"Получить подпись у чиновника - искусство"

Работу сельхозпроизводителей в Калининградской области сильно тормозят чиновники-взяточники. Об этом заявил «Правде.Ру» глава региональной общественной организации «Агропромсоюз» Анатолий Цеменко. Он проиллюстрировал этот тезис на конкретных примерах и поделился размышлениями о том, как можно преодолеть бюрократические барьеры.

Региональная общественная организация «Агропромышленный союз», которая активно влияет на аграрную политику в Калининградской области, была создана в конце девяностых прошлого века по инициативе нынешнего вице-премьера областного правительства Юрия Шалимова.

Цель «Агропромсоюза» – защита интересов сельхозпроизводителей и активной участие в президентской программе развития АПК.

Председатель общественного объединения, генеральный директор ЗАО « Продимпекс», член экономического совета предпринимателей при губернаторе области Анатолий Цеменко ответил на вопросы «Правды.Ру»

Анатолий Григорьевич, давайте сразу и откровенно : есть ли сегодня у калининградских крестьян интерес и желание работать?

Безусловно. Наконец-то появились национальные проекты, имеющие отношение к селу. Это развитие социальной сферы, здравоохранение и образование, жилищное строительство. Я уж не говорю о развитии АПК в рамках национального проекта. Все четыре национальных проекта напрямую касаются села. И что мне здесь нравится – во всем чувствуется нажим, видимо, по линии аппарата администрации президента. В области создана рабочая группа по реализации национального проекта, в которой активное участие принимает наша общественная организация. На очередном заседании я поставил вопрос о незамедлительном наведении порядка в процедуре оформления земли в собственность или аренду.

По этому вопросу проведено совещание у нового заместителя полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном Федеральном округе Александра Дацишина. Сегодня земельными отношениями занимаются множество структур, причем, большинство из них – федерального подчинения.

Такого резкого разговора с чиновниками давно не слышал. Они заверили Дацишина, что теперь будут рассматривать документы в течение месяца. Но многие проблемы в реализации прав на землю надо решать не только на местном уровне, а в Москве. Хорошо, что наши предложения учтены и соответствующая бумага отправлена полпреду Президента РФ в СЗФО Илье Клебанову.

Почему нас так волнует именно эта проблема? Впервые за всю историю новой России нынче можно взять кредиты под залог земли, если только она соответствующим образом оформлена. И Калининградское региональное отделение ОАО « Россельхозбанк», реально открывшее свои двери для фермеров, юридических лиц, переработчиков сельхозпродукции уже выдает беспроцентные ссуды хозяйствам под нашу землю, под нашу недвижимость…

Настолько мне известно, ОАО « Россельхозбанк» очень активно работает у нас в области. Кредитование села в рамках приоритетного национального проекта «развитие АПК» с каждым днем набирает обороты.

Мы об этом говорили на очередном заседании «Агропромсоюза». Претензий в работе «Россельхозбанка» у нас нет. Дело в другом: не все наши крестьянские хозяйства смогут поучаствовать в президентской программе. Например, фермеры, у которых скудная залоговая база. На те 300 тысяч рублей, которые фермеру предоставляют в виде кредита под поручительство сельской администрации, на мой взгляд, сельское хозяйство не поднять. Им в соответствии с правилами, утвержденными постановлением правительства от 4 февраля 2006 года, возмещаются только затраты только на малогабаритную технику. Но у нас много хуторских хозяйств, имеющих в собственности по сотне гектаров и фермы. У них большим спросом пользуются тракторы МТЗ -80 и МТЗ -82. Для небольшого подсобного хозяйства или садовода- огородника мотокультиватор, может быть, и подойдет, а на 20-50 гектаров он не потянет. К сожалению, не смогут поучаствовать в президентской программе и многие хозяйства, имеющие солидную залоговую базу.

Не смогут, или не захотят?

ЗАО «Продимпэкс» начало инвестировать в 2001 году в два хозяйства: ОАО имени Гурьева Гурьевского района и ОАО « Страж Балтики» Зеленоградского. После дикой приватизации в том же ОАО имени Гурьева не оказалось никаких документов на здания, земли и т. д. Был лишь долг в 9 миллионов рублей, который мы погасили. Предполагая возможность получения кредитов на развитие (хотя тогда еще и речи о национальном проекте не было) в 2004 году начали оформлять активы в собственность…

В БТИ изготовили паспорта на каждый объект. За каждый (а их изготовили 50) заплатили по 5 тысяч рублей. Сумма для нас солидная. Затем обратились в суд о признании права собственности. Суд рассматривал наше дело 3 месяца, еще месяц мы ждали вступления решения суда в законную силу. Кстати, все это тоже не бесплатно – бумаги в архиве собрать, свидетелей найти и т.д. Следующий шаг – обращение в кадастровую палату о выдаче нам выписки на межевание. Кадастровой палате на эту процедуру закон отводит месяц. Фактически же уходит времени в три раза больше.

Почему?

Документы в кадастровой палате Гурьевского района принимаются раз в неделю. Если не успел до 12 часов документы сдать, вынужден вновь через неделю толпиться в очереди. Очередь дошла – чиновник ушел на совещание, или заболел. Но самое худшее, когда ты три месяца пробегал с этими бумагами, а чиновник сменился. И все по новой. Наконец получаешь в кадастровой палате справку. Теперь надо нанять одну из трех работающих в области организаций, занимающихся межевыми землеустроительными делами. Расценки у всех приблизительно одинаковые, но очень высокие. За гектар, в зависимости от объема, они берут от 3 до 16 тысяч рублей. Разорение полное. При этом, если ты платишь «за ускорение», твою бумагу сделают за месяц. Если по тарифу – жди три месяца. Наконец бумаги у тебя в руках, и ты прямиком – в земельный комитет, где надо получить согласование и подписи четырех чиновников. Три на уровне района и еще одну в Западном межрайонном отделе Роснедвижимости.

Итак, подписи получены. И вы обращаетесь в банк за кредитом…

Не спешите. Получить подпись у чиновника – искусство. То он на совещании, то у него в приемной огромная очередь, то он просто куда-то ушел. При этом везде сплошное хамство, никто никаких консультаций вам не даст. Вы меня извините, я скажу прямо: рыло чиновника-бюрократа очень хорошо проявилось в последние годы. Система такая, что чиновник ни за что не отвечает, нигде управы на него не найти, ничем его не возьмешь. Заходим мы как-то с бывшим президентом нашей мясной ассоциации к чиновнику без пяти двенадцать дня, а у него дверь закрыта. При этом слышим, что в кабинете кто-то есть. После нашего настойчивого стука дверь открывается. Картина: два чиновника прячут бутылку под стол и объясняют, что мы мешаем им пить чай. «Какой чай? У вас обед через час». А чиновник нам указывает на дверь и предлагает приходить после двух часов дня. Так и не принял.

Четыре подписи собирали два месяца. Получив согласованное землеустроительное дело, идешь опять в кадастровую палату за кадастровым номером. И опять месяц на рассмотрение. Но до того, как сдашь документы, еще месяц по очередям промаешься. Наконец, получаешь бумагу о постановке на кадастровый учет. И только после этого можно идти в управление юстиции. Здесь тоже месяц на ожидание. Если очень торопишься – плати чиновнику в конверте «за ускорение». Итого, по самым скромным подсчетам, цикл оформления активов длится 10 – 12 месяцев. Мы начали в 2004 году этот цикл, но и сегодня у нас не оформлены активы, которые можно заложить в банке. Это притом, что занимается у нас этим вопросом специально нанятый юрист, которому мы платим. А представьте фермера, которому надо пройти по нашему пути?

Анатолий Григорьевич, а не сгущаете вы краски? Может, это вам не повезло в отдельно взятом районе?

Выслушивая откровения руководителей разного ранга на заседании «Агропромсоюза», могу с уверенностью утверждать – такие проблемы у 70 процентов руководителей сельских хозяйств. И не только в нашем регионе – такая обстановка по всей России. А что касается района, то опять же приведу пример из своей практики. В нашем втором хозяйстве, ОАО «Страж Балтики», расположенном в Зеленограском районе, к счастью, паспорта оказались на месте, и процесс хождения в БТИ и суд отпал. Но радость наша была недолгой. Сдали документы в кадастровую палату, а нам говорят: у нас инвентаризация земли, приходите через два месяца. Инвентаризация шла четыре месяца, и наше дело тупо стояло.

Наконец, в ноябре 2005 года мы получили необходимую выписку и заказали землеустроительные дела. Все бумаги нам в организации делают четыре месяца, так как много объектов. И через четыре месяца как обухом по голове: у вас выписка из кадастровой палаты оформлена неправильно, так как отсутствует половина объектов, выявленных в ходе инвентаризации. Так что оформляйте выписку по новой. В кадастровой палате нам говорят – за новой выпиской приходите через месяц.

Приходим через месяц и новая «радость» – это не наша ошибка, это ошибся земельный комитет. В земельном комитете люди сменились, крайнего нет, надо по новому делать инвентаризацию. Вот и мыкаемся с ноября прошлого года. Если чиновник нигде больше не ошибется, учитывая опыт, к зиме мы сможем зарегистрировать право собственности и отправиться в банк.

Как можно так работать? Как можно участвовать в национальном проекте при таком отношении к делу чиновников? Согласно исследованиям, проведенным институтом социологии РАН, отличительные черты российских чиновников - равнодушие к людям, продажность, безразличие к интересам страны, а также некомпетентность и безответственность, Какие еще нужны комментарии?

И при этом армия российских чиновников неуклонно растет и сегодня составляет 1 миллион 462 тысячи. Анатолий Григорьевич, что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы победить чиновника, чтобы ускорить решение всех земельных вопросов?

Наверху принимают хорошие и правильные решения. Но там не учитывают, видимо, как отмечал наш президент в послании Федеральному Собранию, всю коррупционную систему. Особенно внизу. Заезжие люди участки на побережье, земли оформляют очень быстро. У них есть возможность отвалить чиновнику солидную взятку. А откуда такие суммы у фермера? Вокруг всех контор, которые участвуют в оформлении активов в собственность, крутятся люди, готовые за хорошие деньги «ускорить» процесс. А прочему его не хочет ускорить госслужащий, который это должен делать в соответствии со своими обязанностями? Это то поле коррупции, которое не устранишь никакими нормативными документами. Если бы, к примеру, чиновник рассматривал мое заявление не месяц, а три дня, к тому же сам бегал исправлял ошибку, которую он допустил, может, что-то и изменилось.

В этом деле, на мой взгляд, должен быть жесточайший административный нажим. Работа чиновника должна быть жестко регламентирована. Мы десятки раз обращаемся с запросами к чиновникам, а ответов от них никаких. На мое письменное обращение чиновник должен дать письменный ответ. Если меня ответ не устраивает, я его обжалую в суде. Если я суд выиграл – чиновник должен все издержки оплатить из своего кармана и вылететь с работы. Сейчас же они чихать хотели на мои письменные запросы. Куда жаловаться? В прокуратуру? Обращались. А там считают, что это мелкие вопросы и на них не обращают внимания.

Обнадеживает, что в области наконец-то начали принимать меры для обуздания чиновничьего произвола. И встреча с заместителем полпреда в СЗФО, и то, что по инициативе бывшего фермера, а ныне вице-премьера правительства области Юрия Шалимова, принято решение сконцентрировать все структуры, занимающиеся земельными отношениями в одном месте, вселяет оптимизм. В области создается база данных землепользователей, позволяющая сразу определить – кто собственник, как он использует землю. Надеемся, это изменит положение, и мы больше будем заниматься производственными делами, а не бегать по кабинетам чиновников.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.