Российский шпротекционизм ("Вести Недели День за Днем", Эстония)

Все новости по теме: Соседи
Громкие обвинения в протекционизме и подозрения в политической подоплеке российского запрета на ввоз латвийских шпрот начинают оборачиваться куда более банальными разговорами о возможных подделках и действительном несоответствии консервов стандартам качества. Повторяют ли латвийские шпроты судьбу 'репрессированных' 'Боржоми' и 'Киндзмараули'?

С 20 октября Россия ввела временный запрет на ввоз рыбных консервов двух латвийских производителей 'Бривайс Вилнис' и 'Гамма-А'. Все началось с Калининграда, где местное управление Роспотребнадзора обнаружило в банках со шпротами повышенное содержание бензопирена - канцерогенного вещества, вызывающего лейкемию и врожденные уродства у детей. Это вещество образуется в ходе копчения. Бензопирена в латвийских консервах оказалось в два раза больше, чем допускается российскими стандартами качества (но более чем в два раза меньше, чем допускают нормы ЕС). Результатами проб заинтересовалось Министерство сельского хозяйства РФ, которое и объявило о временном эмбарго. Выяснилось, что продаваемые и в московских магазинах латвийские шпроты опасны для здоровья: главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что Роспотребнадзор будет проводить обширные проверки.

Версия первая - политика

Об этом заговорили сразу, ведь у всех до сих пор на слуху российский запрет на ввоз грузинских и молдавских вин. Символом так называемой политической войны в нашей стране, к примеру, стала минералка 'Боржоми', которую особенно политически грамотные люди принялись с упоением предпочитать любой другой воде. Таким образом мы поддерживаем 'прессуемую' Грузию.

Хотя как-то распорядитель одного очень хорошего грузинского ресторана в Москве сказал мне: 'В Москве вы не найдете ни одного настоящего 'Киндзмараули' или 'Мукузани' - только в погребе моего ресторана. Или в Грузии'. Впрочем, учитывая специфику отношений этих двух стран, политическая версия экономического бойкота имеет право на жизнь.

Но почему-то есть такое ощущение, что политически активная прослойка эстонского общества не ринется сметать латвийские шпроты с прилавков в знак поддержки братского народа. Во-первых, своя рубаха ближе к телу, и лозунг 'Предпочитай эстонское!' никто не отменял. Во-вторых, а вдруг и правда латвийские шпроты вредны?

Тем не менее заявление о политическом преследовании - это лучшее, что можно сделать для фирм, имидж которых серьезно пострадал в результате огласки. При плохой игре хорошая политическая мина особенно выгодна. Но на поверку обвинения в политических санкциях оказались пшиком, первой эмоцией. И, увы, эмоцией, раздутой именно СМИ, причем по обе стороны границы.

Версия вторая - контрафакт и низкое качество

Это была, пожалуй, первая рациональная трактовка 'конфликта'. Министр экономики Латвии Айгар Штокенбергс заявил, что не видит в решении России политического подтекста. 'Я видел в продаже шпроты, которые точно сделаны не у нас, - заявил он латвийской газете 'Телеграф'. - Я своими глазами видел подделки в Москве, ко мне поступали жалобы и из других стран - из Азербайджана, например'.

Штокенбергс считает, что контроль над шпротами, продающимися в России и других странах СНГ в качестве якобы латвийских, необходимо усиливать, постоянно проверяя, где и как консервы были произведены на самом деле. Как сообщили нашей газете в Министерстве сельского хозяйства Латвии, нет никаких причин считать бойкот консервов политической санкцией. Это, во-первых, доказывает тот факт, что ограничен ввоз продукции лишь двух производителей, остальные два десятка более мелких производителей никаких проблем со сбытом не имеют.

'Более того, данные производители неоднократно получали предупреждения о возможных санкциях, если российские стандарты качества не будут выполняться, - рассказала нам сотрудница пресс-службы министерства Лиене Зверева. - Бесспорно, запрет повлечет за собой экономические проблемы для этих фирм, но они должны считаться с необходимостью усовершенствовать технологии. И только от них зависит дальнейшее развитие ситуации'. Штокенбергс в свою очередь добавил, что у 'Бривайс Вилнис' и 'Гамма-А' были проблемы с качеством продукции и в других странах.

'Поставки рыбной продукции в Россию - существенная составляющая латвийского экспорта, - признают и в латвийском минсельхозе. - Но наши специалисты ветеринарно-пищевой службы постоянно проводят встречи с российскими коллегами и ищут решения проблем'. Более того, Латвия недавно подписала договор об экономическом сотрудничестве с Россией. Причем Штокенбергс даже хвалит российские ветеринарные службы, которые готовы столь бдительно следить за качеством продукции. Россия стремится в ВТО, и имея проблемы с соблюдением интеллектуальной собственности, старается их ликвидировать. Так что министр экономики Латвии считает, что пристальный интерес к латвийским консервам продиктован соображениями защиты торговых знаков, под которыми на рынок выходит 'левая' продукция.

Версия третья - лобби и протекционизм

Об этом первыми заявили руководители попавших под раздачу фирм. 'Бривайс Вилнис' экспортирует в Россию до 30 процентов продукции (это один-два вагона консервов на сумму порядка полумиллиона долларов), на долю 'Гамма-А' приходится около 22 процентов поставок. Сейчас обе компании не могут выполнить свои обязательства перед российскими партнерами, а потому не только готовятся сворачивать производство и сокращать работников, но и намерены искать новые рынки сбыта. Убытки фирм, вызванные бойкотом, в общей сложности могут составить 19 миллионов долларов.

Директор 'Бривайс Вилнис' Арнольд Бабрис заявил журналистам, что повышенный интерес Роспотребнадзора вызван лишь соображениями конкуренции. Дело в том, что в Калининграде, откуда и пошла волна запрета, сейчас строится завод по производству шпрот. При этом продукция других российских производителей этого советского деликатеса уступает по вкусовым качествам прибалтийским аналогам, а стоит дороже. Так что у России есть больше, чем нужно, причин для того, чтобы административными средствами лоббировать интересы местного производителя, 'расчищая площадку'.

В Калининградской области работают четыре местных производителя рыбных консервов, но при этом показатели латвийских импортеров всегда были стабильными - ежемесячно фирмой 'Бривайс Вилнис' реализовывалось около 20 тонн консервов. Именно тот факт, что проверки были произведены именно в Калининграде, и натолкнул латвийских бизнесменов на мысль о вмешательстве государства в дела бизнеса.

Поэтому Бабрис обвинил Россию в политике протекционизма и готовится теперь передать на аналогичную экспертизу в международную независимую санитарную лабораторию и шпроты российского производства. При этом он взвешивает возможность обратиться в Еврокомиссию с претензиями к России по поводу поощрения недобросовестной конкуренции. В нечестной конкурентной борьбе подозревает Россию и глава Латвийского союза рыбной промышленности Инарий Войтс.

Россия может ввести квоты на ввоз консервов

Эту версию открыто и без стеснения подтвердил коллега Войтса, президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Юрий Кокорев, который считает необходимым ввести квотирование на импорт рыбных консервов в Россию. 'Мы за квотирование и регулирование с помощью таможенных пошлин, чтобы поставить барьер экспансии нашего рыбного рынка', - заявил он и без сожалений добавил, что нишу латвийских шпрот займут калининградские. 'Они очень успешны - половина рыбной продукции по России производится калининградскими предприятиями, - заявил Кокорев в интервью агентству РИА 'Новости'. - Там еще со времен Советского Союза созданы мощные предприятия, работают профессиональные технологи'.

Помимо калининградских, на опустевшие магазинные полки претендуют и мурманские шпроты. Кокорев уверен - если российская продукция сможет в отсутствие латвийских конкурентов лучше реализовываться, это сможет и понизить цены на отечественную продукцию. 'Дешевые прибалтийские консервы не дают развиваться отечественным производителям, - говорит он. - По рыбным консервам за последние 15 лет мы провалились, как ни по какой другой позиции. Если в 1990 году Россия производила более двух миллиардов банок, а в СССР и того три миллиарда, то сейчас мы производим только 500 миллионов банок'.

Кокорев сравнил прибалтийские шпроты с 'ножками Буша', от импорта которых в свое время Россия попала в зависимость - импорт рыбной продукции в РФ доведен до миллиона тонн (40 процентов потребления), 'чего никогда раньше не было'. Он приводит также данные исследования Атлантического научно-исследовательского института рыбного хозяйства, согласно которым российские шпроты 'лучше по качеству сырья, по качеству самой банки, по добавкам, соблюдению технологического режима, качества разделки'. Причем его ничуть не смущает тот факт, что вышеозначенное НИИ располагается в ... Калининграде.

Кто защитит потребителя?

Хотя, кстати, сами россияне, простые потребители, говорят, что как раз прибалтийские шпроты вкуснее. На всевозможных российских Интернет-форумах, обсуждая новость о запрете латвийских шпрот, пользователи не очень-то поддерживают политику своего государства в отношении консервов - говорят, что мурманские и калининградские шпроты в рот взять невозможно. Об этом же, кстати, говорят и аналитики экономического издания 'Деловой Петербург', критикуя излишне 'удобные' для административной регуляции рынка санитарные нормы России.

Аналитики напоминают, что свободная торговля обеспечивает экономике саморегуляцию, перемещая ресурсы в те отрасли, где они наиболее производительны. В результате потребители обеих стран становятся богаче, поскольку могут покупать продукты по самым низким ценам. В России же сейчас самой успешной моделью бизнеса становится партнерство чиновников и предпринимателей, в котором первые 'расчищают' конкурентное поле, а вторые - ведут бухгалтерию. Все это поливается соусом патриотизма и поддержки отечественного производителя. 'Может, лучше начать поддерживать отечественного потребителя?' - вопрошает издание.

Недаром, не побоявшись пойти против 'генеральной линии', главный санитарный врач Республики Коми Людмила Глушкова заявила агентству Regnum, что анекдот о латвийских шпротах запустили в Москве. 'В республике проблем с качеством шпрот не возникало', - отметила она.

У нас, слава Богу, есть своя рыбоперерабатывающая промышленность, поэтому скандальные латвийские шпроты нам не угрожают ничем. Однако, по сообщению Ветеринарно-пищевого департамента Эстонии, летом и на наших прилавках были обнаружены латвийские консервы, правда, фирмы 'Зентенес', содержание бензопирена в которых превышало норму в восемь (!) раз. Партия была изъята из продажи, но никакого запрета на ввоз латвийской продукции не последовало. Департамент избрал более щадящий экономику путь - тщательный контроль за импортом.

Кстати, запрет на латвийские шпроты вступил в России в День работника рыболовного хозяйства.

Наша справка:

В последние десять лет страны Балтии в России занимали лидирующее место на рынке по поставке консервов - на них приходилось 62% всех импортируемых рыбных консервов.

По словам Арнольда Бабриса, содержание бензопирена в шашлыках и курах-гриль на порядок выше, чем в банке шпрот: чтобы навредить здоровью, нужно каждый день съедать по три килограмма шпрот.

Бензопирен - опасный канцероген, в шпроты попадает в процессе копчения. Он также содержится в нефти, табачном дыме, выхлопах автомобилей. В ЕС допустимое содержание бензопирена в продуктах составляет 5 мкг на килограмм продукции, в России - 1 мкг.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.