Тайна исчезающей безработицы: чем опасны рекорды местных чиновников

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Правительство Калининградской области ежемесячно рапортует о снижении безработицы. 11 января пресс-служба правительства сообщила, что число безработных сократилось до рекордно низкого уровня — 4,3 тыс. человек — и составляет меньше процента от экономически активного населения.

Чиновники не лукавят, регион действительно ставит рекорды по уровню безработицы, независимо от того, измерять ли ее по числу стоящих на бирже труда или считать по методике Международной организации труда (МОТ, учитываются все безработные, а не только обратившиеся на «биржу труда»). По первой методике число безработных с января 2010 года сократилось почти в четыре раза (тогда в органах занятости состояло на учете почти 17 тыс. человек). Пособие по безработице в 2010 году реально получали почти 15 тыс. человек, сейчас — менее 4 тыс. По общей безработице прогресс тоже есть, но не столь выдающийся: численность безработных сократилась за 8 лет вдвое: с 52 до 26 тыс.

Секрет успешной борьбы властей с безработицей прост, но неочевиден. Число занятых в Калининградской области сопоставимо с уровнем 2013 года. В 2015–2016 годах число рабочих мест в области сокращалось. Поэтому основной причиной снижения безработицы является уменьшение числа рабочих рук.

Численность населения трудоспособного возраста в Калининградской области систематически снижается. Если еще в 2012 году в области насчитывалось 582 тыс. трудоспособного населения, то к началу 2017 года оно сократилось до 568 тыс., или на 14 тыс. человек. Это больше, чем снижение «биржевой» безработицы за последние 8 лет. 

   
При этом область стремительно стареет. За 5 лет с 2012 года число жителей области старше трудоспособного возраста выросло на 12% — с 220 до 246 тыс. человек.

Снимок экрана 2018-01-15 в 16.32.34.png

Старение населения области является следствием демографической ямы 1990-х годов. Поколение, родившееся в послевоенные 50-е, уходит с рынка труда, но его не может заместить малочисленное поколение 1990-х.

Отчасти этим объясняется наблюдавшийся в 2017 году феномен падения доходов населения области при росте реальных зарплат: население активно перемещалось из категории получающих зарплату в категорию получающих пенсию и, соответственно, теряло в доходах.

Старение населения региона не может сдержать даже рекордный миграционный прирост численности населения. В 2016 году он почти достиг 10 тыс. человек, что стало рекордом с 1998 года. В 2017 году, вероятно, будет поставлен очередной рекорд.

Впрочем, Калининград часто рассматривается переселенцами из других регионов России как место дожития. Почти треть переезжающих в область — люди в возрасте 50–70 лет. По данным Росстата, на 20–40 летних приходится всего 38% мигрантов.

Стремительное снижение безработицы начало беспокоить даже чиновников областного правительства, о нем рапортующих. Летом 2017 года глава региона Антон Алиханов заявлял, что если не переломить тенденцию с сокращением рабочей силы в области, то под «серьезным вопросом» могут оказаться проекты правительства по строительству индустриальных парков — там некому будет работать.

Глава регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей Андрей Романов подтверждает тенденцию нарастания кадровых проблем в промышленности. «Напряженность на рынке труда существует, и она нарастает. Практически все серьезные стратегические компании области занимаются сейчас взаимодействием с учебными заведениями, чтобы реально готовить себе кадры и быть уверенными, что они у нас будут», — говорит Романов.

Дефицит рабочих рук показывает в том числе и сама Служба занятости — число размещенных на ней вакансий втрое превышает число зарегистрированных безработных.

Наталья Воронцова из рекрутингового агентства «Персонал-Янтарь» считает, что со временем дисбаланс между запросом калининградской промышленности и предложением на рынке труда будет нарастать. «Для поколения Y главное — самореализация. Это их главная мотивация. Молодежь не пойдет работать руками на предприятия, хотя именно в таких людях нуждается рынок труда. Они будут искать то, что им интересно», — уверена Воронцова.

По ее словам, чиновничество для молодежи уже не так привлекательно, как ранее. В госслужбе молодые люди, пополняющие рынок труда, видят слишком много ограничений для личностного роста, отмечает эксперт.

Есть еще один фактор, который влияет на официальную безработицу, — фиктивная занятость. В третьем квартале 2017 года, по данным Росстата, в отпуске без сохранения заработной платы (то есть не ходили на работу, не получали зарплату, но числились работающими) более 15 тыс. человек. 

В министерстве социальной политики и труда Калининградской области утверждают, что по состоянию на 1 января 2018 года в отпуске без сохранения заработной платы находились порядка 900 человек. 

Текст: Вадим Хлебников



Комментарии к новости

prealoader
prealoader