Штефан Штайн: «Пока о Калининграде тишина за границей»

Штефан Штайн. Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru».

Глава представительства торговой палаты Гамбурга в Калининграде доктор Штефан Штайн в интервью «Новому Калининграду.Ru» рассказал о том, чего иностранные инвесторы ждут от нового врио губернатора Антона Алиханова, как он оценивает очередные законодательные инициативы, направленные на развитие экономики региона, почему цифры официальной статистики имеют мало отношения к реальности, а также от лица немцев постарался развеять страхи по поводу ползучей германизации.

«Раньше нам удавалось находить общий язык»

— Господин Штайн, не так давно вы заявили о том, что пока Николай Цуканов был у власти, новых иностранных инвесторов в области не появилось. По данным ООН, общий объем прямых иностранных инвестиций в России за 2015 год сократился на 92 процента. Калининград в этом смысле вовсе не исключение. В таком случае не могу спросить у вас: что вы тут вообще сейчас делаете?

— Ну, во-первых, моя работа здесь сейчас проходит сугубо на добровольной основе. Поэтому я появляюсь в офисе лишь когда работа есть. Если её нет — у меня много других дел, в частности в рамках «Ротари-клуба», активным членом которого я являюсь. В прошлом году я был выбран губернатором «Ротари» в России, объездил почти всю страну и многое сделал. В общем, дома не сижу, розы не выращиваю.

Кроме того, интерес немецких предпринимателей к Калининградской области не совсем угас. В частности — интерес иностранных фермеров. В Германии им сейчас работать непросто, и они видят те возможности, которые сейчас есть здесь, особенно связанные с продуктовым эмбарго. Они хотят выращивать здесь фрукты, сельскохозяйственное сырьё. Речь идёт о голландцах и немцах.

— Это практические предложения, или лишь декларация интереса?

— Вполне реальные, вот сегодня у меня запланирована большая встреча по поводу сотрудничества с местными фермерами из Зеленоградска и Багратионовска. Проект предполагает строительство крупных теплиц на большой территории. И мне кажется, что у этой идеи есть будущее, я её поддерживаю.

— Когда мы сможем увидеть какие-то реальные действия, когда уже что-то начнёт всходить и колоситься?

— Ну, сейчас близится зима, это не самое подходящее время для посадок. Но ближайшей весной, полагаю, начнутся вполне реальные работы. Горд, что я первый, кто вам об этом сообщил.

— Мы встречались с вами в 2014 году, когда обмен санкциями между Россией и Западом только начинался. Тогда вы говорили, что эти санкции вредны обеим сторонам, а ещё говорили, что хотите, чтобы «политика была разумной». За два с лишним года с нашей последней встречи стала ли политика, в том числе в том, что касается санкций, чуть более разумной? Как со стороны России по отношению к Западу, так и со стороны Запада — по отношению к России.

— Конечно, нет. И я очень расстроен, честно говоря. Потому что я живу и работаю в России 26 лет. И такого, как сейчас, я не видел никогда. Раньше нам удавалось находить общий язык. Но давление на Россию было очень сильным, и её внешняя политика под этим давлением изменилась — как и политика Германии. Но мы, как немецкие бизнесмены, против этого. Потому что мы считаем, что санкции делают плохо в первую очередь именно для немцев. Мы не можем экспортировать товары в Россию. А для России это шанс — шанс научиться производить необходимые продукты самостоятельно.

Но весь импорт заместить невозможно, есть ноу-хау, есть технические знания и навыки, требуемые для производства. И это в России зачастую отсутствует. Поэтому я считаю, что сотрудничество необходимо — и я надеюсь, что возможности для нормальной совместной работы вернутся.

— Но нет ничего более постоянного чем временное. С момента введения санкций и контрсанкций прошло более двух лет, и ничего не меняется. Если люди могут жить так два с лишним года, значит они могут жить так и дальше.

— Да, сейчас очевидно, что этот кризис отношений очень долгосрочный. Но, с другой стороны, вскоре в Германии состоятся выборы. Не знаю, кто на них победит — скорее всего, Христианско-демократический союз. Но, с другой стороны, это могут быть и совсем другие люди, нежели фрау Меркель. Которая не очень положительно влияет на российско-германские отношения. Наш вице-канцлер Зигмар Габриэль социал-демократ, он совсем иначе видит отношения с Россией, чем Ангела Меркель. И я надеюсь, что, какими бы ни были результаты выборов, на них победят люди, которые понимают, что Россия это наш сосед и с этим соседом нельзя постоянно ссориться. Это плохо для Европы, это плохо для немецкой экономики. Плюс, мы не знаем, как будет выглядеть следующее правительство. Сейчас в правительства и ландтаги земель Германии приходят новые партии, политическая картина в нашей стране очень сильно меняется. Надеюсь, в лучшую сторону.

— Вряд ли стоит ожидать, что политическая жизнь внутри Германии так же сильно будет влиять на отношения с Россией, как, к примеру, в случае Польши? Там риторика в отношении России зависит, кажется, от того, насколько близок срок очередных выборов. Внешняя политика Германии более основательна?

— Та антироссийская риторика, которая слышна в Германии, мне мне очень не нравится. Люди, которые ей пользуются, достали её из «ящика холодной войны». Я не слышал таких тезисов с начала девяностых. Но я не политик, поймите меня правильно, я экономист. И как экономист, я могу сказать, что для нас Россия была и остаётся очень интересной страной. Именно поэтому до сих пор в Калининграде работает представительство торговой палаты Гамбурга.

И мы заинтересованы в улучшении отношений — и экономика зачастую является тем самым двигателем позитивных перемен в политике, который так нужен сегодня.

MIL_3166.jpg

«Личные интересы Цуканова сильно влияли на его политику»

— Мы встречаемся с вами в самый разгар перемен во внутренней политике Калининградской области. Избранный на пять лет Николай Цуканов покинул пост менее чем через года после выборов. Не пробыв в должности врио губернатора и двух месяцев, его преемник Евгений Зиничев отбыл обратно в Москву, так и оставшись загадкой, кажется, для всех. На его место президент Владимир Путин назначил 30-летнего Антона Алиханова. Как вся эта губернаторская чехарда выглядит со стороны? Насколько осмысленной она кажется?

— Конечно, хаос в правительстве, когда министры не знают, что с ними будет, это не очень хорошо. Именно такая обстановка, насколько я слышал, царила в правительстве области в последние месяцы. Но результатом я, в целом, доволен. Я уважаю нового врио губернатора. У него современное мышление, он понимает экономические задачи, стоящие перед правительством.

— Вы с ним уже встречались?

— Да, но не так близко. Но мы довольно активно работали через Ассоциацию иностранных инвесторов, было много возможностей почувствовать его стиль работы. Мысли, которые я слышал от него, дают новые надежды.

— Какие именно мысли и какие надежды?

— К примеру, мысли о том, что мы должны больше открывать регион для иностранных инвесторов. Подобных пожеланий у предыдущего губернатора фактически не было. Он даже не собирался привлекать немецких инвесторов. И, как мне кажется, личные интересы Цуканова довольно сильно влияли на его политику.

Я уверен, что такой молодой человек, как Антон Алиханов, выросший в новой России, имеет хорошие шансы положительно повлиять своей работой на жизнь в Калининградской области. И она этого заслуживает, потому что сейчас значительная часть региона вообще не развивается. Но развитие очень важно именно для эксклава.

Я уже не раз говорил: Калининградская область кажется мне очень похожей на Западный Берлин, где я долго жил во время холодной войны. И Западный Берлин получал очень большую поддержку от правительства ФРГ. И те новые законопроекты, направленные на развитие региона, которые сегодня разрабатываются и обсуждаются, включают полезные идеи. Отмена НДС, оптимизация работы таможни, прочее.

— Все эти начинания всё же завязаны и рассчитаны не только и не столько на Москву, сколько на местный бизнес. А местный бизнес не очень-то любит платить налоги. Ещё меньше он реинвестировать заработанные средства и вообще планировать чуть более чем на пару месяцев вперёд. Но в этой реальности мы жили столько лет, удастся ли новому молодому врио губернатора этот тренд переломить?

— Я не хочу жаловаться на местную экономику. Раньше я всегда смотрел на поведение местного бизнеса как на попытки защитить свой маленький огородик от внешних врагов. Сейчас ситуация совсем иная. Самые большие угрозы для местных предпринимателей исходят из Москвы, это не иностранный, это московский капитал. У них много денег, они скупают всё, что возможно.

— Интересно, что одной из первых официальных встреч Антона Алиханова после назначения была встреча как раз с москвичом — бывшим мэром столицы, а ныне известным гречеводом Юрием Лужковым.

Не знаю, насколько вам близка янтарная тема, но это, пожалуй, одна из немногих осмысленных историй с новым врио губернатора в главной роли. Пока о чётких положительных итогах этой работы говорить, конечно, рано. Но промежуточные результаты выглядят неплохо, по крайней мере переработчики заявляют, что новая сбытовая политика янтарного комбината хороша и позволяет им планировать свою работу. Как вы считаете, может ли Алиханов справиться с этой многолетней проблемой под названием «янтарная отрасль»?

— Я вообще считаю, что это настоящий скандал — если я хочу купить что-то из янтаря в подарок, я вынужден покупать их либо в Литве, либо в Польше. Продукция местных переработчиков меня не устраивает. А те, кто могут производить качественную продукцию, не имеют доступа к сырью. Плюс, я, конечно, не судья и лично этого не видел, но слишком уж много информации о том, что до сих пор объемы контрабанды янтаря в соседние страны огромные.

И самый лучший янтарь именно поэтому находится там, а не здесь. Это преступность, и до сих пор она не прекращена. Поэтому я согласен с каждым шагом на пути к тому, чтобы качественные янтарные изделия производились здесь, в Калининградской области, где янтарь и добывается. В том числе и путём организации нормальных аукционов.

MIL_3156.jpg

«Калининградцы для Германии, я уверен, не опасны»

— Вы коснулись нового законопроекта, призванного вдохнуть новую жизнь в экономику Калининградской области. Его обсуждали на первой встрече новый врио губернатора Антон Алиханов и президент РФ Владимир Путин. И президент сказал, что документ скорее должен быть внесён в Госдуму. Вам удалось оценить положения этого документа, насколько предлагаемые в нём нововведения могут оказаться привлекательными для иностранных инвесторов?

— Насколько мне известно, существовало три варианта законопроекта. И все эти варианты обсуждались в местном бизнес-сообществе. Я, к примеру, через ассоциацию иностранных инвесторов получил эти варианты и изучил их. Один из них мне очень понравился. Он построен на логике Калининграда как эксклава и помощи ему как эксклавному региону.

Подобные стимулы отсутствовали ранее. Были таможенные привилегии, которые сначала были предоставлены, затем отменены. Были налоговые преференции, но при условии инвестирования крупных сумм. 5 млн долларов нужно было инвестировать, мои знакомые немецкие инвесторы сразу говорили — мы что, дураки? Банк в Германии нам таких денег под проект в Калининграде не даст, здесь получить кредит я не могу, мне придётся вложить собственные деньги? Спасибо, нет.

Поэтому я очень буду рад, если будут реализованы эти новые идеи — отмена НДС, субсидирование производства в Калининградской области. Это разумное и верное решение.

— В законопроекте предусмотрен очередной механизм облегчённого въезда иностранных граждан в регион. Иностранные граждане смогут за три дня до визита в Калининград заполнять заявления и анкеты на специальном интернет-сайте, а затем пересекать границу на основе паспорта и страхового полиса. Этот механизм кажется вам привлекательным, если, конечно, он будет работать так, как написано в законопроекте?

— Я достаточно давно в России и верю только тому, что закреплено на бумаге с печатью и подписью. Обещания по поводу виз звучат постоянно, каждый губернатор чего только не обещал. Но эту позицию я, конечно, поддерживаю.

Но вы помните этот эксперимент с 72-часовыми визами? На бумаге всё было хорошо, но в реальности бы проблемы с регистрацией, страховкой, в конце концов эти визы были дороже, чем обычные туристические визы.

Тем не менее, такие попытки должны продолжаться. Калининградская область это маленькая территория. Вокруг неё — границы и Балтийское море. Я не вижу никаких проблем в открытии её границы для жителей Евросоюза. Конечно, контроль должен быть, но люди должны иметь возможность свободного перемещения в регион. И это была бы настоящая революция для туризма, люди заинтересованы в том, что это за Калининград. Но визы получать они не хотят. Речь не только о соседних странах, но и о Германии, Швеции, прочих европейских государствах. Это был бы хороший стимул для развития туризма.

Другая проблема: предположим, я здесь что-то произвожу. У меня ломается станок. И я хочу пригласить сюда для ремонта инженера из Европы. Ждать неделю, пока он согласует все документы и получит визу, мне невыгодно, ведь производство будет простаивать. Так что безвизовый режим был бы очень полезен для экономики.

Да и калининградцы для Германии, я уверен, не опасны. Поэтому я считаю, что Германия должна свободно выдавать им визы, чтобы они могли увидеть Европу своими глазами.

— Но визовый процесс, как и прочие межгосударственные отношения, строится на паритетном принципе. Односторонние меры как-то не пользуются популярностью в российском МИДе в его современном состоянии. Мы это увидели в истории с МПП, Россия, в принципе, могла бы оставить со своей стороны безвизовый режим с Польшей. Но руководствуясь двусторонним принципом, отменила его вслед за Польшей. Тот режим, который предлагается в законопроекте, имеет именно односторонний характер. И это может стать проблемой.

— Когда есть спор, должен быть человек, который этот спор может прекратить. И если в Германии увидят, что Россия открывает свободный въезд для европейцев в Калининградскую область, то может сделать шаги со своей стороны.

MIL_3181.jpg

«Статистика правительства не кажется мне слишком объективной»

— Решение федерального Минфина о сокращении субсидий местным предпринимателям в рамках решения «Проблемы-2016» стало следствием слабого освоения выделенных на эти субсидии средств. Даже согласованные федеральным центром субсидии, как оказалось, местный бизнес может выбрать лишь на треть. Но это означает, что на две трети сокращаются объемы отгрузки товаров на основную территорию России, ведь объемы субсидий привязаны именно к этим объемам. Получается, что инструменты решения «Проблемы-2016» оказались не совсем эффективными?

— Мои ощущения немного иные. Чиновники всё это предсказывали — хаос, снижение производства, сокращение объема отгрузки товаров. Год назад я говорил, что не очень понимаю, каким образом предложенные меры могут компенсировать проблемы после отмены таможенных льгот. Но в России есть такой принцип: сначала случается хаос, после чего из него получается что-то хорошее. До сих пор этот принцип работает. Мы, немцы, его, конечно, не понимаем, нам страшно, наша оппозиция бы запретила такой метод работы. Но, с другой стороны, я не слышал о случаях банкротств крупных предприятий в Калининграде после 1 апреля 2016 года.

Цифры безработицы до сих пор низкие. Мы понимаем, что эти цифры мало что говорят, потому что мало безработных обращаются на биржу труда. Но других цифр нет.

— Но официальное количество убыточных предприятий продолжает расти. С другой стороны, Россия это такая страна, где предприятие может быть убыточным неограниченное количество времени.

— Да, поэтому статистика, которую я получаю от правительства, не кажется мне слишком уж объективной. Зачастую её целью является оправдание усилий губернатора или кого-то из министров, к сожалению.

— Вы упомянули о планах немецких фермеров развивать здесь сельскохозяйственные проекты. Мы два года прожили под флагом импортозамещения, под возгласы политиков об импортозамещении и в условиях санкций и контрсанкций. Два года — это не очень большой срок, но и не очень маленький. По вашему мнению, у нас получается заместить то, что нельзя импортировать?

— Да, в части фермерства, выращивания сельхозпродукции я вижу реальные результаты, и в части проектов уже задействован немецкий капитал. Но до импортозамещения в области производства ещё далеко, здесь пока успехов нет. Потому что как только ты что-то произвёл здесь и хочешь вывезти это в остальную Россию, начинаются логистические, таможенные проблемы. Слишком сложные чтобы их эффективно преодолевать. Именно поэтому крупные производители не заинтересованы приходить сюда. И им нужны новые стимулы — отмена НДС, упрощённая растаможка, новые транспортные возможности. Если это будет, они сюда придут. Это будет остров свободной торговли.

— Чтобы уже закрыть тему нашего нового врио губернатора — сейчас у него такой период, когда стоит прислушиваться к совета. Если он, конечно, чуть более открыт к чужим мнениям, чем его предшественник. Есть такой старый анекдот про двух правителей и два конверта. Вряд ли Алиханов получил от предыдущего губернатора два конверта. Что бы вы ему посоветовали?

— В ответ на ваш анекдот, могу сказать, что когда я только начал работать в России, лет 20 назад, в первом помещении, которое я арендовал, висел большой плакат. На нём было написано: «Если хочешь помочь — не мешай».

И эта мысль кажется мне очень правильной. Я не хочу мешать, их решения — это их решения. Я здесь помогаю только когда это нужно, и даю советы, когда их просят.

С другой стороны, я хочу видеть больше усилий правительства и лично губернатора по рекламированию возможностей Калининграда за рубежом. Пока о Калининграде тишина за границей. Нужны официальные визиты, по договорённости с правительством Германии или властями земель Германии. Я готов помогать в организации таких рекламно-инвестиционных путешествий вместе с калининградскими предпринимателями.

— Многие, если не все, обратили внимание на возраст врио губернатора Антона Алиханова. По традиционным российским меркам 30 лет это как-то маловато, чтобы занимать серьезные государственные должности, а уж тем более руководить регионом. А ещё и таким особенным. Молодость и свежесть, по вашему мнению, это плюс в отношениях с сопредельными государствами? Да и вообще, в Германии, к примеру, 30-летний глава региона это нормально?

— Нет. Я думаю, что у нас таких молодых людей вряд ли могли бы выбрать на подобные должности. К 35-40 годам появляется достаточно опыта для работы. Но Алиханов был выбран не избирателями, он был выбран президентом. Поэтому он, наверное, показал там, что он может. Хотя у меня вот есть сын, ему 33 года, и мне приходится ему во многом помогать. Но, с другой стороны, я понимаю: если есть хорошее образование, богатый опыт работы, почему бы и нет? Сейчас нужно просто ждать и помогать.

MIL_3193.jpg

«Нужно работать на мир, а не на войну»

— Невозможно уйти от внешнеполитических проблем. Почти одновременно с назначением врио губернатора Антона Алиханова паром с романтическим названием «Амбал» повёз в Калининград ракетные комплексы «Искандер». Судя по активности прогосударственных СМИ, это было такое образцово-показательное плавание, чтобы показать: Калининград это форпост России на Балтике, мы тут вам всем ого-го. Эта милитаристическая риторика неизбежна, особенно в нынешней сложной геополитической обстановке. Насколько она может сочетаться с динамичным экономическим развитием?

— Конечно, всё это мешает развитию экономики. Люди, которые хотят инвестировать, вынуждены жить с этими ракетами «в голове». Где бы они ни находились, цель этих ракет — другие ракеты. Я считаю, что все эти ракеты — некая гарантия того, что в случае войны всё будет уничтожено. Поэтому я боюсь. Нормальный, думающий человек не может сегодня поддерживать воинственные настроения и решения, где бы он ни находился. Всё оружие, которое у нас есть, такое страшное, что от нас ничего не останется, если хотя бы малую часть его используют.

— Неизменный и разумный довод сторонников увеличения военного присутствия России на Балтике — это ответ на усиление позиций НАТО в Прибалтике и Польше. Это не пустые слова, контингент Североатлантического альянса на востоке Европы разрастается. Дефицит тех самых нормальных и думающих людей очевиден по обе стороны границы.

— Я согласен, и я имею в виду в том числе и Польшу и Германию. Но, с другой стороны, сейчас компании, которые производят оружие, живут просто в шоколаде. Производят всё больше оружия, оружия и оружия. Но чем больше оружия, тем меньше социальных программ. Бюджет не резиновый в любой стране.

Я не хочу сказать, что я коммунист или социал-демократ. Но я — человек, который всю жизнь думал над тем, чтобы события Второй Мировой войны не повторились. Я участвовал в студенческом антивоенном движении, я всегда был таким. Нужно работать на мир, а не на войну.

— В последние месяцы в ряде прогосударственных и государственных СМИ региона вышло несколько получивших большой резонанс материалов на тему так называемой германизации Калининградской области, какое бы значение в этот термин ни вкладывалось. Что по этому поводу думает настоящий, хоть и немного русский, немец? Что это, зачем это, возможна ли пресловутая германизация нашего региона?

— Я давно здесь, я помню, когда приехал в 1996 году, будущий губернатор тогда говорил: немцы хотят вас забрать назад, а вы будете работать на них как рабы. Но у меня была официальная информация о том, что правительство ФРГ и канцлер Гельмут Коль не хотели никакой Калининградской области. Они прекрасно понимали, что это будет опять мост через Польшу, что Польша окажется в неприятной ситуации. Я до сих пор гарантирую, что мы, немцы, не хотим никаких изменений статуса Калининграда. Решения Потсдамской конференции не подлежат пересмотру, границы Европы не должны нарушаться. Потому что одно малейшее нарушение вызывает цепочку других сложных вопросов. Особенно — в том, что касается Калининграда.

Но то, что нас, как немцев, не может не радовать — это бережное отношение жителей Калининграда к истории города. Когда я вижу где-нибудь на улице Кутузова старинный дом с немецкими словами на фасаде, мне это нравится. Или немецкий почтовый ящик. Тогда я чувствую немецкие корни этого города — и их же хотят увидеть русские туристы. Именно поэтому он чуть иной, нежели обычный русский город. В нём есть иной дух, большая открытость.

Что же касается СМИ — я не думаю, что подобные материалы показывают массовую точку зрения. Это лишь частные мнения. И серьёзной проблемой это не является. Калининград — русский город, и никто с этим не спорит.

Текст, фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Кое-что о выборе чайника

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, как сложно сделать выбор — особенно того, что у тебя уже есть.