Александр Кузнецов: "Мы пошли в гору, но зачем-то взяли водолазное оборудование"

Бывший мэр Балтийска, депутат областной думы Александр Кузнецов рассказал корреспонденту "Нового Калининграда.Ru", от кого и от чего зависит рост тарифов на услуги ЖКХ, почему муниципалитеты не всесильны в сфере коммунальных услуг, в чем неправо федеральное правительство и кто тормозит жилищно-коммунальную реформу.

- На тот момент, когда я отправляла вам вопросы к интервью, единственной реальной мерой, как-то снижающей бремя оплаты услуг ЖКХ для населения, были субсидии. По вашему мнению, насколько эффективны субсидии в борьбе с повышением платежей? Многие услуги предоставляют государственные, муниципальные предприятия и, по факту, государство же оказывает населению помощь в оплате услуг самому себе - через субсидии.

- Я поясню. У нас, депутатов, представителей исполнительной власти, есть обязательство защищать определенные слои населения, потому что в любом государстве - хоть США, хоть Австралия, хоть Канада - появляются такие категории людей, которые не могут обеспечить себе достойную жизнь по установленным правилам. В Советском Союзе тоже такие были. И тогда государство начинает придумывать механизмы защиты, чтобы они как-то свой уровень могли элементарно обеспечивать. В данной ситуации речь идет именно об этом. 

 - Областная Дума неоднократно рассматривала вопросы нормативов и тарифов. Сейчас что-то пересмотрено, что-то осталось на прежнем уровне. В целом, вы довольны результатом работы? 
 
- Первое, это, конечно, показатель не совсем нормального положения дел, когда такие структуры как Дума втягиваются в работу по рассмотрению "что ж такое там происходит". Это уже показатель ненормальности. То, что мы вынуждены этим заниматься, говорит о том, что в этой отрасли сложились какие-то проблемы, которые нормальным, установленным путем не разрешились. Это уже плохо. 

Вы, наверное, обратили внимание, что в масштабах всей страны поднялись волны людского возмущения. Во многих местах в очередной раз поднялись тарифы. У нас в стране как Новый год, так поднимаются платежи за ЖКУ. Дошло до того, что федеральная власть почувствовала, что эта тема может привести к социальному взрыву, и ею надо дополнительно заниматься. У нас в регионе был свой сценарий развития событий. В силу собственных причин.

Дело дошло даже до митингов. Хотя в резолюции этих митингов не стояла тема тарифов, но разговоры вокруг этого у нас в регионе ходили. Сценарий общероссийский накладывается на сценарий региональный и становится понятно, что этому вопросу необходимо специальное внимание уделить. Мы подключились к решению возникших проблем и сделали ту работу, которую сделали органы власти в большинстве регионов. На сегодняшний день ситуация у нас в регионе, в целом, такая же, как и по всей стране. Рост платежей за услуги ЖКУ очевиден, рост достаточно значителен. Большую часть населения это не устраивает. И депутатский корпус обязан заниматься этим и занимается.

Наша с вами встреча инициирована тем, что те, кто сейчас занимаются этим вопросом демонстрируют разные подходы и по-разному расставляют приоритеты, по-разному отвечают на вопрос, почему это происходит и что нужно в первую очередь сделать, чтобы изменить эту ситуацию. Я лично придерживаюсь позиции, что вектор поиска причин названного роста задан неверно. Я постоянно слышу о том, что причиной всему являются муниципалитеты. Потом называют другие причины - локальные монополии, коррупция муниципалов, всякие цепочки посредников. Такой нам предлагают вектор. Я высказываю несогласие с таким подходом и делаю это на основании тех документов, которые есть у нас на руках. И первой причиной, безусловно, является то, что в основе этого роста лежат те тарифы, которые выставляют наши госмонополии. Да, есть ошибки муниципалов, но рост цен на услуги госмонополий провоцирует вот этот непрекращающийся рост платежей конечного потребителя. 

 - Вы сами подтвердили, что тарифы у нас растут каждый год. Но в этот год поднялось обсуждение на самых разных площадках и на самых разных кругах. Причина этому - митинги? 

 - Нет, прямой связи нет. Я приветствую, что госвласти наконец озаботились проблемой тарифов. Но я не приветствую то, в каком направлении сейчас идет работа. Она выстраивается в одном направлении: виноваты муниципалы. Сейчас мы им дадим команду, они все приведут в какой-то устраивающий всех вид. Неправильно. Если все сейчас валить на муниципалов, проблему сейчас опять загонят в тень, где она будет усугубляться, породит массу дополнительных проблем, так как первопричины не будут устранены. И тогда в ближайшее время мы получим только ухудшение ситуации в жилищно-коммунальной сфере. Поэтому я и говорю, проблемой заниматься надо, но проблемой надо заниматься комплексно. Я могу привести цифры, которые подтвердят мою правоту. Настроение у нашего населения сейчас такое, что оно крайне недовольно растущими тарифами ЖКХ. Причины нужно найти, четко их указать и решить.

- А какая ситуация сейчас по муниципалитетам? Насколько различаются платежи жителей разных муниципальных образований? 

- О! Это очень неблагодарное дело. Но я могу вам вот какие цифры привести. Есть такое понятие, как общая стоимость коммунальных услуг в пересчете на одного человека в месяц. Это полная стоимость, включающая все услуги. Тут вот как получается - можно говорить, что один муниципалитет - самый дорогой, а можно говорить, что он самый комфортный. Вот в Озерске нет централизованной горячей воды, вроде бы и дешевле, получается, но не настолько комфортно. Вроде бы из этих данных картинка может сложиться. Но она весьма условная.

Допустим, самая высокая стоимость в Гурьевском районе - 1700 рублей. В Калининграде - 1550 рублей. Янтарный - 1580 рублей. Теперь к самым маленьким платежам. Но, подчеркну, это не означает, что уровень жизни комфортный. Вот в Славске, например, нет канализации. Платят дешевле, но ходят в домик во дворе. Славский район - 1095 рублей. В Полесском еще меньше - 1036 рублей, в Краснознаменском - 1056, в Багратионовском - 1007! Рекордсмен - там самые низкие платежи. Середину составляют такие районы и округа, как Балтийский или Советский, у которых есть и город, где очень высока степень централизации - газ, вода, тепло, и в тоже время есть сельские поселения, у которых ситуация обратная. Получается вот такая вот средняя температура по больнице. В городах платежи, конечно, высокие.

Я понимаю, почему в Гурьевском районе такая ситуация. Там в пригородных поселках высокая централизация услуг, но так как поселки маленькие, то это повышает себестоимость. Можно поставить одну котельную и топить 1000 домов, а можно - 10 тыс. Тогда себестоимость будет "размазана" между потребителями. И, все же, возвращаясь к теме разговора, недоработки муниципалов менее влияют на рост, чем действия федералов. 

 - Каковы вообще механизмы регулирования тарифов? Кто и за что отвечает?

 - Это достаточно простой механизм. Любой калининградец, у которого возникнет не только досада, но и желание разобраться, очень быстро на все эти вопросы ответы найдет. Хотя, неизвестно, помогут ли они еще в реальной жизни. Есть порядок, прописанный законодательством. Все тарифы на жилищные услуги устанавливает муниципалитет - это содержание жилье, найм, вывоз ТБО - все, что связано с обслуживанием дома. Коммунальные услуги - дробятся. На воду - холодную и горячую - устанавливают муниципалы, на отопление, электроэнергию и газ устанавливают в зависимости от того, кто предоставляет услугу либо регионалы, либо федералы.

На региональном уровне создается служба по государственному регулированию цен и тарифов, при правительстве (СГРЦТ). У нас эту службу возглавляет Наталья Андреева. На федеральном уровне тарифы устанавливает ФСТ – Федеральная служба по тарифам. И для газа, электроэнергии и отопления своя сфера компетенции. Если юрлицо, предоставляющее нам услуги электро-газо-теплоснабжения, находится у нас в области, то экономически обоснованные тарифы им устанавливает региональная СГРЦТ. Она же устанавливает им еще одну вещь - предельные индексы повышения тарифа на год. Хотя, по большому счету, основные параметры этих повышений им спускают сверху. Поэтому при некоторой самостоятельности, региональная служба обязана придерживаться тех норм и установок, которые спускают сверху.

- А у региональной власти - правительства, областной думы - есть полномочия по снижению тарифов? 

- Безусловно. Служба Натальи Андреевой входит в систему исполнительной власти региона. И эта власть имеет здесь права абсолютные, но с другой стороны есть и установки федеральной ФСТ. Есть и законодательные, и нормативные требования по обеспечению экономической обоснованности тарифов. Устанавливая те или иные тарифы, и служба, и муниципалы, должны эти требования соблюдать. Если они отклонятся от принципа экономической обоснованности - завысят или занизят его, то прокуратура, КРУ, суды начинают работать по этому вопросу. Информацию же о своих затратах для расчета тарифов представляют сами ресурсоснабжающие компании. Они же несут ответственность за достоверность этой информации.

- На пресс-конференции в минувший вторник Наталья Андреева говорила о том, что "Янтарьэнерго" предоставило информацию, в которой были завышены нормативы потребления. По сути, тариф просчитали экономически обоснованный, но в расчеты легли неверные данные. Здесь кто должен повлиять? 

- По закону, ответственность за предоставление данных несет предприятие. Но там ситуация не столь однозначная. 

 - Да, но а предприятию-то что будет за неверные данные? 

- Если в данные и правда закралась ошибка, то сказать об этом на пресс-конференции мало. У службы есть ресурс воздействия на предприятие – было бы желание. Но в данном вопросе все действительно не столь однозначно. У каждой стороны была своя правда, а договориться они своевременно не сумели. Вот тут уместным становится ваш вопрос, что может сделать Дума. Да, напрямую, вроде как мы ничего отрегулировать не можем.

Но, с другой стороны, если я депутат и представляю интересы населения, то я могу задействовать свои механизмы и ресурсы, чтобы обеспечить права избирателей. Я могу писать депутатские запросы, формировать иски, могу поднимать обсуждения в прессе, инициировать проверки, писать в самые различные органы: «Друзья, есть проблема. Не мы принимаем тут решение, вы принимаете решение. Будьте любезны, попытайтесь принять решение, которое будет мотивировано и решит вопрос».

По сути, вся эта работа Думы сейчас идет к тому, что мы называем проблему и показываем пути решения. Другое дело, что мы не можем ни за ФСТ приказ издать, ни за местный совет решение принять по тарифам. Но я направляю этих людей - смотрите, по-хорошему просим, примите обоснованный нормативный акт и проверьте, действительно ли у вас обоснованы материалы, которые вы присылаете. Депутаты обратили внимание на три проблемы, связанные с формированием тарифа на электроэнергию.

Первое, в изданном региональной службой цен и тарифов приказе была применен подход, который повлек для отдельной категории предпринимателей очень большой рост тарифа на электроэнергию в два и более раз одномоментно. Это, конечно, нетерпимая ситуация. Когда стали разбираться в чем проблема, она оказалась во внутренней системе взаимоотношений "Янтарьэнерго", потребителей и нашей службы по регулированию цен и тарифов. Она может быть урегулирована внутренним путем в пользу потребителя, причем никто, включая "Янтарьэнерго", ущерба не понесет. Но с документами на руках нас уверили, что для того, чтобы применить новый подход в установлении тарифа, необходимо прямое добро федеральной службы. Куда все с документами и отправились. Сейчас последнее сообщение - решение вопроса найдено, повышенный тариф отработают назад. Ну и хорошо!

Вторая проблема - у нас с вами в тарифе и для населения, и для юрлиц, сидит инвестиционная составляющая, что само по себе довольно спорно. Я боюсь вам назвать точную цифру, но она очень значительна. Я слышал, но не проверял цифру. Это спорный подход. Вообще-то когда некий собственник объекта энергетики - то ли генерирующая компания, то ли сетевые компании собираются расширять свой бизнес, то это не должно накладываться на потребителя. Дайте нам денег, а мы будем развиваться. Я уже плачу за то, что я покупаю. При чем тут ваше развитие? Хотите развиваться - идите в банк, вкладывайте в развитие инфраструктуры, а потом уже проценты и все остальное я, может быть, частично оплачу.

Хотя в идеале и этого не должно быть. В идеале - у меня тысяча потребителей, я их обслуживаю по тем тарифам, которые мне обсчитали. Я хочу построить еще одну станцию и привлечь еще тысячу потребителей. Почему первая тысяча потребителей должна за это платить? По идее, я иду в банк, беру деньги, строю новую станцию, подключаю новых потребителей и уже им говорю: "ребята - вот вам мои издержки, вот еще инвестиционная составляющая, на которую я построил вашу станцию, поэтому платим столько". Вот это справедливо. Только тут ничего одномоментно решить нельзя. Эта инвестиционная составляющая решается в рамках прописанных правил в России. И тут нужно эти правила менять, о чем мы сегодня и говорим.

Нам на совещании дакладчики сообщили, что в структуре нашего тарифа есть еще и очень большая федеральная составляющая. То есть, мы там фактически платим за чужие затраты. Это не региональные затраты. Это те издержки, которые идут на федеральном уровне. Прозвучала цифра в десятки процентов. Это тем более вопрос и мы уже по нему написали обращение в федеральный центр. Давайте определимся - федеральные сетевые компании. Мы должны платить за их содержание, если основное количество электроэнергии производим внутри региона. Зачем нам платить за содержание федеральных сетевых компаний? Они вывели среднюю цифру за содержание федеральных компаний по всей России и бухнули нам сюда. Может, мы что-то не понимаем? Но мы хотим в этом разобраться. Пока у нас есть большие-большие вопросы.

- Вы говорили про тарифы на энергетику, но еще вы упоминали и значительный рост тарифов на газ на своем брифинге. Также вы говорили о том, что у вас есть весьма любопытные цифры по этому поводу. Не могли бы вы поделиться с нашими читателями?

- По газу тоже существует большая проблема, решение которой не совсем в компетенции региона.Тариф устанавливает наша служба, но затраты предоставляют те структуры, которые эту услугу оказывают. У нас сегодня это, фактически, подразделения "Петербургрегионгаза". И там - да, там есть три компонента, основные компоненты формирования цены. И по всем трем компонентам есть вопросы.

Первое - это опт. Оптовая цена на газ, по сравнению с Санкт Петербургом, отличается для Калининграда на 16%. Когда берем в рублях, то разница аж почти в 400 рублей за тысячу кубов. Второй компонент связан с тем, что у нас газификация недостаточно высокая. В этой связи транспортировка по региональным сетям в нашей области обходится в 1655 рублей за тысячу кубов, а в Санкт Петербурге в 762 рубля.  Третье - это затраты на услуги снабженческо-сбытовых организаций ("Петербургрегионгаз"). У нас они в шесть раз выше, чем в том же Санкт-Петербурге!

 - А чем это объясняется?

 - Не знаю, не знаю, это вопрос. Сейчас у нас есть просто цифры, на основании их мы уже сформировали вопросы во все компетентные инстанции. Понятно, что это коммерческая деятельность, понятно, что вмешательство в коммерческую деятельность ограничено законом, но вопрос-то в воздухе витает.

 - А есть какие-то ограничения? Скажем, ресурсоснабжающая компания может тратить только такую сумму на собственное содержание? 

- Да, можно купить "Лексус", а можно ездить на "уазике". Можно летать отдыхать на Канары, а можно - в Светлогорске. Хотя по нынешним временам разницы особой нет. Но я вопрос понимаю. Все это можно. Вопросы есть у депутатов. Мы найдем на них ответы. Мы этими вопросами занимаемся. Может быть, у всего у этого есть абсолютное экономическое обоснование. Вот абсолютное. Вот придешь и лбом упрешься. Тогда другие вопросы возникнут.

А теперь давайте представим ситуацию. При ежегодном росте цен на газ, что мы получаем в итоге? Крутится же все понятно на чем - на средней цене, и мы будем дальше и дальше уходить в этом разрыве. То есть если в Санкт-Петербурге ежегодный процент роста будет наворачивать на 2569 рублей за тысячу кубов газа, то мы будем наворачивать на свои 2965. Это по газу. Здесь вопрос густо замешан на экономике, на административной практике и на политике. Вот тут вступление в игру областной думы наиболее мотивировано. Вот мы обращаемся конкретно в федцентр, и вот какая тема нашего обращения. Если мы - граждане России и наши права государство обязано обеспечивать на всей территории одинаково, а мы попали в сюжет, что находимся за границами в удаленном варианте, то в регионах, попавших в аналогичную ситуацию на территории большой России, предусмотрены различные компенсационные сюжеты. Мы просим и по нам эти сюжеты посмотреть. 

 - Ранее "Янтарьэнерго" распространило информацию о том, что и муниципалитеты не предпринимают всех мер в помощь компании. В частности, нет механизма отбора управляющих компаний (УК). Управляющие компании-неплательщики банкротятся, меняют название и в прежнем составе продолжают работу, так и не выплатив долги. Муниципалитеты могут как-то отрегулировать ситуацию, а если могут, то почему они этого не делают?

- Это опять не функция муниципалитетов. Мы должны понимать, что все эти вопросы - вопросы хозяйственной деятельности. Есть хозяйствующие субъекты, которые работают по правилам, которые для них предписывают нормативные акты. И тут ситуация достаточно ясна. УК, по законодательству, такая структура, которая уполномочена собственниками жилья предоставлять им услугу, на которую они заключили договор. На примере конкретного дома: жители дома заключили договор с УК напрямую или через ТСЖ, что эта управляющая компания будет предоставлять им услуги по электроэнергии. Управляющая компания идет в "Янтарьэнерго" и заключает с ними договор. По действующим практике и правилам, УК собирает деньги с жильцов за энергию. Собрав, должна отдать в "Янтарьэнерго". Но она не отдает. Какие-то проблемы возникли и она их не отдала - все!

Дальше парадокс. "Янтарьэнерго" может прекратить поставку и отключить потребителя, как и прописано в договоре. Но тут начинает жаловаться жилец: "Я-то деньги отдал"! Парадокс, в том, что "Янтарьэнерго" может подать в суд только на управляющую компанию, что она не выполнила договор, а если жильцам отключат, то они тоже могут обратиться в суд только на управляющую компанию, с которой заключали договор. Тут вот этот вот момент - кто может отрегулировать этот вопрос? Только суд - спор хозяйствующих субъектов. Здесь ни муниципалитеты, ни областная думах не в силах помочь.

Другое дело , если управляющей компанией является муниципальное предприятие и с ней было заключено соглашение об управлении жилым домом. Получается, муниципалитет - учредитель этой управляющей компании, а его же структура и хулиганит. Тогда, конечно, он может и должен вмешаться. Должен деньги искать, директора снять. Но у нас сегодня 67% жилого фонда обслуживается частными УК и процент этот будет расти. Так что проблема есть. 

 - Но у "Янтарьэнерго" основная претензия была не в этом. Претензия состояла в том, что муниципалитет не вырабатывает каких-то критериев, которые защитили бы рынок от нечестных игроков. 

- Я соглашусь с вами, что в этой внедряемой системе предоставления ЖКУ, организации управления в этой сфере, конечно, еще много неотрегулированных вопросов. Кто-то считал, что все это очень просто. Когда нам все это объясняли разработчики реформы, то они говорили о том, что все это очень просто и эффективно. И как главный принцип хорошо реализуется - сам жилец контролирует каждую выплаченную им копейку, будет управлять, а случись что не так, тут же вмешается. Шикарно, правда?

А оказалось, что еще много, очень много надо шлифовать. Ваш пример из этой области . А муниципалитеты что должны в этой ситуации делать? Смотрим в закон - по большому счету - ничего! Ничего законом не предписано. Тут возникли неопределенности. Кто должен разрулить-то все? Опять смотрим в закон. Что-то плохо понятно. Само собой должно разрулиться. Заинтересованные лица должны разруливать по существующим процедурам. По этим процедурам мы все знаем, куда они очень быстро придут. В суд. 

Абсолютно с вами соглашусь, что если верить здравому смыслу, то муниципалитеты отвечают за предоставление муниципальных услуг населению. По закону, они отвечают за организацию предоставления жилищно-коммунальных услуг населению. То есть не сами предоставляют, а организовывают. Если вот этот подход демонстрировать, то, конечно, любая проблема, которая вылезает, на их плечах. Как создать некую схему, чтобы обезопасить население от того, что неэффективная, нечестная управляющая компания пришла туда и начала их обслуживать? Всех обманула, но права получила, деньги взяла, а там и трава не расти.

В идеальном варианте, конечно, так и должно быть: какие-то порядки, положения, аттестация их, пусть не финансовые гарантии, но хотя бы какая-то аттестация, проверка - то ли реальная компания, то ли бумажная фикция, какой-то реестр, контроль, информация населению, какой-то маркетинг, в конце концов. Но если мы смотрим реальную практику, то до идеального варианта еще работать и работать...

- Если характеризовать по региону в целом: реформа ЖКХ удалась-прижилась? Как вы оцениваете ее ход и первые итоги? 

- Реформа идет. Я скажу так: нельзя сказать, что ни шатко, ни валко. Реформа идет, идет. Почему я так смело говорю? Госвласть отвечает за политику в данной сфере. Цели сформулированы, задачи поставлены, ответственные присутствуют, рабочие органы, которые должны решать вопросы, тоже созданы. Возьмем систему критериев, по которым мы можем что-либо оценить и посмотрим, какие материалы мы получим. Любая реформа, чтобы ее оценить, должна иметь какие-то рубежи: в этом году мы будем это иметь, в следующем - вот то и так далее. Вот если посмотреть по такого рода рубежным показателям, то у нас достаточно неплохая ситуация в регионе. Никакого интервью не хватит только перечислить объекты, которые отремонтированы, построены и строятся в сфере ЖКХ в муниципалитетах области в последние годы. Цифры несопоставимые даже с периодом начала десятилетия.

- По поводу муниципалитетов. Было предложение перевести регулирование нормативов на уровень регионов. Эксперты полагают, что это сможет избавить от той путаницы, которая возникает, когда нормативы устанавливает одна ветвь власти, тарифы - другая. 

- Давайте разберемся по сути вопроса.  Мы решили изменить государственное устройство в начале 90-х. Мы сказали, что та централизованная система, которая у нас в стране сложилась при таких больших площадях, при огромных различиях хоть географических, хоть природных не могла работать эффективно. У нас народов - пруд пруди. Коряки, чукчи, русские, евреи - кого хотите называйте - у них свое бытование, своя ментальность веками складывалась. И решили мы создать такое государственное устройство, которое сохранит нас на века вперед. И как один из элементов, приняли мы систему местного самоуправления. И если уж она там в Германии срабатывает, во Франции - странах, куда меньших по площадям, - то в России сам Бог, наверное, велел это все применить.

Давайте. Государству - государственное, а на местах, с учетом всех их особенностей - пусть сами решают. И обозначим круг местных вопросов, которые люди должны внизу, благодаря местному самоуправлению сами решать. В Конституции это записали, законы придумали. Для чего? Ведь обозначили, что организацией жилищно-коммунального обслуживания занимается местное самоуправление. Записали же в закон? Записали. И начали все это налаживать. А теперь говорят, забрать у муниципалов.

А как теперь это предложение со всеми законами и принципами состыковать? Мол, за организацию и предоставление услуг отвечает местное самоуправление, но нормативы потребления этих услуг будет утверждать государственная власть, тарифы на услуги - утверждает государственная власть. Но ведь это один из ключевых элементов «организации». И его забирают по каким мотивам? И все вот эти вот разговоры про путаницу - государственный лепет на тему "Народ у нас дурак". Народ у нас дурак, а царь - хороший. Государство во всем разберется, устроит все, такой справедливый норматив назначит. Тогда давайте вернем все назад и честно скажем, что в этом государстве, где живет российский народ никакого местного самоуправления быть не может.

Не может - по принципу. Не может российский человек сам самоуправляться. Чукча ли он, русский ли он, еврей ли он. Не может. Он в России живет. И пусть у нас отвечает за все государственный чиновник и будет у нас тишь да гладь, да божья благодать. Вы знаете, я не совсем по вашему вопросу конкретно отвечаю. Но я даю такой ответ, который говорит нам о возможности совершенно другого подхода. Может быть, какой-то муниципальный чиновник где-то и правда что-то напутал. Но государственный чиновник, вместо того, чтобы содействовать тому, чтобы муниципал больше ничего не путал, находит простой вариант - отнять у них все. Ну, товарищи дорогие, так не должно быть. Грубо говоря, мы пошли в гору, но зачем-то берем водолазное оборудование. Если вы решили строить местное самоуправление и законы под это дело уже подвели, вы их сами-то выполняйте. А то нынешняя инициатива говорит совсем иное. 

- То есть, де-факто, у муниципалитета отберут полномочия, при этом оставят обязательства?

- Точно - полномочия отберут. А обязанности оставят. И скажут примерно так: тарифы назначаем мы, а что вы по этим тарифам жить не сможете - нас мало волнует. Мы все время будем говорить: негодяи вы, что вы там, по этим тарифам, жить не можете. Тут наоборот бы надо говорить - как полномочия муниципалитета в этой части расширить. Вы правильно подметили: обязанностей много, да прав-то мало дали. Вот вы меня сегодня все спрашиваете: а как это можно отрегулировать, а как это можно отрегулировать. А как это можно отрегулировать, если ответственность у одних, а большинство инструментов воздействия у других. 

 - И еще один вопрос, который, наверное, напрашивается, но в последнее время почему-то редко звучит. Вопрос качества. Мы все говорим, что платим много. Про стоимость услуг ЖКХ говорят много. Про качество, по крайней мере, вне пределов кухни простого обывателя, - почти ничего. Что, у нас в этой сфере все гладко? 

- Классический вопрос моей жены. У меня самые жесткие дебаты на эту тему проходят с женой. Она мой самый жесткий оппонент. Она и говорит всегда - за что мы платим? Какой транспортный налог, когда я бью машину по этим дорогам? Это как один из похожих сюжетов. Вот давайте немного общих рассуждений. 

- Не надо. Давайте просто оценим качество. Есть проблемы, нет проблем - и почему? 

- У нас есть две составляющие в этом вопросе: экономическая и организационная. Это на мой взгляд, на взгляд человека, который в этом деле поработал. Вообще-то я полагаю, что центральной является компонента экономическая. Когда одной из основных целей реформы ЖКХ объявлялось повышение качества услуг, то сразу назывался и основной механизм обеспечения этой цели - создание конкурентной среды, формирование современного рынка услуг и привлечение частных инвестиций. Ну, и где сегодня эта конкуренция с повышением качества, и где частные инвестиции? И как следствие – где рост качества?

А ведь ответ не за семью печатями. Просто основной потребитель услуг ЖКХ элементарно недостаточно платежеспособен. Можете составить портрет этого «основного потребителя» и все станет понятным. У нас в стране 55 млн пенсионеров и тут же вспоминаем среднюю пенсию, десятки миллионов - дети, когда мы выходим на тех, кто реально зарабатывает деньги вспомним о том, какая там у них зарплата - реальная - у тех, кто сам зарабатывает хоть какие-то деньги. Там - 14 тысяч. Треть страны сидит на пенсии в 5 тыс рублей, треть - на зарплате средней - 14 тыс и еще те, кто сидит на мизерных пособиях или вообще ничего не получает. А потом гляньте на среднюю платежку. Господа хорошие, если на рынке коммунальных услуг основной покупатель не может купить качественную услугу, то о каких инвестициях может идти речь.

- То есть мы можем купить только те посредственные услуги, которые сейчас и получаем? 

- Попали. В десятку. Если бы те, кто брался за эту реформу, еще бы взялся и посчитал, какое на сегодняшний день реальное положение в сферах производства, ЖКХ, да еще бы и реально посчитал платежеспособность населения... Тем не менее, надо посчитать, сколько стоит качественная услуга. Такие расчеты, наверняка, существуют. Но это триллионные цифры. А на вопрос - где взять эти деньги, чтобы завтра все запустить? - так на него ответа не будет. Этого никто не скажет, потому что не знает. По крайней мере, те, кто отвечает за экономику здесь, они не назовут, откуда эти деньги взять.

Из пенсионного ли фонда, кредиты ли, займы ли, фонды - но нужно понимать, что никто не сможет платить за эту услугу. И я не экономист великий - не Абалкин, но я крутился на самом низу, работал мэром маленького города и видел все это. Не нужно рассказывать сказки - сейчас придет инвестор и всех нас осчастливит. Он не придет, а если придет, то хапнет и уйдет. Даже не уйдет, а убежит, по той простой причине, что при стоимости качественной услуги, покупателей на нее в Балтийске нет. Не может житель Балтийска заплатить за качественную услугу, если честно написать, сколько она стоит. 

Федцентр опять сказал, что муниципалы не справляются, муниципалы дураки, а вот частные компании сейчас быстро разберутся. Я бы с этим согласился, если бы мне в России показали хоть какой-то муниципалитет, идеальный хоть в одной сфере ЖКХ. Привезите меня в ту же Пермь или Ростов-на-Дону и покажите, как прекрасно, без роста тарифов, в течение 5 лет обеспечивали прекрасное качество услуг и у потребителей нет вопросов. 

- Хорошо. Мы действительно сейчас не готовы отдавать ползарплаты за то, чтобы было "качественно". Но в структуре расходов среднестатистического жителя нашего региона те суммы, которые мы отдаем за ЖКХ - это тоже много. Куда идут эти деньги? Если мы честно признаем, что на качественную услугу мы средств не собираем, то почему за некачественную платим много?

- Значит, так. Здесь есть такая ловушка. Если мы говорим как власть с населением. А сейчас вы представляете население, а я, к сожалению, я бы не хотел этого, но я уже подписался - представляю власть. Я всегда вам расскажу, как много, день и ночь, работают представители сферы услуг ЖКХ. В любом городе - Калининграде, Балтийске - в любом городе. Если сейчас написать список, сколько техников, монтеров, слесарей, каменщиков работают, сколько воды выпито, сколько чего отремонтировано, то через день вы устанете. Скажете: "Ладно, хорошо, навалом!" Конечно, за каждую копейку тот, кто ее получил, отчитается – покажет вывезенное количество кубов мусора, сделанных крыш, поданной воды, высаженных цветов, установленных светильников, покрашенных фасадов…. Это будет очень впечатляющий отчет.

Я скажу так, пойдем на кухню - вода будет идти, нажмете на выключатель – свет загорится. Жизнь идет и ситуации такой, когда надо кричать - караул - нету. Есть позитивное движение. Но оно очень медленное. За каждую копейку отчитаются. Но мы постоянно напарываемся на косяки. Вот сейчас сидим в кабинете окна открыли – это у нас перетапливают. На улицу выйдем - грязно. Но за средства населения - отчитаются. Я скажу так: это повседневная текучка. Это бремя жизни.

Госвласти сейчас легко - мы все спишем на местные власти. Вы себе главу муниципалитета выбирали? Выбирали! Открываем устав любого поселения - а там в обязанностях - организовать. Значит ваш ставленник плохо организовал и дальше по цепочке пошло. И этот подход в полной мере сработал сегодня, когда президент поручил разобраться в причинах очередного витка роста тарифов на ЖКУ. Опять во всем обвинили муниципалов и никто не заглянул глубже.

Никто не уточнил, а в каких пропорциях увеличились тарифы от решений органов местного самоуправления и от решений госслужб? Насколько подорожали услуги муниципальных предприятий, а насколько структур госмонополий? Никто не сравнил финансовое состояние тех же муниципальных предприятий, которым не дали и на копейку повыфсить тарифы с теми же «региональными монополиями», которым повышение разрешили по максимуму. А уж о положенных муниципалам компенсаций от бюджетных потерь, вызванных решениями органов госвласти по традиции вообще ни слова.

Для меня камнем преткновения становится низкая доходная база большей части населения. Не для того, чтобы выжить - на это уже нам хватает, а для того, чтобы обеспечить себе то качество жизни, на которое мы сегодня вдруг стали претендовать. И если мы будем достаточно остро обсуждать эту тему, то мы выйдем и на другую - более глубокую проблему. Почему у одной и значительной части населения такое положение дел, а у другой - совершенно другое и им, по большому счету, на тарифы вообще наплевать - да любые.

Ведь в элитных котеджных поселках не ставят вопрос о тарифах и качестве. Они просто платят сколько надо и им все далают. Не вопрос. Забыли. Сломался унитаз - вызвал, поставили новый, потекло с потолка - отремонтировали и проблемы как не бывало. А вот случись что у бабушки - зашибешься криком кричать, а как назовут сумму - скажет "ё-моё, где же я возьму?" И тут мы начинаем ломать голову, как этот трехтысячный унитаз ей поставить. И бьемся везде - как в собесе, как там с субсидиями. И мы начинаем ходить по этому кругу. А потом поставили ей унитаз и спрашивает - а как тут с хлебом. А может она поехать на Канары, мы не спрашиваем. Спрашиваем, а она вообще поехать куда-нибудь сможет? И тут разговор перетекает в другую плоскость. Есть у нас ресурсы, чтобы эту проблему решить? Есть, наверное. Богатая у нас страна. Только у нас ресурсы как-то так перераспределяются, что большая часть потребителей в таком состоянии. Но это вопрос уже другого уровня. Не нашего с вами диалога. 

А закончить разговор можно следующим выводом. Проблема не в высоких тарифах. Проблема в том – может ли потребитель их оплачивать без ущерба для достойной жизни? А дальше встает настоящая проблема уже госвласти. Она может обеспечить такое денежное содержание основной массы своих граждан, наемных работников, пенсионеров, нетрудоспособных лиц и так далее, которое позволило бы им не обращать внимание на существующие тарифы? Ответ очевидный – нет. Тогда встает другая проблема – а как сдержать рост и даже снизить тарифы? Где главная причина их роста? Возьмите калькуляции затрат на услуги ЖКХ, и вы увидите ответ. Госвласти пора ограничить кое-чьи аппетиты. И это не муниципалы.

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.