Узнают ли власти правду о селе?

Как можно распределить астрономические суммы, выделенные государством на национальный проект по поддержке села, не зная хотя бы приблизительно, сколько у нас сельхозугодий, агрохозяйств, дачных и садовых участков и проч., не говоря уже о том, сколько людей работает на земле. О том, что сельхозперепись, которая уже идет более двух недель, как раз и проводится для того, чтобы ответить на все эти вопросы, все уже сказано. Но, как сообщают корреспонденты "Известий" в регионах, население почему-то сопротивляется, а перепись идет как-то криво. Что происходит?

А у нас переписывать нечего!

"Нинка, Валька, Колька! А ну, пошли вон!" - раздается хриплый мужской голос с крыльца. Кузбасский переписчик Сергей Гуляев и сопровождающий его участковый милиционер чего-то подобного и ждали, за последние две недели им много всего пришлось выслушать в свой адрес. Но на этот раз мужик лет тридцати пяти кричит не на них. Это он свору разношерстных дворняг со двора хочет убрать, а то "переписаться спокойно не дадут". "Добрый день! В стране проводится сельскохозяйственная перепись", - привычно говорит Сергей. И тут же получает уже привычный ответ: "А че у меня переписывать?". Причем респонденты считают, что переписывать у них совершенно нечего, независимо от того, живут ли они в покосившейся избушке или в особняке за глухим забором. Но Кузбасс - это не самый преуспевающий в плане переписи регион, тут только 41% садоводческих товариществ и 48% граждан, имеющих подворье, уже описаны. Вот в Вологодской области таких уже более 70%. Переписчиков здесь на треть набрали из студентов, "населению их жалко, то огурец дадут с грядки, то молочка нальют". Да и на психологах не сэкономили - учили переписчиков, как отличить психа от нормального респондента и т.д.

Не знают, что имеют

Зачастую люди вовсе не боятся предъявить всю свою собственность, но совершенно искренне не ведают, где она начинается, а где заканчивается. На вопрос: "Где твоя земля?" только плечами пожимают. На вопрос: "Сколько кур (коров, гусей, свиней)?" отвечают примерно следующее: "Да кто бы их посчитал-то! Сколько-то цыпушек помрет, сколько-то порубим да в город увезем, сколько-то съедим. Нету точного счета". Вот и приходится переписчикам вести счет самостоятельно. Разумеется, в большинстве случаев "на глазок". Справедливости ради надо сказать, что Росстат, обучая переписчиков, такую ситуацию предвидел и официально распорядился делать "полевые заметки" в документах не шариковой ручкой, а простым карандашом. Ну, чтоб переписчик мог в спокойной обстановке, без психологического давления собственника, все пересчитать. Но это и оказалось одним из самых слабых мест кампании. Люди не верят в карандаши, они уверены, что за их спиной в документы будет вноситься правка "не в их пользу". И никакие разговоры о полной анонимности тут не помогают, ведь анонимность, особенно в деревне, вещь очень условная. Проблема еще и в том, что задекларировать предлагается, например, все земли, которыми пользуется крестьянин. Но ведь известно, что пользуются у нас землями зачастую без всяких документов. Вскапывают огород где нравится - и всё.

Анонимность по-нашему

Понять опасения сельчан очень даже можно. Одно дело все эти разговоры про анонимность, другое - казаки с шашками, которые сопровождают переписчиков, например, в Ростовской области. Там казаки во всем своем костюмированном обличье ходят по домам. Вид угрожающий, а толку мало. Уже сейчас видно, что по результатам такого "опроса с пристрастием" 150 га донских земель оказались бесхозными. Как сказали "Известиям" в Ростовстате: "Мы намерены перепроверить данные, предоставленные в ходе переписи крупными сельхозпредприятиями, - сравним информацию, полученную во время переписи, с показателями отчетности, направлявшимися нам ранее. Владельцы тысяч гектаров земли будут устанавливаться с помощью Роснедвижимости и других ведомств".

"Не верит народ государству, - посетовал член комиссии из Калининграда Игорь Коваль. - Переписчиков просто не пускают на порог или гонят взашей. А бывает, и собаками травят. Все уверены, что перепись производится только для того, чтобы потом обложить крестьянина налогами. Надо было раньше просветительскую работу проводить". Но насчет просвещения - утверждение спорное. В Подмосковье народ вполне себе информированный. Например, знает, что переписчик должен быть в форменной кепке. А кепки достались не всем. Вот и докажи, что ты переписчик.
Источник: Финансовые Известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.