Грищенко: за счет денег на поддержку "КД авиа" построили спорткомплекс

Все новости по теме: КД авиа
Освобожденный из-под стражи в середине апреля экс-владелец "КД авиа" Сергей Грищенко в эксклюзивном интервью "Новому Калининграду.Ru" рассказал, что оказался за решеткой "потому что это было кому-то нужно", а следствие по его делу велось недостаточно профессионально. Грищенко полагает, что вопрос о том, почему деньги из федерального бюджета не дошли до компании надо адресовать губернатору. Обвиняемый по делу о преднамеренном банкротстве считает, что авиакомпания "КД авиа" - не банкрот, а у гендиректора не было оснований для того, чтобы подавать заявление в Арбитражный суд.

- Почему вы оказались за решеткой?


- Почему я оказался за решеткой? 

- Да.

- Потому что это было кому-то нужно. 

- По вашему, уголовное дело против вас сфабриковано? Это политическое дело?

- Вы знаете, я затрудняюсь на эти вопросы отвечать. Это дело, которое появляется в проблемном обществе. С этой проблемой нашего общества сейчас начинается борьба. 

- О какой проблеме идет речь? 

- Наверное, это рейдерство, коррупция. 

- Пока вы находились в СИЗО, вы отслеживали ситуацию вокруг "КД авиа"?

- Да.

- Вы знаете о том, что недостроенный терминал в Храброво продали за 17,4 млн рублей?

- Да.

- По вашему, это справедливая оценка?

- Ну, во-первых, эта цена несправедливая. Существует оценка, существует бизнес-оценка по моему, на конец 2008 года. По той оценке недостроенный международный терминал составлял сумму около 1,5 млрд рублей.

- Существует мнение, что здание было построено со значительными нарушениями? Эти заявления имеют под собой какие-либо основания?

- Наверное, нужно задать вопрос и обратить внимание на тех, кто эти высказывания допускает и понимать компетентность этих людей, которые эти высказывания воспроизводят. Я думаю, что подобные высказывания могут сегодня допустить только некомпетентные люди. Существует на сегодняшний день и много прочих высказываний. Сколько нужно денег для достройки и прочее. Я тоже это могу прокомментировать. 

- И какие будут ваши комментарии?

- Да, сейчас говорят, что для достройки аэропорта необходимо 200 млн евро. Для достройки терминала не нужна сумма в 200 млн евро. Это не так. Сумма, необходимая для завершения проекта, порядка 50 млн евро. 

- По вашему мнению, идее создания хаба в Калининградской области суждено сбыться?


- Да. У нас есть данные, правительственные данные о развитии транспортной инфраструктуры до 2015 года. Надо просто обратиться к государственным документам. Там все это отражено. Плюс к этому есть отчетный доклад партии "Единая Россия" от 15 апреля 2008 года, где калининградский проект ставился в пример вообще всей отрасли.

- Вне зависимости от того, кто будет там хозяином, проект будет развиваться?

- Ну, у нас же страна единая. Мы же все жители одной страны. Какая разница, кто там будет хозяином? Главное, чтобы выполнялись все задачи, которые были сформулированы президентом. Если я не ошибаюсь, то это был февраль 2004 года, когда на встрече со студентами университета Владимир Владимирович говорил как раз о том, что надо, чтобы была организована доступная инфраструктура перелетов, чтобы от Калининграда в любую точку можно было добраться по цене железнодорожного транспорта. Собственно, для того, чтобы все это создать, чтобы создать условия, при которых люди могли бы добираться из Калининграда можно добраться в любую точку по льготным тарифам, мы и задались целью создать этот хаб.

- Вернемся к уголовному делу. Следствие утверждает, что во время работы "КД авиа" был совершен ряд операций, не имеющих экономического смысла. Цифры следующие: 2 тысячи приходно-расходных операций на сумму более 25 млрд рублей. Как вы это прокомментируете?

- Я прокомментирую. Аналитику финансового состоянии "КД авиа" осуществляли Минэкономразвития, местные власти, все контролирующие органы. И как вы сами понимаете, результатом этого стало решение о выделении государственной поддержки. И ровно вот это событие, что нас отпустили, гласит о том, что специалисты должны заниматься теми вещами, в которых они разбираются. Я считаю, что следствие не обладает достаточным количеством специалистов должного уровня, чтобы делать подобные выводы.

 - По сути, вы говорите о том, что следствие было непрофессиональным?

 - У них профессионализм в другом. Здесь идет речь о специфическом бизнесе, который, на мой взгляд, является самым сложным из всех существующих. Поэтому я считаю, что организации министерства транспорта, которое является специализированным, Минэкономразвития, которое тоже является специализированным, Министерство финансов, налоговые органы местные, местные проверки, аудиторские компании, которые в преддверии в том числе и государственной поддержки, принимали решение, не могли давать на подпись премьер-министру непроверенные данные.
Но необходимые заключения были получены, в результате чего было принято решение о государственной поддержке. Поэтому все декларации о том, что были совершены нарушения, больше похожи на профанацию.

- На тот момент, когда было принято решение о господдержке, 4 млрд рублей могли помочь компании?

 - Конечно. Если бы они не могли помочь компании, то такого решения бы не было.

- Почему это решение было тогда не исполнено?

- Надо спросить об этом у губернатора. Я попытался получить письмо от комитета Госдумы по транспорту, почему эти средства не были выделены, но так и не дождался ответа.

- Советник губернатора Борис Овчинников утверждает, что причиной стала экономическая деятельность предприятия. Так выручка за 2008 год составила 6,2 миллиарда рублей. При этом убытки составили 3,2 миллиарда рублей. Чистые активы на начало прошлого года составляли 3,6 миллиарда рублей. А на конец года – 400 миллионов рублей. Как это могло произойти? Что послужило причиной такого стремительного исчезновения активов?

- Ну, это все не совсем так, как он говорит. Во-первых, нужно разобраться. Сам Овчинников вообще какое-либо отношение к авиации имел когда или нет? Вот. То есть достаточно ли квалификации у человека, чтобы разбираться с нашей финансовой документацией?
После того, как ответим на этот первый вопрос, зададим себе второй вопрос. А есть ли у Овчинникова экономическое образование? И после этого, наверное, можно будет дать самим себе ответ, что мы хотим сказать.

- Этого человека назначили проверяющим вашей экономической деятельности. Если вы сомневались в его компетенции, то вы просили переназначить вам проверяющего?

- Вы знаете, мы были не против рассказать и показать, но я его ни разу не видел. Да и он сам не стремился со мной общаться. Я был всегда открыт и готов к любому диалогу. Мы и с губернатором неоднократно встречались в начале кризиса, когда у нас начались проблемы, обусловленные рядом отраслевых причин. И все вопросы, на которые нужно было дать ответы, все темы, были подняты. Поймите, если вы планируете работу предприятия и вдруг у вас разом возрастают все расходы на 100%, то вам приходится финансировать их из каких-то других, внешних источников. 
Так, по сути дела, и произошло с началом кризиса. Государство и попало в эти источники финансирования. Государство в эти затраты подключалось, понимая, что рост цен на основные затраты был таков, что его даже нельзя было предсказать. Если мы обратим внимание на формирование бюджета Российской Федерации на прошлый год, то цены, которые в него были заложены, насколько я помню, составляли 43 долларов за баррель нефти. А по факту получили порядка 70. То есть, дополнительные доходы. Но такого с нами не случилось. Тут все было совершенно наоборот. И все эти темы обсуждались в преддверие принятия решения о выделении Правительством РФ финансовой поддержки. 
На совещании с Сергеем Борисовичем Ивановым все выступали и решали, выходить ли на уровень Правительства РФ с просьбой о выделении финансовой поддержки. И пришли к единому мнению, что это необходимо. Высказывались все - Георгий Валентинович Боос, и Александр Васильевич Савельев, банк "Санкт-Петербург" и Илья Иосифович Клебанов. Все выступали и все говорили, что это объективная ситуация и необходимо помогать. И если проект остановится, то, Георгий Валентинович говорил, надо будет на порядки больше денег потратить, чем нужно, чтобы сейчас оказать поддержку. И говорилось о том, что объективная причина - удорожание нефти, увеличение затрат на керосин. Из-за чего Илья Иосифович сказал, что надо самим себе ответить на вопрос - что так сложилась ситуация, мы сами загнали в угол этих товарищей и теперь не хотим им помогать, давайте им поможем. На самом деле, все признались, что все очень эффективно, до копейки все сделали, какие все они замечательные - звучали речи. Если вы хотите, я могу вам предоставить эти выступления.

- Какие у вас отношения с губернатором? Говорят, что они складывались очень непросто.

- Ну... отношения у нас с губернатором творческие. Творческие!

- А уточнить можно?

- Что вы хотите уточнить?

- Вы знаете, формулировка "творческие" как-то не совсем применима в описании взаимодействия чиновника и предпринимателя.

- Ну, я все делал для того, чтобы область получила эти деньги, для того, чтобы спасти предприятие. Деньги получены, предприятие убито. Какие у нас могут быть отношения? Я не удивляюсь, мне приятно даже до сих пор, что в области сформировался профицит бюджета за прошлый год. Благодаря "КД авиа". Даже не смотря на то, что его убили, все равно оно помогло области стойко перенести области кризисный год и выйти с профицитом бюджета. Благодаря "КД авиа".

- Вы хотите сказать, что это произошло за счет налогов с компании?

- Это произошло за счет государственной поддержки.

- Поддержка осталась в бюджете?

- Она осталась в бюджете и за счет этого у области образовался профицит. За счет этого, можно сказать, здесь построили спортивный комплекс, какие-то прочие вещи сделали. Это приятно, вы знаете. Хотя бы осознавать, что недаром прожили.

- Эти деньги можно было расходовать куда-либо, кроме как на поддержку предприятия?

- Они пришли по статье "пополнение бюджета".

- А какие у вас отношения с банком "Санкт-Петербург"?

- Отношения как к банку. Эта тема, я думаю, длинная и займет отдельный разговор. Мы сейчас говорим о процедуре, которая произошла? А не о банке. Соответственно, все сказать у меня сразу не получится.
 
- Получится.

- В таком случае, факт совершившийся уже имеет место быть. Он, наверное, один из первых по стране. И я надеюсь, что все повернется к лучшему. И есть надежда, что те люди, которые были лишены свободы, ее вновь получат. Есть надежда на то, что начнет вновь торжествовать разум. Никаких личных амбиций.
Государство будет приумножать свои накопления, люди будут применять свои знания и умения, а не испытывать горечь. Я готов вложить все свои силы на подъем экономики Российской Федерации. Я готов только сказать, что перспективы той компании, которая строилась - это порядка 20 тыс рабочих мест, это рабочий хаб для всей России, это возможность для калининградцев переместиться в любую точку нашей планеты. А аэропорт - проект не маленький. Он ведет к расширению прочего подсобного бизнеса и организации других рабочих мест. Это очень серьезный актив в размерах области и в том числе России.

- По поводу рабочих мест. Во многом ситуация вокруг "КД авиа" приобрела такой громкий общественный резонанс и по причине невыплат зарплат. Почему это происходило?

 - Здесь нужно спросить все стороны, которые договаривались в ноябре 2008 года. Почему они не выполнили свои обязательства? Если бы они сделали это надлежащим образом, то никаких великих потрясений и тем более гибели предприятия не было. Все бы было хорошо.

- Если вернуться к задержкам, то, как нам стало известно, на предприятии задерживали зарплату систематически и это началось задолго до начала процедуры банкротства. Ваши комментарии?

- Задержки по выплатам зарплаты происходили периодически. Все зависело от того, как были организованы процедуры финансирования на предприятии. Если нам вернуться с вами в 2001 год, то это было государственное банкротное предприятие. Его никто не хотел брать, к нему никто не хотел прикасаться, причем за любые деньги. Вот. Оно никому не было нужно. Мне пришлось его создавать, набирать трудоспособный коллектив, придумывать некий проект, который будет реализован. И на свой страх и риск, за собственные деньги, организовывать, формировать открытое акционерное общество. С этого все и началось.
Потом был организован проект, появились рабочие места, началась его реализация. Ну, как дом строится. Были ситуации, когда никто не верил, что это будет жизнеспособным. Соответственно, деньги давались тяжело в кредит. Приходилось выступать поручителем перед некоторыми финансовыми институтами, все закладывать. Это основные причины задолженности.

- "КД авиа" сейчас в предбанкротном состоянии.

- Кто это сказал?

- Арбитражный суд уже готовится к заседанию о банкротстве. 

- Она не банкрот. Просто некто подал заявление. Некто в виде генерального директора, который уехал из Калининграда в феврале месяце. Нет таких убеждений у меня. Но в обществе уже есть определенное предубеждение. Просто у меня у самого, как у следствия ко мне, так и у меня к нему, к генеральному директору, есть вопросы. На основании чего он это сделал. Кто ему давал такие полномочия?

- То есть вы уверены, что можно будет отыграть обратно.
 

- Но это можно сделать, только надо ли это. Все говорят, что надо. Но при этом сейчас не делается практически ничего.

- А кто - все?
 

- Все. Когда "КД авиа" получало господдержку, говорили все, что это надо. Нас ставили в пример, как это сделано. Потом вдруг что-то произошло. По просьбе кредитора были переданы акции. Деньги из федерального бюджета получены, они в бюджете области. Было надо, потом вдруг стало не надо. Ну, надо, наверное, найти ответы на эти вопросы. Я пытался найти на них ответы. Попытайтесь вы. Может, вам на них ответят. В Государственной Думе мне не смогли ответить - почему. Я спросил. Можно замечательно говорить каждый день совершенно противоположные вещи, как это было прошлым летом. Но давайте мы письменно ответим, почему не было помощи? Почему не получили мы денег? 

- По вашему, на каком уровне могли помешать, чтобы приостановить выполнение поручения премьер-министра? Или убедить в том, что поручение не стоит исполнять?
 

- Я не знаю. Можно задать вопрос тому, у кого деньги. Я, собственно, и просил дать мне ответ - почему. Говорить можно много всякого. А то когда к нам приезжал премьер в октябре перед сотрудниками поклялись, что уже через две недели здесь заработает новое предприятие. Оно будет замечательное, оно вас всех примет. Но после отъезда премьера было сказано, что появится только новый акционер.

- Какая доля акций осталась у вас в компании "КД авиа"? 

- Никакой. 

- Являетесь ли вы акционером ЗАО "МАК"?
 

- Я - нет.

- Основной акционер "КД авиа"- банк "Санкт-Петербург"?

- Да. Аффилированная с ним контора. Причем за нашу компанию он не заплатил ничего. Ни копейки. Причем они не аффилированы юридически. Можете задать вопрос новым акционерам, заплатили ли они хоть копейку за эти акции? Стоимость компании на момент передачи была 8,5 млрд рублей. Сами понимаете. 

- А как тогда получилось, что эта компания бесплатно перешла новому акционеру?

- Получилось так, что компании очень нужны были деньги. Я готов был сделать все для ее спасения. Поверил на слово людям, которые пришли от нового акционера и обманули меня.

- Ясно. Ну, и последний вопрос. Какими были условия в СИЗО?
 

- Замечательные. Я там отдохнул. Меня беспокоила тревога и взволнованность моих близких, друзей. Но я там отдохнул. Я там подумал обо всем. И отношение там нормальное, условия замечательные, люди выполняют замечательно свои функциональные обязанности. Позанимался воспитанием личного состава, который находился со мной в одной камере. И я думаю, что все, кто со мной за этот период провел время, они были удивлены.

- Кстати, после того, как вы освободились, вы встречались с кем-то из представителей власти, аэропорта Храброво, "КД авиа"?
 

- А зачем? Для чего встречаться? Ну, я знаю как все это сделать и вернуть в исходное состояние, они считают, что они знают. Если моя помощь будет нужна, я готов поучаствовать. У нас на сегодняшний день проблема в обществе с тем, что люди не хотят друг друга слушать. В соответствии с этим люди меня никуда не приглашают.
У них есть свои планы. Они пусть их реализовывают, а я посмотрю на все на это. Я готов предоставить им свои планы, выслушать их, под этим подписаться, только в том случае, если они готовы выслушать мои планы и под этим подписаться. 

- А почему не слушают?

- Ну, тут такой вопрос. Тут такие деньги крутятся. Я вот вам что скажу, из того, что было ранее названо по цифрам. Я готов в три, а может быть и в четыре раза сделать все быстрее и дешевле.

- За счет чего?

- За счет того, что я в этом понимаю. 

- А вы считаете, что понимающих в этом вопросе по другую сторону нет?
 

- Мы возвращаемся. Я же говорю, что есть некий советник. Он к авиации имеет какое-нибудь отношение? А экономическое образование у него есть? Если мы проходящего мимо дворника заставим заниматься авиацией, это будет то же самое. У нас есть справка о том, как он банкротил целлюлозно-бумажный комбинат и что из этого получилось? Там есть какой-то результат? Что-то произошло? Что человек умеет в своей жизни? 
Я, например, могу сказать, что 10 лет назад я сделал спортивный комплекс, в котором в прошлом году был Владимир Владимирович Путин. Училище олимпийского резерва номер 2. Ему очень понравилось. Он сказал, что это замечательный комплекс, аналогов которому нет в Европе. Я это сделал 10 лет назад. Сделал? Сделал. Довел это дело до конца. Я давно делаю свое дело. Я его знаю и понимаю, что здесь и как делается. И сразу могу сказать, сколько это стоит и как это - качественно или нет.
Те технологии, которые мы сюда привезли с учетом отсутствия в регионе квалифицированной рабочей силы, на порядок лучше того, что предлагают делать сейчас. Поэтому если есть профессиональные вопросы, то их нужно обсуждать с профессионалами.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.