много сил и средств, хотя есть другие дела. Квартиры грабятся в большом количестве…

— Насколько я помню, и ваш дом также был обворован

— Да, я же тоже человек, с которым может случиться всё, что угодно. Дело-то не в этом — ведь есть, куда приложить усилия сотрудникам УМВД, а они приложили в другом направлении. Мне сказали, что у нас 11 человек в администрации были поставлены на прослушивание…

— Откуда вы знаете, что 11 человек были на «прослушке»? Ваши связи в ФСБ помогли?

— Да мне же сами сотрудники и говорили. Мы даже приглашали чай попить ребят из службы наружного наблюдения Их жалко. Я допоздна работаю, вижу, что они тут. Но они любезно отказывались. Тут даже шоу устраивали — в масках… Ну уж точно, знаете, у нас тут не Крым, не Чечня. Даже в Чечне такого нет, у нас же не террористы работают в администрации. Люди могли прийти спокойно, им все рассказать, все на работе тут находились. Получается, что личные амбиции перехлестывали, и целая служба, большое подразделение УМВД «работало» на маленькую администрацию, утешало чьи-то личные амбиции, не знаю, наверное, руководителя, чтобы что-то там доказать, показать…

— Вы обращались в прокуратуру, которая является надзорной инстанцией?

— Нет, пока не обращались. Сейчас пока работают адвокаты, юристы, чтобы это все грамотно сделать. Прокуратура выдавала некую санкцию, как мы понимаем.

1a0839821e857c54c7a0127533ad08bd.jpg

«Люди просто захотели его выкупить и спокойно жить, их право»

— Что можете сказать по конкретным земельным участкам? Вот, УМВД сообщило, что 39-летний житель Калининграда предоставил в администрацию Гурьевского района подложные документы, по ним он приобрел право аренды земельного участка, который находится севернее птицефабрики Гурьевска. Площадь участка составляет 220 тысяч квадратных метров. Его кадастровая стоимость на момент совершения преступления составляла более 1 миллиона рублей.

— ООО «Спорткомплекс»? Проверяли это. История «с бородой», еще до меня это все было. 2005–2006 годы, когда участок был оформлен.

— Там действительно подложные документы?

— Я не знаю, вот, посмотрите, сейчас вам дам документы… Вы определите, есть здесь подложные документы или нет?

— Все эти бумаги вы подписывали?

— Я и предыдущий глава Юрий Вячеславович Юхтенко, царство ему небесное. Но просто объясню, как все происходит. Есть процедура в соответствии с Земельным кодексом, четко регламентирующая прохождение документов. Все документы, подписанные постановления идут в прокуратуру. И прокуратура осуществляет надзор на предмет законности. Если что-то не так, то прокуратура принимает меры реагирования в рамках их полномочий. Чтобы было понятно, каждое постановление проходит проверку прокуратуры и регистрируется в юстиции. Дальше, как происходит выкуп земельного участка. Законодатель убрал муниципальные власти всей страны от оценки земель. Оценку делают организации, имеющие лицензию на осуществление этой деятельности. И бывает так, что два участка рядом, но цена у них разная. И это зависит от критериев, которыми руководствуется оценочная организация, и, если я не ошибаюсь, этих критериев у них около сотни. Мы обращались в прокуратуру по поводу возможности установки нижней границы стоимости земли оценочными организациями, но ничего не смогли сделать, потому что только лицензированная организация устанавливает стоимость…

Допустим, вы имеете участок в аренде, хотите его выкупить. Для этого вы обращаетесь к нам с заявлением о предоставлении участка вам в собственность, затем идете в лицензированную организацию «Рога и копыта», допустим, заказываете у них оценку того участка, на который претендуете. После этого приходите к нам с отчетом об оценочной стоимости, которую организация для вас сделала, и осуществляете процедуру выкупа.

Кроме того, вы можете приобрести участки через аукцион. Данные участки формируются и выставляются на сайте нашей администрации, где каждый желающий, еще раз повторюсь, в форме аукциона может приобрести участок в собственность.

— Насколько мне известно, в последнее время рыночная цена участков была ниже кадастровой, поскольку кадастровая оценка последняя проводилась в 2007 году, когда рынок был «на пике». Вы даете людям выкупать землю не по кадастровой, а по рыночной цене?

— Да. Там, как я уже говорил, есть порядка 100 параметров, по которым земля оценивается. Вот я говорил, что есть два рядом одинаковых участка, но организация их почему-то оценивает по-разному, видимо, на основании этих параметров. И я объяснял Евгению Владимировичу Мартынову, что эта лицензионная организация-оценщик делает это на свой страх и риск, то есть рискует своей лицензией. Если что-то не так, их лишают лицензии, и это уже вопрос к тем структурам, которые эти лицензии выдают. Но пока еще ни одну организацию, насколько мне известно, в нашей области лицензии не лишили, так что, наверное, они правильно оценивают? Ни я, ни мои сотрудники никак в этот процесс не вмешиваемся.

— Что это за участок площадью 220 тыс кв. метров, про который сообщало УМВД?

— Это под спорткомплекс. Люди пришли, они захотели этот участок выкупить. Пришли к нам в 2009 году с готовыми документами, сказали, что у них есть готовая оценка, и они хотят его выкупить, прошли процедуру и все.

— За сколько они его в итоге выкупили?

— Не помню, если честно.

— Сергей Сергеевич, как так? Это громкое дело, про которое сейчас все СМИ пишут!

— Да какое оно ж громкое? Это для вас, может быть…

— Теперь там что? Строится спорткомплекс?

— Нет, там ничего не строится. Люди просто захотели его выкупить и спокойно жить, их право.

— А назначение какое у участка?

— Кажется, под промышленное строительство. Там жилье не построишь ведь.

— Вы никаких документов об изменении назначения участка не подписывали?

— Нет, это давно было, еще в 2009 году, было подписано на выкуп. Но мы его не меняли. Но вам понятно, с выкупом как происходит? Вы можете так же прийти и сказать, что хотите выкупить по оценке какой-нибудь из компаний. Мы, конечно, можем возразить. Но сколько мы ни возражали, толку никакого не было.

гурьевск3.jpg

«Я мечтаю, чтобы поскорее земля закончилась, была застроена»

— Почему-то я была уверена, что участки, которые находятся в аренде, теперь реализуются с аукционов…

— Нет. Ну это тоже несправедливо получается. Смотрите, вот вы были 10 лет арендатором, построили какие-то свои здания и сооружения, у вас собственность на эти здания. И как же так? Выставлять на аукцион, и придет какой-то Иванов и выкупит землю под вашими сооружениями? Есть закон. И более того, по закону человек, который три года вел там хозяйственную деятельность, имеет право на преимущественный выкуп. И это правильно. Иначе у нас к государству никакого доверия не будет. Другой момент — как выкупают, это уже не в нашей юрисдикции.

Или вот, чтобы разобраться по собственности. Вы можете выкупить голую землю, но тогда цена будет одна. А когда есть на земле здания и сооружения, цена уже будет другая. Законодатель дает возможность выкупить по более низкой цене, потому что вы уже вложились туда, и там есть строения, которые находится у вас в собственности.

— Но чтобы построить здания и сооружения, арендаторам тоже нужно получить разрешение на строительство?

— Конечно. И мы с радостью это делаем, пусть люди строят. Наше дело — согласиться или не согласиться с оценкой. Но практика показывает, что наши возражения никто не принимает. Наша цель — чтобы земля работала, чтобы мы максимально получали налоги, чтобы могли строить что-то на территории муниципалитета. Для нас важно, чтобы каждый земельный участок работал, и мы могли идентифицировать, кто там ведет хозяйственную деятельность. Если вы знаете Гурьевский округ, наверное, видите, сколько тут идет строек. Для нас важно, что земля не простаивает, не зарастает, что мы не разводим клещей, не ухудшаем экологическую ситуацию, когда эти участки начинают гореть. Честно говоря, я мечтаю, чтобы поскорее земля закончилась, была застроена, и мы собирали арендные платежи, налог на собственность и увеличивали свои доходы в бюджет. И затянуть сюда еще инвесторов. У нас их и так много. У нас большой бюджет, второй после Калининграда.

И я еще отвлекусь по поводу земли. Сейчас идет сыр-бор, что землю нужно продавать с аукционов. Я имею свою точку зрения, и она может не совпадать с какой-нибудь. Вот у вас большой доход, в состоянии ли вы купить с аукциона большой земельный участок? Наверное, нет. А готовы ли вы взять земельный участок в аренду? Многие готовы. Но нас заставляют все продавать с аукциона, хотя законодатель предусмотрел возможность выделять землю в аренду. Чем хороша аренда, по моему глубокому убеждению, и это показывают Майдан, Украина, да и другие регионы России. Человек с небольшим доходом имеет возможность взять земельный участок в аренду. Он может и не построить там сразу дом или дачу, но он может там разбить грядки, посадить редиску или картошку. И он не говорит, что рядом богатый купил, а он не может. Но он может начать обрабатывать участок, и ему будет некогда бегать по митингам, потому что это его благосостояние, продовольственная безопасность, потому что будет там стоять, извините, кверху попой и работать.

Так или иначе, мы анализ провели, и у нас самая большая застройка из всех муниципалитетов (я не беру город Калининград, сравнивать нельзя) — у нас и частные дом строятся, и т. п. Они же строятся в России, а не где-то в Америке, Германии. У людей нормальное психологическое состояние, у него собственность своя возникает. Потом он платит аренду за свой участок, может поднакопить денег, или финансовое состояние у него поменялось, и он может через какое-то время участок выкупить. Арендная плата или плата за собственность — одинаковые, поэтому наш бюджет ничего не теряет. Территория развивается, строится, мы выполняем нацпроект «Доступное и комфортное жилье», и мы в этом плане лучшие в Калининградской области. Сейчас вместе с инвесторами мы собираемся строить целый социальный городок.

— Как вы выделяете участки в аренду?

— Пришел человек, написал заявление. Мы обязательно должны его принять — отказать не имеем права. Сейчас кадастр публичный, вы можете зайти на сайт федеральной структуры и увидеть белое пятнышко в том или ином поселке. Это свободный участок, и вы его хотите, допустим, взять в аренду. После того, как написано заявление, в газете выходит объявление, что гражданка Иванова в поселке, допустим, Васильково желает взять в аренду участок. И дается его «привязка», координаты. Месяц в газете объявление «висит». Если в течение месяца поступило хоть одно заявление от желающего получить этот участок, то автоматически назначается аукцион. Если нет заявлений, то гражданка Иванова может взять его в аренду, а потом и выкупить.

— У вас есть в районе много свободных участков?

— Есть, можете зайти сейчас на сайт и посмотреть.

— Не в этой ли связи возбуждено уголовное дело по факту избиения мужчины, который хотел побороться за землю на условиях тендера?

— Об этом я ничего не могу сказать. Не знаю, избили ли кого-то. У нас получается, сейчас на Майдане застрелили 100 человек — и тоже пытаются привязать Гурьевский район. Но мы не готовы брать ответственность за Майдан, что якобы эти 100 человек уехали туда и выразили там свое возмущение, что не получили землю в Гурьевском районе. Мы же не пишем в УМВД и не говорим, что у нас столько нераскрытых краж и преступлений, а толку никакого нет.

— Я прочитала в газете «Новые колеса», что сотрудники администрации, которых в итоге по суду отстранили от работы, весьма и весьма обеспечены — у одного «БМВ Х6», другой жил в роскошном особняке.

— Может, у них там наследство, откуда я это знаю. Сейчас существует декларирование имущества. И в рамках этого законодательства надо разбираться, если что-то не так. Если имущество нажито каким-то не тем путем, то есть органы, которые в этом разберутся. А так мы опускаемся до Майдана или до 17 года, когда хотят у кого-то отнять и раскулачить.

— Может быть, они этого уровня жизни незаконно достигли?

— Это домыслы наши. Мы не должны такими категориями мыслить, у нас есть презумпция невиновности. А если уже доказали, то да… И по большому счету наших сотрудников отстранили-то неправильно. Объясню почему. В их обязанности входит подписание документов, которые входят в круг их полномочий. Но только суд мог установить, что эти полномочия были превышены. И если это будет доказано, тогда их можно будет судить. Их же отстранили, не выяснив, есть ли прямая вина. Как раз над этим и работают юристы, потому что поспешно были сделаны выводы. Солидные организации так не должны поступать. Вы докажите виновность. Когда есть факты, тогда другой вопрос. Доказали? Тогда да — раструбили, показали, отправили в тюрьму, и пошло-поехало.

— Но они пока не работают?

— Да, они были отстранены, и мы должны были выполнять решение суда. Они свои обязанности пока не исполняют.

_MG_6762.jpg

«В свое время руководство „Каскада“ выражало заинтересованность в нашем муниципалитете»

— НТРК «Каскад» активно на рекламных площадях компании «Мольберт и братья» размещала информацию о том, чтобы пострадавшие от коррупции в земельном вопросе в Гурьевском районе звонили им в редакцию. И я читала, что им уже позвонили несколько человек, пострадавших от двойных продаж земельных участков.

 — Если действительно кто-то пострадал, есть публичная возможность решить эту ситуацию, есть суды. Если кто-то пострадал от действий нашей администрации, мы готовы это принять, рассмотреть. А «Каскаду» мы благодарны.

— Но они свой телефон оставляли.

— Мы звонили, но там непонятно было, никто нам ответить не смог. И мы звонили, и наши знакомые, у которых тоже проблемы. Но в ответ тишина, будто «он не вернулся из боя».

— За что благодарность тогда?

— А благодарность за то, что тему подняли. Телефоны они там не те дали почему-то. И реально мы готовы, если кто-то пострадал, пусть приходят, мы готовы с каждым поработать. Телефон 3-02-49.

— То есть вы хотите сказать, что двойных продаж участков не было?

— Нет, двойных продаж не было. Именно с аукционов от госорганов не было двойных продаж, это однозначно!

— Люди рассказывали, что им сотрудники или посредники администрации показывали участки, а потом оказывалось, что участки совсем в других местах.

— С чего они взяли, что именно сотрудники показывали? Говорить-то можно всякое. У нас даже говорили, что здесь участок Путина, и его тоже пытались продать. Потом говорили, что это не Путина, а Медведева участок. Ну а в итоге оказалось, что это однофамильцы. Говорить одно, а факты — совсем другое. Даже если есть факты двойных продаж, не дай бог… Мы продаем официально с аукционов — пришли, купили, и все. Если Иванов, к примеру, продал свой участок таким образом по подложным документам, то это вопрос не к нам.

— Почему, по вашему мнению, «Каскад» пошел против вас?

— Потому что там есть заинтересованность. Есть связь руководства «Каскада» с органами МВД. Я думаю, там друг другу, наверное, решили помочь, некая корпоративная солидарность, если так можно сказать. Ну и в свое время руководство «Каскада» выражало заинтересованность в нашем муниципалитете.

— Но сейчас руководитель «Каскада» является главой другого муниципалитета.

— Я не говорю про Гарри Митиевича (Гарри Гольдман, директор НТРК «Каскад», избран главой Светлогорского района — прим. ред.). У нас с ним хорошие отношения. Там есть соучредители. Но я их всех не знаю. Знаю Олега Павловича (Олег Шкиль, депутат горсовета Калининграда — прим. ред.). Там вроде два или три учредителя. Какой-то Ткач или Ткачев. Но не губернатор Краснодарского края, потому что я его тоже лично знаю, он от «Каскада» открестился.

— Кого вы еще лично знаете?

— Мэра одного из городов Кипра (смеется). Ну, это работа такая была и есть. Просто был момент, когда в свое время учредители «Каскада» были заинтересованы, и сейчас они откровенно заинтересованы в тех же землях нашего муниципалитета. Вот вы сейчас ехали в Гурьевск со стороны Калининграда и видели, наверное, с левой стороны большое поле, которое соприкасается с Калининградом. 150 га земли. Учредитель «Каскада» является счастливым обладателем этой земли.

— Кто из учредителей? В списке есть супруга Олега Павловича Шкиля.

— Ну, значит, супруга Олега Павловича. У меня был разговор с тем же Олегом Павловичем, когда он просил о переводе этого участка. Когда процесс шел, и мы рады, что мы его перевели, потому что реально там поле зарастало, а сейчас там стройка идет.

— Перевели назначение под многоэтажное строительство?

— Да. И когда шел перевод, все было тихо-спокойно — обнимались, целовались. Когда перевод закончился, сразу пошли такие наскоки-наезды.

гурьевск-2.jpg

«Я так понимаю, Николай Николаевич горд за нас»

— Вы все равно настроены идти на выборы, которые будут в сентябре?

— Да.

— Нет времени у вас устав менять и вводить сити-менеджера? Будут прямые выборы?

— А смысл? Будут прямые выборы. Выборы — это хорошо, а не выберут… Вы знаете, я уже много раз говорил тому же Олегу Павловичу и многим другим — Георгию Валентиновичу (Боосу, экс-губернатору Калининградской области — прим. ред.), к примеру, что я дорожу этим своим местом, безо всякого. Но это не цель всей моей жизни, что за него буду держаться. И вы здесь не увидите следов от моих пальцев, что я за кресло держался, и меня отсюда тянули. Нет, я и Олегу говорил, что если, дай бог, ты сюда зайдешь, обнимемся и расстанемся, потому что все когда-то меняется, и президенты меняются. У нас целую страну поменяли, к Украине если возвращаться.

Другое дело, что мне не стыдно за весь наш большой коллектив — себя и администрацию. Мы ведем только к созиданию. Ничего не украдено, это уж точно. Пусть докажут и покажут. Я готов сесть, как сейчас модно, на детектор лжи, и пусть рядом сядут Олег Павлович (Шкиль — прим. ред.), Евгений Владимирович Мартынов, и пусть задают любые вопросы им и мне. Я готов. И вопрос — согласятся ли они сесть на это место. Но мы все программы выполняем. И ФЦП мы второй год подряд выполняем на 100%. Ни один муниципалитет не может этим похвастаться.

— Выборы у вас будут объявляться в июне? То есть, даже если сейчас Госдума быстро примет закон об отказе от прямых выборов глав, у вас они все равно будут прямыми?

— Если примут, то мы согласимся. Мы не пытаемся ни с чем шахматить, ни в коей мере. Просто мы сделали преобразование, оптимизировали ситуацию, сделали городской округ. Это была задача, поставленная губернатором. Я так понимаю, над этим задумался и президент. Потому что много раз уже говорили — у нас на 55 тысяч жителей было 105 депутатов, и мы тратили приличные средства на выборы, содержание депутатов. А теперь у нас осталось 20 депутатов районного совета, и вы знаете, что Гусевский район по этому пути пошел, пытается Гвардейский идти. И нам не стыдно перед населением за то, что мы делаем. У нас уже газифицировано практически 70%…

Я считаю, что то, что делается сейчас в отношении Гурьевского округа, — это некое расшатывание государственных устоев. И государство в лице надзирающих органов, полпредства, других не должно допускать, чтобы целый монолитный коллектив в угоду двух людей был разрушен!

— Губернатор и полпредство вас как-то в этой ситуации поддержали? Вы обсуждали эти проблемы?

— У нас хорошие отношения, и полпредство, и губернатор нас поддерживают. И вот зачем губернатору, я утрированно говорю, рубить курицу, которая несет золотые яйца? Мы все выполняем, все у нас спокойно, морально-психологическая ситуация стабильная, нет никаких протестных акций в муниципалитете. Ну зачем тогда главу… Я по себе сужу, у меня сейчас 7 начальников терруправлений — бывших глав сельских администраций. Зачем мне кого-то менять, если человек справляется и делает все хорошо, и я за него уверен? Так, наверное, и губернатору, и президенту — зачем менять тех губернаторов, которые нормально работают? И я думаю, что губернатор гордится теми главами, у которых все хорошо. Ну а зачем раскачивать? Пусть свои усилия приложат в другой муниципалитет, например в Гвардейский… Но у нас все получается, и не надо рушить хорошее. У меня и в полпредстве был разговор, меня вызывали, все было хорошо. И с Николаем Николаевичем был разговор. Я так понимаю, что он горд за нас.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — пресс-службы администрации Гурьевского городского округа и из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Слив гнева

Оксана Майтакова о том, как забалтывают проблемы медицины.