«Форпост Балтики Плюс»: разминированием области должны заниматься профессионалы

Все новости по теме: Безопасность
Со времен Великой Отечественной войны на территории Калининградской области осталось свыше 2, 1 млн неразорвавшихся боеприпасов. Депутаты областной Думы на заседании согласительной комиссии по законопроекту «Об организации и порядке очистки местности от взрывоопасных предметов на территории Калининградской области», выразили недовольство тем, что сейчас в области сложилась монополия на разминирование. Действительно, единственной сертифицированной организацией, которая может осуществлять вывоз и утилизацию взрывоопасных предметов, на сегодняшний день, является ЗАО «Фопрост Балтики Плюс». Кроме того, депутаты посчитали, что предприятие, пользуясь своим исключительным положением, в несколько раз подняло цены на свои услуги. На вопросы корреспондента «Нового Калининграда.Ru» о разминировании, монополии и ценах согласился ответить генеральный директор ЗАО «Фопрост Балтики Плюс» Станислав Миронов. 

- Как получилось так, что ваше предприятие захватило монополию в деле разминирования?  

- Я считаю, что монополия на разминирование обязана быть. Монополия профессионалов. За 12 лет работы на территории области мы доказали, что профессионалами мы как раз являемся. Надо осознавать, что разминирование - это такая специфическая сфера деятельности, где нет права на ошибку. Слишком большая ответственность. Были попытки составить конкуренцию у нескольких предприятий в течение последних двух лет. Небольшие предприятия заключали контракт с Балтфлотом на утилизацию, а по сути, занимались лишь обследованием территорий. За все 2 года конкуренции, ими был обнаружен лишь 1 снаряд, нами же обнаружено, вывезено и утилизировано свыше 3000 боеприпасов. Может, стоит задуматься об этих результатах? 

- Но депутаты областной думы готовили письмо командующему Балтфлота с просьбой разрешить военным заниматься разминированием. Вот была бы и конкуренция, разве нет?

- А депутаты не задумывались о том, что разминированием у военных занимаются солдаты-срочники? И как можно подготовить высококвалифицированного специалиста по разминированию за год? На Балтфлоте тоже умные люди сидят, раз не хотят посылать на верную смерть зеленых мальчишек. 

- Ну, а как вы относитесь к обвинениям о повышении цен на свои услуги. Депутат облдумы Александр Шацких, к примеру, говорит о том, что утилизация авиабомбы стоит свыше 100 тысяч, кроме того, по мнению депутатов, ваше предприятие взвинтило цены на свои услуги в разы. 

- За последние пять лет ЗАО «Форпост Балтики Плюс» подняло цены на услуги в среднем на 20 %- из них на 8% в 2010 году. Разговоры о повышении цен в разы - мягко говоря, преувеличение. Что до озвученной суммы за утилизацию авиабомб, то, по моему мнению, эти цифры взяты с потолка. Небольшая авиабомба, весом 25 килограмм вывозится нами в среднем за 20 тысяч. Дороже стоит утилизация тяжелых авиабомб. Например, цена за утилизацию 200 килограммовой БРАБ-200 составляет около 74, 5 тыс рублей. Расценки на вывоз мусора поднялись в 2,8 раза. А вывоз мусора это совсем не то, что вывоз боеприпасов.

- Это понятно, что расценки на утилизацию боеприпасов зависят от их калибра. Но почему такой большой «шаг» в расценках? 

- Ну, собственно, для этого необходимо знать устройство взрывоопасного предмета. Если уж заговорили о авиабомбах, то давайте о них и продолжим. В 40 - килограммовой авиабомбе - 1 взрыватель, а в 200-киллограмовой их 3. Есть разница? Процесс подготовки к вывозу боеприпаса очень ответственный. Наши специалисты вынуждены «колдовать» над боеприпасом, иногда по несколько дней. Надо еще отметить, что те, кто эти авиабомбы или снаряды находят, подвергают себя опасности и осложняют нам работу, выкапывая боеприпас полностью. Ведь положение неразорвавшегося боеприпаса в почве о многом говорит специалисту, помогая установить причину того, почему он не разорвался.

- Определили причину, а дальше что? 

- А дальше - если возможно - взрыватель фиксируется. И по отработанным в течение многих лет маршрутам, с соблюдением всех мер безопасности боеприпас вывозится, и утилизируется.

- Вас обвиняют в медленной работе? 

- В чем нас только не обвиняли дилетанты. Медленно или быстро - мы работаем эффективно. В СМИ, по поводу разминированной в прошлом году баржи с боеприпасами, говорилось о десятках тысяч взрывоопасных предметов, которые вынесли из воды водолазы Акваспаса. Тем не менее, стоит отметить, что водолазы разминированием не занимаются. А с пионерской баржи вывезено всего 157 снарядов, но никак не десятки тысяч. Мы не гонимся за славой, мы не хотим вводить людей в заблуждение. 

- Разминирования на месте нет? 

- Во всем мире разминирование происходит на месте. С эвакуацией людей, естественно. Если надо – эвакуируют весь город. Это их практика. В России утилизация происходит только с вывозом боеприпаса. Естественно, при обнаружении проводится эвакуация, как например, в прошлом году в поселке Орловка Зеленоградского района – пришлось эвакуировать детей из школы. 

- А как безопаснее? 

- Безопаснее вывозить. Куда из Калининграда эвакуироваться, если вся область напичкана снарядами? Поэтому мы рискуем своими жизнями для того, чтобы обезопасить людей. Вы, журналисты, нас саперами называете. А ведь у нас не только саперы работают. И артиллеристы, и минеры, специалисты по каждому виду боеприпасов. Не все так просто. Такого набора специалистов как у нас нет нигде в мире. Но и такую опасную территорию, как Калининградская область тоже надо поискать. Пожалуй, по количеству боеприпасов с нами Берлин может поспорить. Так что Калининград и Берлин взрывоопасные города - побратимы. 

- В этом году мы празднуем 65-летие Победы, неужели за этот срок взрыватели не могли выйти из строя, ну и коррозия. Неужели со временем боеприпасы не становятся безопасными? 

- Наоборот! Коррозия приводит к тому, что поведение взрывоопасного предметов становится с годами все менее предсказуемыми. Кроме того, под воздействием той же коррозии, и взаимодействия окислившегося метала с взрывчатым веществом образуется новое вещество - тротиллат, которое, по сути приобретает свойство еще одного взрывателя. Теперь снаряд может взрываться просто практически от любого воздействия. 

- А выход есть? 

- Выход есть – сделать обязательным обследование строительных площадок перед началом работ. Наши, калининградские застройщики, это например, делают добровольно практически все. А вот иногородние строители стремятся на обследовании экономить. Результат может быть непредсказуемым. И самое главное, если в областной думе обсуждаются вопросы по разминированию, неплохо было бы пригласить и наших представителей для разговора, а не придумывать поводы для обвинений.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.