Глава УФНС региона: проблема задвоенных страховых взносов еще не решена

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Налоги

Калининградские предприниматели продолжают получать требования от УФНС по Калининградской области, в которых сообщается о наличии у них задолженности по платежам во внебюджетные фонды. Об этом в среду рассказала начальник управления Ирина Сорокина во время совещания в Калининградской торгово-промышленной палате. «Новый Калининград» внимательно выслушал ее объяснение ситуации по межведомственному взаимодействию и узнал, как в настоящий момент решается проблема «задвоения» сальдо по счетам в ПФР и ФСС.

— Вы знаете, что в прошлом году было принято решение, соответственно изменилось законодательство, и мы в январе 2017 года стали администраторами страховых и пенсионных взносов. Это понимание есть... но оно такое неполноценное. Мы стали администраторами страховых взносов тех, которые налогоплательщики указали в декларациях за первый квартал. Здесь все полноценно. Декларация представлена, расчет есть. Уплатил — одно, не уплатил — взыскиваем. Все более или менее понятно. Но для того, чтобы мы были полноценными администраторами, нужно было провести определенную процедуру. Получить расчеты, декларации за четвертый квартал и разбираться с этим. Но было принято другое решение, согласно которому УФНС принимает сальдо расчетов за первый квартал от фонда и начинает взыскание. При этом фонды примут отчеты за четвертый квартал, проведут камеральную проверку и дальше передадут нам состояние расчетов с налогоплательщиками за 4-й квартал прошлого года.

— До марта мы не могли администрировать платежи за 4-й квартал, собирали только аналитическую информацию, в принципе не знали, какое состояние расчетов нам будет передано. Мы только устно от фондов получили информацию, что задолженность на 1 января такая, ждите, мы вам скоро передадим. Потом было принято решение на федеральном уровне, что сальдо будет передаваться региональному управлению от региональных фондов в электронном виде. Были установлены параметры специального контроля, чтобы просеять то, что нам будут фонды передавать. В январе началась работа по передаче сальдо. В феврале реально никто ничего не передал, передавали в марте, очень сложно. В итоге мы получили в конце марта сальдо на 1 января 2017 года. Мы получили 4,5 млрд рублей задолженности. Из них 58 млн рублей — это долги ФСС, а все остальное — Пенсионный фонд. По 2 млрд рублей задолженности мы получили информацию о принятых мерах к взысканию: то ли требование плюс инкассовое, то ли одно требование, то ли передача приставам. Мы понимаем, что если есть требование, то мы начинаем процедуру по 46-й статье, есть требование и 46-я статья, мы применяем 47-ю, плюс наше право — приостановка операций по счетам, это 76-я статья. По тем 2,5 млрд, по которым у нас нет никаких данных, мы начали разбираться индивидуально с фондами. Что это за задолженность: это просроченная мера взыскания или там не было задолженности вообще. Сейчас мы в этой процедуре до сих пор. Та сумма задолженности, которая без мер взыскания, мы ее до сих пор не получили в принципе.



«Понервничали немножко»:
как госведомства превратили компании в должников

— По сальдо, которое мы приняли на первое января и увидели всю эту проблематику, мы стали задавать вопросы: будет ли корректировка, будет ли порядок уточнения? «Нет, не будет, передали — работайте». Как только мы начали применять меры взыскания, тут же получили отклик от налогоплательщиков, что произошел технический сбой. Ведь никто не отменял, ни пенсии, ни пособия. Ничего такого не было. Еще стоит учитывать, что Калининградская область — это область-донор, больше чем наполовину донор, федеральный центр дает деньги на выплату пенсий.

— На самом деле то, что произошло, я бы не назвала это «техническим сбоем», это то состояние расчетов, которое мы приняли. Имея его в виду, мы начали взыскивать задолженность. Сразу после этого мы получили шквал жалоб. До 20 жалоб получало только управление, я уже не говорю, какое количество жалоб получали инспекции. Все как один говорили о том, почему вы взыскиваете задолженность, которой у меня нет. При этом налогоплательщики приходили к нам с документами от фондов. В них было указано, что задолженности нет. В этих условиях мы начали задавать вопросы фондам. «Уважаемые, вы даете справку, что задолженности нет. А у нас, в вашей переданной базе, ресурсах — задолженность есть. Давайте как-то будем регулировать этот процесс». Когда вся страна закипала, появилось понимание, что уточненное сальдо нужно все-таки получить. Уточнение будет идти долго. К этим федеральным программам у нас доступа нет. Они централизованно пишутся в ПФР и ФСС. Соответственно, наша программа по приему пишется в ФНС.

— В итоге уточненное сальдо мы все-таки получили, но оно практически не поменялось. На сегодняшний день мы продолжаем работать с бумажными носителями в части той задолженности. На основании их мы можем хотя бы приостановить меры взыскания. На сегодняшний день ситуация отчасти тупиковая. Почему? Потому что по очень многим налогоплательщикам сальдо на 1 января так и не уточнено. Сумма пени в переданных данных, она до сих пор висит. Механизма ее списания нет, даже с учетом того, что фонд уточнился в электронном виде и задолженности нет, а пени — остались.

— Дальше мы получили расчеты за четвертый квартал. Какие могут быть сведения: переплата, «ноль» или недостача. Мы получали эти данные дважды. Первые данные загрузились, и кто-то там не досмотрел, что когда был второй транш данных, сведения первой базы никуда не исчезли, они задвоились. Таким образом и получилось задвоение сальдо за четвертый квартал. Сейчас мы находимся в процессе уточнения. Уточнения какого? Точечного, по нашим запросам. Наш запрос появляется тогда, когда уже плательщик сообщает, что УФНС взыскивает с него лишнюю сумму. А мы не можем понять, то ли это задвоение, то ли это данные обновились по конкретному плательщику. Например, первый раз передали 100 тысяч рублей, второй раз — 200 тысяч рублей. Чаще всего выясняется, что это было задвоение.

— С другой стороны, когда нам плательщик принес документы от фонда, мы не можем перепроверить и зайти в этот ресурс, потому что мы занесли в базу на основе сведений фонда. Поправить может только фонд, уточнив вид присланных электронных данных. Еще раз повторю, что сейчас мы работаем в точечном режиме по каждому заявителю. Когда произойдет массовое обновление, загрузят новый файл, мы пока не знаем. Фонд продолжает передавать данные и сообщает, что пока программу не поменяли.

— В особом положении находятся компании, которые получают субсидии от правительства — так называемые «субсидианты» — их всего 150, а есть более многочисленная группа — это те, кто ведет сельское хозяйство — их около 500. Для них важно, чтобы не было задолженности по платежам во внебюджетные фонды. Было проведено совещание с участием министерств экономического развития и сельского хозяйства, с привлечением фондов. На нем мы договорились, что министерства дают нам списки тех, кто претендует на субсидии, либо поддержки не было. Если мы видим, что в них есть те, по которым у нас есть сведения о задолженности, то мы вместе с фондами точечно отрабатываем эти списки, и они уточняют данные по этим получателям субсидий. Плюс мы договорились о том, что там, где плательщик принес справку об отсутствии задолженности, а расчетный центр показывает, что долг есть, тогда отрабатываем запрос в день обращения вместе с Пенсионным фондом.

Текст — Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Страшно смешно

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, что можно противопоставить немотивированной агрессии — и даже иметь шансы победить.