Цели задраны наглым образом

Областной кабинет министров завершил разработку стратегии и программы социально-экономического развития региона. Документы, на написание которых потрачены сотни тысяч бюджетных рублей, рассчитаны на средне- и долгосрочную перспективу. В минувшую субботу правительство их одобрило, накануне заручившись поддержкой местного бизнеса. Теперь предстоит обсуждение в облдуме. После чего стратегию и программу губернатор Георгий Боос представит в Москве в правительстве (предварительно презентация запланирована на 28 декабря).

Эсклюзивность заменили деньгами

Нынешний кабинет министров области в вопросах стратегии не пионер. Ещё при губернаторе Владимире Егорове в 2003 году был разработан аналогичный документ с семилетним горизонтом планирования. В этот же раз всё серьёзнее – правительство заглянуло в будущее сразу на 25 лет. Такой срок взят не с потолка – именно до 2031 года будет действовать закон об Особой экономической зоне в Калининградской области. Потом региону придётся этот «костыль» отбросить.

До тех пор вкупе с Федеральной, областными целевыми и миграционной программами именно Закон об ОЭЗ (спасибо Юрию Маточкину за этот «фундамент») и будет стержнем развития нашего региона. Тем самым нынешний кабинет министров забросил в дальний ящик любимую игрушку прежнего руководства области – стремление придать региону особый статус на федеральном уровне. Так, в стратегии Егорова указывалось, что развитие области должно базироваться на Основных принципах и направлениях федеральной политики по отношению к эксклаву. Теперь этого пункта нет (как не появились и сами принципы). Тем самым Москве дали понять, что у области притязания на «эксклюзивность» отсутствуют, переживать на этот счёт не стоит.

Идея придания особого статуса в стратегических документах заменена деньгами. В основу положен нехитрый принцип вбухивания в регион солидных сумм из федерального бюджета. Предполагается, что до 2016 года из госказны в развитие Калининградской области будет вложено около 240 миллиардов рублей. То есть по 24 миллиарда в год. Такая сумма выглядит фантастической, если заглянуть в бюджет региона на следующий год – там указано, что федеральный центр выделит нам 4,3 миллиарда рублей. Откуда же возьмутся ещё двадцать?

С точностью до рубля

Впрочем, не стоит забивать себе голову этими подсчётами. Даже если наши стратегические документы будут одобрены в правительстве РФ, то это ещё не означает, что федеральный кабинет министров примет их в качестве руководства к действию и нас озолотит. Уровень всех наших разработок – сугубо региональный. И таких концепций в правительство поступают – десятки (не все, правда, с 25-летним горизонтом планирования). Однако финансируются они, понятное дело, отнюдь не в полном объёме. И если в реальности после многочисленных обсуждений, анализов, разработок область получит Федеральную целевую программу с чётким списком инфраструктурных объектов и с бюджетом хотя бы в 50 миллиардов рублей до 2016 года – это будет отлично.

Возможно, тогда и сбудутся некоторые из планов правительственных стратегов. Например, просчитано, что к 2016 году средний калининградец ежемесячно будет зарабатывать почти 28 тысяч рублей. Цифра, конечно, приятная. Но это, так сказать, одна сторона медали. Хотелось бы у правительственных «нострадамусов» узнать и о другой – а сколько через десять лет будет стоить, например, проезд в автобусе? Если десять рублей, как и сегодня, то такой зарплате, конечно, можно только порадоваться. Но если – сто? Реальные экономические процессы, как известно, могут сильно отличаться от плановых показателей.

Так что детально планировать будущее области сразу на десять и даже двадцать пять лет, принимая при этом за точку отсчёта нынешнее положение дел, - по меньшей мере странно. Развитие региона зависит от множества факторов. Предусмотреть влияние каждого, конечно, невозможно. Но радует уже то, что власть хотя бы задумалась о выработке некоей долгосрочной генеральной линии, которой должны, по идее, придерживаться все последующие политэлиты.

Вопросы без ответов

Итак, к чему же правительственные стратеги нас призывают? Упор предполагается сделать на два направления. Первое – европейский аутсорсинг. Его суть в том, что область максимально открывается для западных инвесторов, которые размещают на нашей территории свои производства. Тем самым регион встраивается в европейские технологические цепочки. Второе – макрорегиональное лидерство. Здесь предполагается занять первые позиции во всём Балтийском регионе (часть Северо-Запада России, Литва, Польша, Скандинавия, Германия). Точки роста в этом случае известные – судостроение, энергетика, рыбодобывающая отрасль, транспорт, туризм.

У двух направлений есть общие и существенные минусы – инфраструктура, которой, по сути, нет, и практически полное отсутствие грамотных и недорогих трудовых ресурсов. Какой западный инвестор построит у нас свой завод, если до сих пор неизвестно, сколько газа регион будет получать? Аналогичная ситуация и с энергетикой. В правительстве заверяют, что второй и третий энергоблоки ТЭЦ-2 будут построены. Но в таком случае именно они и «съедят» львиную долю поставляемого в регион голубого топлива. Поэтому в качестве подстраховочного варианта в правительственных стратегических документах фигурирует Северо-Западная атомная электростанция, строительство которой может начаться в 2011 году. Но если с энергетикой всё удастся решить (будем надеяться, до мирного атома дело не дойдёт), то проблема трудовых ресурсов никуда не исчезнет (миграционная программа вряд ли существенно поправит ситуацию). За плошку риса калининградские специалисты работать не хотят, материальные запросы вполне на уровне соседних государств. А дорогие рабочие для бизнеса невыгодны. Инвестор лучше в Литве или Польше завод поставит, где цены схожи с нашими, однако гарантии и стандарты – евросоюзовские.

Словом, таких базисных, инфраструктурных вопросов (а ведь есть ещё и международный фактор) – множество. И ответы на них местные чиновники пока дать не могут. Потому что как ни пытаются они быть самостоятельными, очень многое зависит от Москвы. Отбрасывать идею о региональной «эксклюзивности» в дальний ящик – это очень похоже на закрытые при испуге глаза. Источника страха, конечно, не видно. Однако на самом деле он никуда не исчез.

Яйца могут разбиться

Есть и ещё один неоднозначный момент. Создание крупных, системообразующих проектов для достижения того же макрорегионального лидерства – это риск. Нельзя, как известно, хранить все яйца в одной корзине. Если сделать ставку на судостроение и рыбодобывающую отрасль, то экономика всего региона будет зависеть от положения дел в этих сферах. Случись что – яйца могут разбиться.

Идеальным подстраховочным вариантом был бы малый и средний бизнес (преимущественно инновационный). Он более гибкий, не так зависим от кризисов. Малый и средний бизнес в Европе – основа экономики. Инновации – отрасль, приносящая гигантские прибыли. В правительстве понимают, что, делая ставку на мегапроекты, рискуют. «Цели у нас задраны, честно говоря, наглым образом», - заявил министр экономики Феликс Лапин во время недавнего обсуждения стратегических документов с бизнесменами. А после продолжил: «Может, через десять лет макрорегионального лидерства мы и не добьёмся. Но, по крайней мере, будем стараться». Такой подход, конечно, имеет право на жизнь – стремись к невозможному и получишь желаемое. Но только вряд ли стоило называть это стратегией…
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.