На Литву нашли переправу

Все новости по теме: Калининградский транзит
В субботу президент России Владимир Путин принял в своей сочинской резиденции губернатора Калининградской области Георгия Бооса и пришел с ним к выводу о том, что у России есть все возможности, чтобы обеспечить транзит грузоперевозок через Литву в Калининград. После встречи с президентом Георгий Боос дал понять, что на этой встрече были обнаружены мощные скрытые резервы, которые помогут России победить в экономической войне с Литвой.

Георгий Боос вошел в кабинет к Владимиру Путину, если так можно выразиться, подтянутым. То есть он буквально ворвался, сияя, и бросился навстречу господину Путину, который в этот момент думал, стоя посреди кабинета, по-моему, о чем-то совсем другом и даже, кажется, удивился, увидев перед собой Георгия Боос. Губернатор смешался и, пожав президенту руку, рухнул в кресло. За мгновение до этого он, поколебавшись, оставил в соседней комнате какой-то подарочный набор. Я разглядел бейсболку и майку. Возможно, господин Боос считал, что это именно то, в чем сейчас может испытывать острую нужду господин Путин.

До этой встречи все были уверены, что разговор у президента России с губернатором Калининградской области пойдет о проблемах грузового транзита через Литву в Калининград. Как-то так странно совпали продажа литовского нефтеперерабатывающего завода "Мажейкяй нафта" польской компании PKN ORLEN, а не "Роснефти" и срочный ремонт нефтепровода "Дружба", по которому на НПЗ поставляется роснефть, затеянный россиянами. Как только в Литве получили известие об этом, оказалось, что литовцам необходимо срочно отремонтировать участок железной дороги Кена–Кибартай, из-за чего может встать весь грузовой транзит в Калининград через Литву.
Ожидалось, что господа Боос и Путин, конечно, обсудят эту проблему. Была даже надежда, что они сделают это при журналистах.

Впрочем, поначалу показалось, что надежде этой не суждено сбыться. Господин Путин предложил Георгию Боосу начать с энергетических проблем области. Очень быстро выяснилось, впрочем, что проблемы эти в прошлом, а впереди их полное отсутствие. Потом губернатор рассказал, как в Калининграде строится жилье для военнослужащих. Поскольку речь идет про армию, то создан штаб, который возглавил министр областного правительства.

Этот разговор продолжался уже четверть часа, а ни слова про транзит и нефтепровод не было сказано. Видно было, что господин Путин уже собирается заканчивать.
– Хорошо,– произнес он.– Паромная линия в калининградской части закончена?
– Закончена! – откликнулся Георгий Боос. Приезжал Якунин (глава РАО РЖД Владимир Якунин.– А. К.), сделал пробную прокатку (отчаянный человек.– А. К.). Все отработано! Паромная линия способна полностью перекрыть грузооборот между Калининградской областью и другими регионами России.
– В том числе и военные поставки? – уточнил господин Путин.
– Да, в полном объеме! – подтвердил губернатор.– Паромная переправа уже работает, и это, как дополнительное звено, снимает проблему.
Вот этой последней фразой, после которой журналистов не стало в кабинете, они и выдали себя. Господин Боос не удержался и все-таки назвал транзит проблемой и не стал сдерживать свой восторг в связи с перспективой ее решения.
После этого Георгий Боос разговаривал с президентом еще несколько минут; выйдя от него, он рассказал, что подробнейшим образом проинформировал Владимира Путина о программе "Мы – россияне!", реализацией которой губернатор занимается лично. В рамках этой программы калининградские школьники, хотят они этого или нет, ездят по России и пытаются узнать ее (до сих пор они предпочитали знакомиться с тем, что им ближе, то есть со странами ЕС).
Господин Боос поделился с нами цифрами. Выяснилось, что 96% проанкетированных школьников признались, побывав на материке, что ощутили себя, как процитировал их господин Боос, гражданами страны.

Лично мне было непонятно, что ощущают оставшиеся 4% проанкетированных. Очевидно, и сам господин Боос почувствовал, что необходимо прояснить их отношение к России.
– 4% не ощутили, потому что и раньше себя так считали,– объяснил он.

Рассказывая о программе "Мы – россияне!", губернатор достал из полиэтиленового пакета бейсболку, майку с надписью "Мы – россияне!", а также набор одноименных ручек и блокнотов. Выяснилось, что один комплект он все-таки успел подарить президенту – когда мы вышли из кабинета.

Между тем статистика, которую привел губернатор, на мой взгляд, крайне и даже кричаще тревожная. 96% калининградских школьников до поездки по Золотому кольцу не считали себя гражданами России! И ведь надо понимать, что в рамках программы "Мы – россияне!" удалось вывезти всего несколько сотен школьников, а в Калининградской области их, невывезенных и не считающих себя гражданами России, осталось во много раз больше. И можно просто не успеть свозить всех в Ярославль и Ростов Великий до того счастливого в жизни каждого юного калининградца мгновения, когда он, достигнув совершеннолетия, получит загранпаспорт и сможет выбирать, какую страну подвергнуть детальному изучению.
Наконец губернатор рассказал и о своем видении проблемы транзита.
– Возим сейчас нефть на НПЗ морем, что стоит несколько дороже, чем по нефтепроводу "Дружба",– рассказал он.
Значит, все-таки нефть поступает на НПЗ. Это была уже хорошая (для НПЗ) новость. Плохая новость (о которой господин Боос не стал говорить) состоит в том, что ее пока так и не довезли – очевидно, потому, что это не только дороже, но и гораздо дольше (не исключено, что ее повезли через мыс Доброй Надежды, например). Затем господин Боос рассказал, что нефтепровод "Дружба" находится в очень плохом состоянии.
– Его ресурс выработан вдвое,– признался он.
Губернатор, конечно, хотел дать понять, что ремонт "Дружбы" был неизбежен, но, кажется, погорячился.
– Там вообще возможна серьезная авария и даже катастрофа... Европейского масштаба! И даже мирового! – воодушевился губернатор, которому, видимо, льстила мысль о том, что на территории его области возможно событие такого размаха. Он, может быть, даже уже представлял себе, как внимание всего мира в результате утечки нефти из нефтепровода "Дружба" будет приковано к маленькому клочку суши с гордым названием Калининградская область и лично к нему, губернатору Георгию Боосу.
Отвечая на вопрос, получил ли он официальное уведомление от литовских властей о ремонте железной дороги, губернатор заявил:
– Нет, они никаких нот не присылают!
При этом он выглядел удивленным и даже, кажется, раздосадованным этим фактом.
– Наш паром,– заявил он, словно уже отвечая на еще не отправленную ноту,– полностью закроет все проблемы, если они возникнут.
Оказалось, он с Владимиром Путиным все-таки обсудил эту проблему.
– Я доложил,– пояснил он,– президенту России, какие варианты есть подстраховки, если Литва полностью перекроет проезд по своей территории.
Как выяснилось, кроме парома были обнаружены, по словам Георгия Бооса, еще два-три резервных варианта решения проблемы.
На вопрос, зачем они нужны, если он утверждает, что паром и так покроет все потребности в транзите грузов, Георгий Боос ответил, что лучше ведь, когда есть еще пара вариантов в запасе. Он, таким образом, демонстрировал полную готовность к экономической войне с Литвой.
Я спросил губернатора, отдает ли себе отчет Литва, по его мнению, в том, что она делает. Как и следовало ожидать, Георгий Боос чрезвычайно оживился.
– О, я в таких случаях всегда вспоминаю одну поговорку, готов вам ее прямо сейчас сказать. Вот она, моя любимая шутка: "Выклюю у себя глаз, пусть у тещи будет зять кривой!"
– Или еще говорят: "Назло мамке уши отморожу!",– поддержал я.
– Точно! – засмеялся Георгий Боос.– Вот если они перекроют, то вот это и будет! Но я все-таки не могу поверить, что они на это пойдут, потому что это будет значить, что здравомыслие ушло на второй план, а нездравомыслие победило.
Впрочем, губернатор признался, что не очень верит в развитие катастрофического сценария отношений между Литвой и Калининградской областью.
– Я, наоборот, верю, что это не очень реально,– объяснил он.– Проблемы такие были и раньше, у нас вот были разговоры с литовским руководством, когда премьер-министром был господин Бразаускас, и договорились, что мы не будем делать друг другу такие вещи, потому что мы же взаимозависимы! Но потом сменился там премьер,– с сожалением вспомнил господин Боос.– И сегодня, между прочим, существует дискриминационный тариф на железнодорожные перевозки. Вы знаете об этом?

Про этот тариф господин Путин подробно поговорил с главой РАО РЖД Владимиром Якуниным, который был следующим в очереди на прием к главе государства в этот день (за господином Якуниным просили не занимать).
– А вот проблема,– в какой-то момент произнес господин Якунин,– связанная, например, с транзитными перевозками, например, на Калининград, эта проблема, безусловно, представляет большую значимость для нас, и мы, конечно, будем ее решать. Мы абсолютно четко и активно выполняли все решения, принятые по проекту "Два К", который, как вы знаете, много лет тому назад принимался. К сожалению, наши партнеры, железнодорожники Литвы... и, по всей видимости, не просто железнодорожники, а политики, которые определяют железнодорожные тарифы,– с большой уверенностью произнес господин Якунин (он вообще в этот день разговаривал крайне уверенно и где-то даже снисходительно, чем, кажется, удивил господина Путина.– А. К.),– они пытаются работать по принципу "давай съедим свое... а, нет, наоборот, твое... А потом каждый свое!".
– У них тарифы на Клайпеду в два с половиной раза ниже, чем в Калининград,– кивнул президент.
– Абсолютно правильно,– одобрил господин Якунин.– Например, к нам приезжают белорусы, мы с ними договариваемся о транспортировке груза, а выясняется, что экономически это нецелесообразно, таков разрыв тарифов на Калининград или на Клайпеду.
– У нас с литовским руководством,– объяснял нам потом господин Боос,– шли разговоры, чтобы выравнять тарифы. И Клайпеда, и Калининград получили бы дополнительную загрузку! Вместо этого они в последнюю секунду отказались! Хотя им все равно придется это сделать! – с живейшим мстительным удовлетворением сказал губернатор.– Равные транзитные возможности – требование ЕС.
Он не договорил: для стран ЕС.

К концу разговора губернатор, который очень старался казаться человеком добродушнейшим, заметно преобразился и на мой вопрос, зачем литовцам, по его мнению, нужен этот скандал, решительно раскрыл самую страшную тайну (впрочем, не свою):
– А они это сделали под чьим-то давлением.
– Но ведь они же, как вы говорите, теряют деньги.
– Значит,– сообщил Георгий Боос, невольно понизив голос,– появился у них источник компенсации.
Губернатор Калининградской области, таким образом, и правда, как казалось, уже ведет войну – к тому же даже не с вероятным, а с воображаемым противником.
Источник: Коммерсантъ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.