Москва готовит ответ на угрозы Литвы

Все новости по теме: Калининградский транзит
В субботу президент встретился с калининградским губернатором Георгием Боосом. Присев на краешек стула напротив Путина, бывший депутат Госдумы подробно рассказал о состоянии энергетики в подведомственном ему регионе и о строительстве жилья для военнослужащих. Президент внимательно выслушал и даже дал пару дельных советов начинающему региональному начальнику. Под занавес протокольной части беседы, как обычно, подавшись вперед, Путин перешел к главному.

Ход конем

Словно демонстрируя ход конем на невидимой шахматной доске (или направление ответного удара на карте боевых действий), президент нервно прочертил пальцем линию на своем рабочем столе. «Паромная линия в Калининградской области закончена?» Становилось понятнее, какие чувства вкладывал Путин в этот эмоциональный жест. «Закончена, – отрапортовал Боос, – приезжал Якунин (глава РЖД. – «НГ»), сделал пробную прокатку. Все отработано, паромная линия способна полностью закрыть грузооборот между Калининградской областью и другими регионами России».– «В том числе и военные перевозки?» – уточнил президент. – «Да, в полном объеме», – успокоил главу государства Боос.

В конце протокольной части беседы президент обычно просто так ни о чем не спрашивает. Ведь, как говорил, кажется, Штирлиц, запоминается последнее. Финальный аккорд должен быть мощным – чтобы его услышали не только Москва и Сочи, но и другие субъекты как внутри страны, так и за ее пределами. Главный адресат информации о пароме находился, очевидно, в Вильнюсе. Дело в том, что еще в начале августа после аварии на одном из участков нефтепровода «Дружба» Росприроднадзор предписал «Транснефти» снизить объем прокачки до минимально возможного. В итоги литовский НПЗ Mazeikiu nafta получает российскую нефть по морю, что значительно дороже. Наши литовские друзья, недолго думая, расценили этот жест как попытку большой России наказать маленькое прибалтийское государство. Ведь ранее входивший в империю ЮКОСа НПЗ Mazeikiu nafta был продан не мечтавшей об этом активе российской компании, а польской PKN Orlen. Вскоре в прессу просочилась информация: Вильнюс предупредил Москву о том, что, если ремонт на трубопроводе не закончится, начнется ремонт на железной дороге, связывающей Калининград с Россией. И хотя сообщения о демарше Литвы не были подтверждены ни одним официальным источником, сам факт публичного обсуждения Путиным и Боосом паромной темы означает, что Москва готовится к ремонту на литовских железнодорожных путях.

Ремонт вполне объективен

После встречи журналистам представилась возможность задать несколько вопросов калининградскому губернатору, что обычно после таких мероприятий случается крайне редко. Мы, конечно, спросили о текущем ремонте трубопровода, а также о том, получали ли власти эксклава какое-либо извещение от литовской стороны о возможном ремонте путей. «Надо понимать, что есть объективные причины реконструкции нефтепровода «Дружба», – стал объяснять нам Боос. – Его ресурс выработан вдвое. Это означает, что в любой момент там может произойти экологическая катастрофа». По тому, как губернатор описал эту катастрофу, можно было предположить, что речь идет о судьбах Европы, а может быть, и мира в целом. «При этом уже идут протечки, и ремонт этот вполне объективен», – счел нужным добавить начальник Калининградской области. «Мы запросили литовскую сторону, подтверждают ли они специально эти сообщения в виде ноты. Они никаких нот не присылали, – перешел Боос к другой части истории. – Вместе с тем мы готовы к любому развитию событий. У нас готова паромная переправа, железнодорожная. Паром рассчитан на оборот в 1,5 миллиона тонн груза в год. Мы сейчас имеем примерно 1,2 миллиона тонн – то, что нужно для области».

Боос подтвердил, что с Путиным «эту тему» обсуждали – «каково у нас состояние по конкретным направлениям и какие у нас есть варианты подстраховки в случае, если Литва действительно перекроет нам железную дорогу». «И если такое случится, эти запасные варианты будут активированы, – заговорщицки произнес Боос, разумеется, отказавшись эти варианты назвать. – Но я не могу поверить в то, что они на это пойдут. Это будет означать, что здравомыслие ушло на второй план, а нездравомыслие победило. Литва, заметил губернатор, теряет доходы от транзита через свою территорию наших грузов и пассажиров». «У меня есть любимая шутка – когда хочу показать особенную глупость: выколю себе глаз, пусть у тещи будет зять кривой. Вот это будет из этой серии», – попытался пошутить калининградский губернатор.

Источники компенсации

По версии Бооса, проблемы начались после произошедшей в начале лета отставки Альгирдаса Бразаускаса. «У него было полное понимание, что мы (Россия и Литва. – «НГ») взаимозависимы, – со скорбью в голосе сообщил Боос. – Чтобы было понятно: транзит через Литву в направлении Клайпеды стоит 1,6 цента за тонно-километр. В направлении Вентспилса – 1,7. А в направлении Калининграда – 3,1. Почти в 2 раза дороже. У нас шли интенсивные переговоры о том, чтобы был выравнен тариф. И пока было правительство Бразаускаса, они шли успешно». Замечу, что новый премьер Литвы Гядиминас Киркилас в свое время был помощником Бразаускаса, когда тот был первым секретарем ЦК КП Литвы. Кроме того, он являлся спецпредставителем президента Литвы на переговорах с Россией по калининградскому транзиту. Так что проблемы крылись явно не в смене главы правительства. «Мы говорили о дополнительной загрузке литовских портов. Выиграли бы все. В последнюю секунду они полностью дезавуировали эти переговоры, – раздосадованно заметил Боос. – Накануне вечером они (власти Литвы. – «НГ») нам сказали, что едут на высоком уровне, будет министр транспорта, секретарь МИДа. Мы были готовы все решить. В итоге приехал заместитель министра транспорта без полномочий и подписывать документы отказался. А ведь им все равно это придется сделать. Равные транзитные условия – это правила Евросоюза».

Я, конечно, не могла не спросить Георгия Валентиновича, как он объясняет решимость наших прибалтийских товарищей перекрыть связь Калининграда с Большой землей по железной дороге. «Тем, что идет политическая игра, – поведал мне Боос. – Они это сделали под чьим-то давлением. Им это (закрытие железнодорожного маршрута. – «НГ») невыгодно. Невыгодно сильно. Это значит, что им придется находить источники этой компенсации. Значит, появился источник компенсации». Следует полагать, что если источник находится не в Европе, значит, он находится по ту сторону Атлантики.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.