«Мы просто сдохнем»: как бизнес отреагировал на поправки в закон об ОЭЗ

В понедельник в Калининградской торгово-промышленной палате прошло экстренное заседание, посвященное поправкам в закон «Об Особой экономической зоне», принятым на прошлой неделе. Вице-премьер регионального правительства Александр Шендерюк-Жидков принес представителям бизнеса извинения, однако градус встречи был высоким. На заседании побывал корреспондент «Нового Калининграда».

Журналистов на встречу в Торгово-промышленную палату официально не приглашало ни руководство КТПП, ни правительство области. Представители СМИ узнали о нём от самих бизнесменов, некоторые из которых, по всей видимости, решили предать гласности ситуацию с неожиданными поправками в закон «Об ОЭЗ». К чести руководства палаты, выгонять из зала заседаний журналистов оно не стало. Более того, сами представители бизнеса говорили всё, что думают о сложившейся ситуации.

Выяснилось, что встречу инициировал сам вице-премьер Александр Шендерюк-Жидков. Он попросил бизнесменов собраться, чтобы принести им извинения за то, что региональные власти не предупредили их о поправке, отменяющей договоры комиссии.

«Хотелось бы извиниться перед калининградским бизнесом за ситуацию с поправкой по комиссии за торговлю. Скажем честно, данная поправка была результатом нашего диалога в администрации Президента, прежде всего в экспертном управлении, — рассказал Шендерюк-Жидков. — Закон вышел после первого чтения. Но ко второму чтению мы получили огромное количество замечаний со стороны, в том числе экспертного управления администрации президента. И было совещание у Антона Андреевича (Алиханова, губернатора Калининградской области — прим. „Нового Калининграда“), в результате которого многие вопросы были сняты, самые сложные вопросы — прежде всего утильсбора. Если вы видели заседание Госдумы, может быть, обратили внимание, что вопрос утильсбора постоянно подымался. И эти замечательные цифры единогласного голосования не совсем отражают полемику в Госдуме. К примеру, по-моему, представитель фракции „Справедливая Россия“ предлагал в третьем чтении вообще не принимать закон именно из-за наличия льготы по утильсбору. Так вот, льготу по утильсбору у правительства области получилось сохранить, льготу по комиссионной торговле — нет».

Вице-премьер пояснил, что администрация президента привела свои аргументы против предложения властей области. Речь шла об ограничении введения НДС для тех сельхозпроизводителей, которые работают в системе единого сельскохозяйственного налога. «Поправки были приняты одновременно с поправками в Налоговый кодекс. Администрация президента озвучивала нам, что они будут чуть раньше и необходимость поправки о комиссионной торговле пропадет. В итоге они приняли одновременно. И вы знаете, что в четверг приняты поправки в Налоговый кодекс, продавать свою продукцию без НДС смогут только те сельхозпроизводители, оборот которых не будет превышать 100 млн рублей в 2018 году и 60 млн рублей к 2022 году, — пояснил Шендерюк-Жидков. — Соответственно, позиция была, что изменения в закон о комиссионной торговле, по сути, утрачивают свою необходимость. И в чем, наверное, была наша ошибка — что мы не обсудили эту норму с калининградским бизнесом». Он отметил, что речь могла идти о том, что закон и вовсе не примут, если в нем останется норма о комиссионной торговле.

_NEV0006.jpg

Что касается снижения срока действия закона об ОЭЗ до 2045 года, по мнению Шендерюка-Жидкова, эта норма не сильно повлияла на что-либо. «Но это тоже была позиция администрации президента», — сказал он.

Глава КТПП Феликс Лапин напомнил, что доходы населения снижаются, потребительский рынок в регионе сужается. «С одной стороны, мы уходим от непонятных схем, тем более что налоговое администрирование совершенствуется. С другой, эта ситуация в какой-то части уменьшит покупательную способность населения, соответственно, уменьшит товарооборот», — признал Лапин. Он также заметил, что недалеко от границ Калининградской области в Белоруссии уже развиваются особые зоны, в которых инфраструктура и налоговые преференции куда значительней, чем в самом западном российском регионе. «Мы не являемся сегодня экономическим раем в западной части нашего экономического союза», — констатировал Лапин.

«Извинения — это хорошо, — взял слово глава компании „Юринат“, бывший президент Балтийского делового клуба Юрий Дергачев. — Но как быть предприятиям, которые оказались в этой ситуации? Предприятиям торговли всегда есть что продавать. Производители — мясопереработчики, колбасники — и сегодня растеряли конкурентные преимущества. А сейчас их вообще нет. Может быть, нужно тогда какие-то программы поддержки принимать? Общее настроение такое — что для новых резидентов рай наступает, а действующему бизнесу как быть? Радости от принятия закона существующий бизнес, мягко говоря, не испытывает».

Вице-премьерШендерюк-Жидков заметил, что не понимает разницы между ситуацией 1 января 2017 года и 1 января 2018 года. «Что такое произойдет, чего не произошло годом ранее — я не понимаю», — признал он. Но сообщил, что региональные власти занимаются решением проблем по доступу поставщиков на потребительский рынок — например, провели торги на 200 объектов нестационарной торговли. «Рядом с моим домом палатка Стефано (Влаховича, компания „Балтптицепром“ — прим. „Нового Калининграда“), я там прекрасно закупаюсь. Рядом купава Долговых. И все же без НДС продают», — привел пример вице-премьер. «А расходы какие удельные на этот ларёк», — не согласился Дергачев.

«Давайте обсудим такой момент — почему за этот год не появилось никакого сбытового кооператива, который позволяет без НДС продавать, — не согласился Шендерюк-Жидков. — Объединились бы „Продукты Питания“, Долговы, Романов и продают в сбытовом кооперативе без этих сетей. Вы предприниматели, давайте обсуждать. По мерам поддержки по другим налогам — вы знаете, что мы вносим в облдуму поправки по упрощенке. Там есть жесткие отрасли, о которых говорил губернатор. Вы не знаете? Янтарь, туризм, медицинская деятельность, образование, переработка вторичных отходов. Давайте обсуждать возможность расширения данного перечня», — предложил вице-премьер.

_NEV1902.jpg

«Давайте на два шага назад. Закон РФ — средняя температура по больнице, которая должна устраивать Камчатку, Краснодар. Смысл в том, что ФЗ-16 „Об ОЭЗ“ нас объективно не устраивал, потому что до Польши — 40 км, до Литвы — 60 км, — взял слово глава „Продуктов Питания“ и „Балтптицепрома“ Стефано Влахович. — Мы на „Балтптицепроме“ выращиваем 30 тысяч тонн птицы в год. В России есть предприятия, которые выращивают 300–400 тысяч тонн. Они покупают зерно по 5 рублей, мы покупаем по 8,5. Они покупают шрот за 750 рублей. Через границу этот же соевый шрот стоит 350. И птичник по СНИПам у нас в 2,5 раза дороже».

«И потом конкурировать с этой курицей, которую привозят рейсом „Калининград — вокзал — „Ашан““, оформляя там таксфри? Этот польский товар оказывается рядом с нашим на прилавке — выращенный на соевом шроте, который в два раза дешевле, в птичниках, которые в два раза дешевле, еще и без НДС. Вы считаете, что нас должна устраивать средняя температура по больнице? Мы просто сдохнем! — сообщил Стефано Влахович. — У меня маржа 0,005% от оборотов… У меня впечатление, что в правительстве думают, что у нас просто мешки с золотыми червонцами по офисам валяются и что можно нам еще бежать один круг, два круга. Ничего не осталось! Какое привлечение инвестора?»

Влахович добавил, что сеть «Балтптицепрома» из 80 ларьков обходится дорого — в них работают 200 человек. «Эта сетюшка продает 350 тонн курицы в месяц. Но те киоски, которые около границы, там не продается ничего. Потому что 500 рублей — и через границу в машине можно было коня частями провезти! — добавил бизнесмен. — Тот закон, который был принят в четверг, — это партизанская подводная лодка из засады за спиной. Никто ничего не услышал, просто появилась поправка».

По словам предпринимателя, Калининградская область находится в иных условиях, чем Тула или Нижневартовск. «Здесь есть польская курица, которая попадает сюда без НДС. Она дешевле, потому что там вся цепочка дешевле. Тогда либо закройте границу. Сделайте как в СССР — пограничники с Калашниковыми за плечом. Либо сделайте условия… Понимаете, никто тут не строит яхты, здание на 500 квартир. Просто люди занимаются собственным бизнесом более-менее эффективно», — заметил он.

«Вы что от нас ожидаете? Да, 1 января 2017 года ввелась ситуация, но все ужались, ожидая, что с новым законом это пройдет. Но теперь будет шквал российского продукта, где просто структура другая сбыта. Что от нас ожидаете? Я разговаривал с Пятикопом, он даже не в курсе, что в „Ашане“ оформляют таксфри на продукты! Ведь это не один человек в багажнике везет, это тысячи тонн мяса, молока!» — добавил Влахович.

Основатель агрофабрики «Натурово» Александр Иванов обратил внимание вице-премьера, что на встрече все говорят в принципе одно и то же: «Не сами договора комиссии нужны. Бизнесу без разницы, сколько платить налогов. Мы просим одно и тоже — создайте равные условия. Хотите, чтобы мы с поляками конкурировали — не дайте им возможность ввозить сюда без НДС. Хотите, чтобы мы конкурировали с остальной Россией — дайте возможность конкурировать на тех же условиях. Потому что они там могут для снижения НДС в рамках поручения возврата».

«Создайте равные условия. Не получается договор комиссии, сделайте НДС. Но сделайте его для всех! Перспектива ждать 2022 года, когда НДС введут для каких-то сельхозников, у которых будет оборот менее 60 млн, до него еще дожить надо, — продолжил Иванов. — И с одной стороны, вы боретесь, не хотите, чтобы бизнес дробился. Но сами толкаете на это. Не будет ни у кого 100 млн (оборот), появятся „Долгов и сыновья“, „Иванов и сыновья“. Хотите, чтобы супермаркеты остались и не сгнили? Сделайте те же условия, что у 10 предпринимателей, которые рядом с ним!»

«Знаете, что самое удивительное? В администрации президента говорят все то же самое, когда мы вносим правки о комиссионной торговле: „А чего это у Калининграда неравные условия по сравнению с другими регионами РФ? Почему в Калининградской области можно работать без утильсбора, а во всей остальной России нет? Почему в Калининградской области работает комиссионная торговля, а на все территории нет?“ — ответил на это вице-премьер. — Я позавчера был в Минэке, там директор департамента налоговой политики аж раскричался: „Что тут Калининград опять со своими особыми условиями? Где у нас равные права для всех граждан РФ?“».

«Знаете, из Санкт-Петербурга в Москву положить ящик тушенки и приехать. Пусть он так положит в багажник и приедет в Калининград. И всё! — отреагировал глава „Натурово“. — Мы поднимали вопрос клубом на встрече с РЖД, чтобы обеспечить, когда машина приходит из РФ, пусть ни один таможенник к ней не подходит. Москва, Питер, Ростов — посмотрите, все двигаются без этой нагрузки! Я уже не говорю про „Меркурий“ и всё остальное! Посмотрите, сколько для калининградцев стоит лишнего. Мне кажется, у вас аргументов для этого господина более чем достаточно».

Бывший вице-премьер областного правительства Юрий Федяшов поднял речь о проблемах строительной отрасли и о том, что разрешения на строительство теперь выдаются долго и со скрипом. Представители торговых сетей поинтересовались, что будет с налогом на движимое имущество. В конце концов слово взял новый президент Балтийского делового клуба, бывший министр сельского хозяйства Сергей Лютаревич. Он отметил, что из-за поправки в закон «Об ОЭЗ» потеряют именно производители, и предложил вернуться к теме «упрощенки» и снизить ее для всего малого и среднего бизнеса. «Мы даем гармоничное развитие всем», — поддержал его Юрий Федяшов. «Мы даем не развитие, а схемы. Не работает всем», — был категорически против Шендерюк-Жидков. Директор компании «Аудит-сервис» Галина Усенкова попыталась показать цифры, подсчитанные вместе с налоговой, доказывающие, что бюджет не потеряет от льгот по «упрощенке». Но вице-премьер был непреклонен.

«Калининградскому бизнесу нужно договориться, какие отрасли тоже могут претендовать на льготу, — сказал Шендерюк-Жидков. — Нам нужно вернуться к теме по упрощенцам и расширить тот список, который я вам назвал». В конце концов участники заседания договорились встретиться в пятницу, чтобы обсудить вопрос более детально.

«В этом же зале 4 года назад мы обсуждали будущий закон об ОЭЗ, и куда это делось тогда? — заметил Стефано Влахович. — Майстер (Михаил Майстер, глава ассоциации мебельщиков — прим. „Нового Калининграда“) писал, мы фантазировали тогда, что будет в этом законе, чуть ли не мастерские ремонтные в Храброво. И вы видели этот закон? Что в нем сейчас?»

 «А может пройдемся по тому закону, что писал Майстер, и сравним? Нету там НДС и комиссии. Кто еще может вспомнить, что там было?» — несколько нервно отреагировал вице-премьер

952a995d12ec36372c19c67a828c7740.jpg

«Не знаю почему, но как-то болезненно воспринимаете высказывания бизнеса, — взял последнее слово глава КТПП Феликс Лапин. — Все воспринимают вас сегодня, когда вы работаете в правительстве, не как что-то противостоящее. А как человека, который здесь же, в этой кухне, все это проходил, знает. Поэтому, может быть, градус дискуссионный надо чуть снизить и лучше смотреть на цифры. Поверьте, я всех уважаю как состоявшихся людей, бизнесменов и людей, которые понимают, о чем говорят. Если Галина Усенкова просчитала, я ей 100% доверяю. В пятницу встреча. Мы ждём».

«Хотим мы или нет… Мы жили с одной надеждой, а получили нечто иное. Надо сейчас сесть и проговорить, как это будет влиять, что завтра будет с предприятиями. Кто-то экономил, кто-то жил в надежде, что будет закон и так далее, — рассказал Лапин. — Причем как получилось-то — Пятикоп дает интервью 15 ноября, что все, 100% это есть… И когда мы услышали, что тот же Пятикоп, как потом оказалось технически, вносит эту поправку… Мы не поверили! Просто не поверили! Тут на культурном русском вообще ничего не могли сказать люди».

Шендерюк-Жидков, подводя итог совещания, согласился, что беседа была «немного накалённой». «Потому что все немножко расстроены из-за комиссионной торговли. Мы расстроены не меньше, потому что такая история… Сколько сил потратили, чтобы через Минпромторг провести. В итоге всё получилось впустую. Спасибо вам в любом случае. Давайте жить в этой ситуацией, как она есть», — предложил вице-премьер.

«Первое — все-таки самое главное — работа над тем регулированием, которое дает на уровне региона работать с УСН. Нужно подумать с отраслями. Второе — работать над увеличением потребительского спроса. Не факт, что какая-нибудь выплата на третьего ребенка не даст большего эффекта, чем поправка о комиссионной торговле. Социальный блок тоже над этим работает в ваших интересах», — заключил вице-премьер.

Текст — Оксана Майтакова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».