Нефтеперевалка на Балтике: острые углы "круглого стола"

На днях прошел «круглый стол», посвященный теме, которой не раз уделяла внимание «ПРАВДА.Ру» - проекту строительства нефтетерминала в Светлом (Калининградская область). Дело в том, что в самом городе отношение к проекту неоднозначное: против него объединились самые разнородные силы — от политической оппозиции действующей администрации до нашей вечной «Баба Яга — против!», «Экозащиты!»

Вот и возникла у нас идея: дать возможность всем сторонам, так или иначе обозначившим свои позиции, встретиться и в спокойной обстановке обсудить детали проекта, взаимные претензии и пожелания — и даже отдаленные последствия принятых решений. Дело-то государственное — а государственные дела на базаре не решаются! Но это мы так думали, когда обзванивали тех, кого хотели пригласить.

Представители Облдумы на приглашение откликнулись, администрация Светлого — тоже, пришли проектировщики, экологи из экосоюза «Право на жизнь», производственники, журналисты... Несерьезные люди, одним словом! Серьезными оказались представители КРОД «Наш город» — то есть оппозиция. Они нам ответили, что они — люди солидные, а к народным вождям уровня главы КРОД М. Рубиша по телефону вообще обращаться неприлично! Впрочем, письменное обращение руководство «Нашего города» рассмотреть готово.

Забавно, конечно, однако — в интересах дела — таковое приглашение было направлено. Начиналось оно словами: «Уважаемый Михаил Михайлович!» Не помогло: ни оппозиция, ни «Экозащита!» не снизошли. Возможно, мы все-таки оказались недостаточно вежливыми — и приглашение нужно было начинать. Но кто же знал? Дело, разумеется, не только в наполеоновском комплексе отдельных политиков райцентровского масштаба. На самом деле и «Нашему городу», и «Экозащите!» действительно нечего было делать за «круглым столом»: здесь никто ни с кем не боролся и никто никого не свергал. Серьезные профессионалы собрались, чтобы доказательно обсудить, как принести Светлому больше пользы и меньше — вреда. Ну, и зачем это все оппозиции и самодеятельным экологам?

Чтобы выступать против проекта среди специалистов, его надо знать! Но это опасно: а вдруг он — хороший? На митинге достаточно кричать: «Долой!», а профессионалы обязательно спросят: «А да здравствует что?» Отвечать: «Да здравствуем мы у власти и процветание соседних государств!» — несолидно как-то, а другие конструктивные варианты до сих пор не просматриваются... В свое время «Маяк Балтики» обратился к КРОД и «Экозащите!» с восьмью вполне конкретными вопросами — но ответов наши читатели так и не дождались. Нет их у оппозиции с самоэкологами! Они так рьяно боролись «против», что «за» подготовить забыли... Впрочем, отсутствие оппозиции оказалось только на пользу дела: «круглый стол» прошел серьезно, по-деловому. Вот отчет о том, как это было.

Проект

Виктор Коржов («Калининградпромпроект»). Мощность предполагаемой нефтебазы — 800 тыс. тонн мазута и нефти в год (по 41 цистерне в день). Для их хранения предусмотрены 8 стальных вертикальных резервуаров — по 6 тыс. тонн каждый. Из них 4 — для нефти, с понтонами.

Феликс Алексеев (заслуженный эколог России, председатель экосоюза «Право на жизнь»). Дурацкий, но необходимый вопрос: насколько я понимаю, самая рискованная процедура — это перевалка из цистерн в ваши емкости. Или сразу в танкеры?

Виктор Коржов. На самой эстакаде предусмотрен полностью закрытый слив. Затем по трубам все идет в резервуарный парк и там поступает в емкости под азотную подушку. Если и упадут какие капельки, то они убираются.

Феликс Алексеев. Главное — не капельки, главное — испарения!
Виктор Коржов. Все герметично! Пары тоже поступают в резервуары. Если что в воздух и попадет, то разве что азот. По нашим подсчетам и тем показателям, что имеет аналогичное оборудование в европейских странах, задерживается 96 — 98% паров. Учтите еще, что все, что потенциально может дать выброс, отнесено максимально далеко от жилых домов. В любом случае — в санитарную норму мы укладываемся!

Владимир Голубев (Генеральный директор экосоюза «Право на жизнь»). Укладываетесь как: тютелька в тютельку — или на порядок меньше?

Виктор Коржов. Мы исходим из данных гидрометеоцентра и санэпидстанции — а они меняются. Но всяко (и даже с нашими гипотетическими выбросами) получается значительно меньше санитарной нормы!

Федор Ярошевич (депутат областной Думы). Нефть идет из цистерн в танкеры — а пропускную способность железной дороги и канала учли? Уже сейчас все забито цистернами — и это вызывает справедливое недовольство населения! Почти 300 цистерн в неделю — это сколько эшелонов?

Виктор Коржов. По подсчетам самой железной дороги, наша ветка способна пропускать дополнительно к сегодняшним еще около 20 млн тонн груза. Что касается станции «Балтийский лес», то здесь требуются некоторые преобразования. Кое-что уже сделано.

Анатолий Парфенюк (Генеральный директор ЗАО «Балтнафта», заказчика проекта). Главное, что мы готовы участвовать в проектировании и финансировании строительства эстакады над железнодорожным переездом — без этого городу железнодорожный узел не развязать.

Федор Ярошевич. И все-таки: 300 цистерн в неделю — где вы будете их размещать?

Виктор Коржов. В том-то и парадокс ситуации, что сейчас цистерны скапливаются не потому, что их дорога пропустить не в состоянии, — их сливать некуда! Нет достаточного количества емкостей, нет современной перекачивающей аппаратуры... Это, кстати, беда всего портового комплекса области. Портовую нефтебазу, например, тоже пора модернизировать — как устаревшую!

Федор Ярошевич. Если речь идет о серьезной модернизации, не проще ли предложить инвестору вложить средства в нее и строить там?

Анатолий Парфенюк. Вы хотите нам ее продать?

(Смех.)

Город

Павел Горшков (зам. главы администрации Светловского городского округа). В начале сентября в городе состоятся общественные слушания по проекту строительства нефтетерминалов — и народ спросит: «Чем вы объясняете уменьшение санитарно-защитной зоны чуть ли не в два раза?»

Владимир Голубев. Да, это серьезный вопрос. Кстати, шумы в условиях уменьшения санитарной зоны как снижать будете?

Павел Горшков. Учтите, что на предварительных слушаниях проекта строительства терминала в МПБ организаторы получили от народа, как говорится, сполна! Именно по этим самым вопросам.

Николай Солдатов (Генеральный директор ООО «Стройтехника»). Санитарная зона — это не догма, а руководство к действию! На практике ее размеры диктуются уровнем загрязнения и шума. Закон позволяет ее сокращать — там, где это не влечет за собой негативных последствий. Я думаю, если на обсуждении и возникнет такой вопрос, мы предоставим все необходимые расчеты и все соответствующие разрешения! Я вас уверяю, что без разрешения Минздрава и Главного санитарного врача ничего предпринято не будет.

Владимир Голубев. А вы учли, что мониторинг окружающей среды в таком случае должен вестись не день-два, а чуть ли не целый год?

Николай Солдатов. А мы уже восемь месяцев его ведем — самым тщательным образом! Все материалы были направлены в НИИ Минздрава — и там дали заключение о возможности сокращения санитарной зоны.

Павел Горшков. Во всяком случае — вы готовьтесь! Общественность хочет знать, что будет после того, как терминал войдет в строй. Как будет обеспечено благосостояние людей? Мы не зря приняли постановление об общественном обсуждении — с безопасностью не шутят!

Безопасность

Виктор Коржов. Учтите, что сами емкости стоят не на земле, а на специальном «слоеном пироге», главная составляющая которого — влагонепроницаемое рулонное покрытие, накрывающее землю сплошным слоем. По краям — обваловка и стена высотой в 3,5 м. Все внутренние дороги подняты над поверхностью земли и тем самым создают дополнительные защитные валы. При сливе нефтепродуктов в танкеры предусмотрена специальная автоматика, обеспечивающая безразливное отключение. Особые меры безопасности запланированы в акватории (включая и специальную нефтеуборочную технику). Интересная деталь: в проекте предусматривается даже озеленение территории и посев специальной многолетней травы!

Феликс Алексеев. А это серьезно! Вспомните, сколько шума было в Калининграде по поводу строительства новых автозаправок — письма Путину мешками писали... А сейчас автозаправки — это самые ухоженные зеленые уголки города, куда до них городским скверам!

Благосостояние

Федор Ярошевич. У меня вопрос! Светлый — один из немногих городов области, который имеет собственный бюджет. И все-таки: сколько он получит с вашим приходом? Стоит ли вас поддерживать — или вы здесь не нужны?

Александр Чекин (зам. Генерального директора ООО «Стройтехника»). Во-первых: а что, есть какая-то альтернатива развития? Мы готовы подвинуться, если что...

Федор Ярошевич. Я задал прямой вопрос: сколько?

Александр Чекин. Вот все цифры — правда, они основаны на действующем налоговом кодексе, а он может измениться. Всего налогов — 3 млн рублей в месяц. Из них в федеральный бюджет — около 500 тыс., в бюджет региона — 2 млн 232 тыс., в пенсионный фонд и мед- и соцстрах — 207 тыс. В год регион получит дополнительно 26 млн рублей! И еще: сейчас средняя зарплата по Светлому колеблется от 5,5 тыс. в промышленности до 2,3 тыс. в сфере культуры. Мы предполагаем среднюю зарплату для своих работников 18 тыс. рублей в месяц!

Николай Солдатов. Цифры предполагаемые, но легко проверяются. «Лукойл» сейчас дает Светлому около 50 млн рублей в год — но у него вдвое больше объем хранения и перевалки. Вот и получается...

Федор Ярошевич. Если так дальше пойдет, то Светлому можно будет Балтийск на содержание передать!

(Смех.)

Население

Феликс Алексеев. Ну, это дела финансовые, городские... Я вас уверяю: об этом население будет думать меньше всего! Мы все-таки мало объясняем людям, что деньги, идущие в городской бюджет, в конечном итоге идут на их житейские нужды.

Олег Пасека (технический директор ОАО «Промпроект»). Это понятно, что людей больше будет волновать санитарная зона... Так вот, чтобы они знали: нас обязали делать проект санитарно-защитной зоны не только базы, но и для всех семи предприятий города — всей промзоны, включая ГРЭС. Разве это не для людей?

Феликс Алексеев. Кстати, у вас составы ведь прямо через город пойдут? А вы не ставили задачу огородить дорогу забором — чтобы шум уменьшить и безопасность повысить?

Николай Солдатов. Здесь уже говорилось, что кое-что на железной дороге мы предусматриваем. Например, эстакаду с развязкой.

Павел Горшков. Это пока пожелание! Она 35 млн стоит — у города таких денег нет. Пройдет проект терминала — будем строить: эстакада светловчанам необходима.

Федор Ярошевич. Вот и вернемся к светловчанам! Вопрос к заказчику. Зам. главы администрации нам сказал, что отношение к вашему проекту в городе неоднозначное. Так все-таки: население вас поддерживает или нет? А администрация?

Анатолий Парфенюк. Позиция администрация прекрасно отражена в газете («МБ» № 128 — редакция.) Что закон позволяет — будет делаться, что не позволяет — не будет. С администрацией мы контактируем конструктивно!

Федор Ярошевич. У вас там журнал лежит, где население замечания записывает, — сколько там «за» и сколько «против»?

Николай Солдатов. Обоснованных возражений практически нет — сплошные эмоции. «Экозащита!», правда, приехала — и три раза одной и той же ручкой, но разными почерками написала: «Мы — против!».

Анатолий Парфенюк. Да вот у нас тут представитель горожан есть — редактор «Светловских вестей» Оксана Иванина.

Оксана Иванина. Это как в гражданскую войну: отец — на сына, брат — на брата! Я уже с несколькими знакомыми поссорилась. Мнения действительно разделились, но аргументов у противников проекта немного. Против — и все тут!

Павел Горшков. Что же касается позиции администрации, то она, повторяю, основана на законе — и требования наши ко всем одинаковы. Мы приняли постановление об общественном обсуждении, потому что дело-то общее — и учтены должны быть все интересы!

От редакции. Конечно, разговор, длившийся два с половиной часа, полностью в газете изложить невозможно. Мы отобрали только то, что касалось непосредственно проекта нефтетерминала «Балтнафта». За рамками напечатанного остались интереснейшие вещи: размышления о перспективах развития всей зоны морского канала, о судьбах российской нефтедобычи и нефтеторговли — и роли в этом Калининградского региона, о сложностях нашего железнодорожного узла, возникших как после вступления наших соседей в Евросоюз, так и задолго до того... Да мало ли о чем могут говорить разносторонние специалисты, в кои-то веки собравшиеся за чашкой кофе!

Возвращаясь к началу, не можем не отметить: странно, что есть люди, считающие себя общественными деятелями, которым все это начисто неинтересно! И тревожно, если во власть идут те, которые не желают знать, зачем вообще эта власть нужна... Не им нужна, разумеется (это они знают!), а людям.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.