Валерий Фролов: «Правительство не считает нужным знакомить нас с госпрограммой»

Валерий Фролов
Глава бюджетного комитета облдумы Валерий Фролов, в последнее время не раз ругавший областные власти за плохое исполнение бюджета, рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru» о том, участвуют ли депутаты в разработке госпрограммы, почему муниципалитетам по-прежнему приходится туго, и что он думает по поводу кадровой чехарды в правительстве области.

— Валерий Витальевич, вы не раз говорили, что Федеральная целевая программа развития области исполняется неритмично, расходы бюджета идут неритмично, и каждый раз ставили это на вид правительству. А дальше что?

— Это не только депутаты, об этом сегодня очень многие говорят, и заместитель полномочного представителя президента по Северо-Западному федеральному округу об этом говорит. И я в электронных СМИ видел, что он совещание даже проводил по этому вопросу. Вообще, безобразие, безусловно, когда миллиарды рублей не осваиваются, повисают в воздухе, объекты не строятся, не сдаются. Мириться дальше с этим нельзя — это, во-первых, а во-вторых, что щеки надувать и радужные планы на будущее рисовать с перспективой увеличения объемов финансирования в рамках новой госпрограммы, если мы даже с этими маленькими объемами не справляемся. А кто ж за нас будет увеличенные объемы-то делать? Нам что, с неба что-то упадет? Ничего не упадет, никто сюда не приедет за нас работать, все мы должны делать.

— Функция депутатов — контролировать исполнение программ. В чем заключается этот контроль?

— А вот приходите, пожалуйста, 20 февраля к нам на заседание комитета, мы будем заслушивать отчет об исполнении областной инвестиционной программы. Вы знаете, что она в большей части своей «завязана» на федеральную целевую, идет софинансирование областного бюджета по объектам ФЦП. Будем разбираться! Потому что на сегодняшний день действительно во многих ситуациях просто не знаешь, как и вести себя. По любому объекту, какой ни возьми, возникает масса вопросов. Вот мы на прошлом заседании заслушивали результаты депутатского расследования по строительству очистных в Багратионовском районе. Группа депутатов, пытаясь разобраться в проекте документа, указала, что должностные лица районной администрации должны быть подвергнуты наказанию за неудовлетворительное исполнение этого проекта. Потому что объект должен быть уже сдан и функционировать, но он до сих пор не сделан. При этом объект находится в ФЦП, финансируется за счет средств, как федерального, так и областного бюджетов. Конкурс проводило конкурсное агентство Калининградской области, стройку ведет заказчик-застройщик казенное предприятие Калининградской области «Отдел капитального строительства» — ОКС. По сути дела, оплату всех выполненных работ ведет ОКС. И если ОКС, видя, что генподрядчик нарушает технологии, завышает объемы, тем не менее, платит, то при чем здесь районные должностные лица, если ОКС как казенное предприятие подчинялось агентству главного распорядителя средств областного бюджета, которое было структурой правительства области.

Давайте возьмем другой объект. У меня в округе летом началось строительство новой школы в городе Полесске. Замечательный проект! Чтобы его заполучить, были предприняты большие усилия. Был проведен конкурс, пришел заказчик-застройщик — тот же ОКС, стройка закипела. На стройке надо забить свайное поле — больше 1000 свай. Работа шла два месяца бойко, но потом 10-метровые сваи стали забиваться на глубину 7 метров, а 3 метра стало оставаться на поверхности, и никаких возможностей забить сваи дальше. Стали разбираться с проектом, он прошел экспертизу, которую проводит государственное областное автономное учреждение «Центр проектных экспертиз». Как они проводили экспертизу, если оказалось, что по геологии грунтов сваи не входят на 10 метров, а только на 7? Пришлось останавливать стройку, опять изучать геологию, в результате опоздание по этому объекту — 2–3 месяца, если не больше. Создается впечатление, что все это основывается на очень поверхностном подходе всех структур, которые обязаны нести ответственность за свою деятельность. Если экспертиза проведена, все нормально, почему приходится после нее переделывать проект? Значит, экспертизу проводили недобросовестные люди — формально отнеслись к этому, поставили свои подписи. И вперед.

frolov_new_10.jpg— Не так давно директора центра проектных экспертиз уволили.

— А я до сих пор не знаю, с какой формулировкой. Может быть, «за хорошую работу»? И в связи с достижением пенсионного возраста? И, может быть, еще и будет награжден? Не знаю. Приказ не видел, не читал.

— Ситуация со строительством школы в Полесске — это одно. Но что касается строительства очистных в Багратионовском районе, депутатское расследование показало не совсем светлые дела со стороны заказчика-застройщика. Вы это вскрыли, придали огласке, а дальше что?

— По стройке в Багратионовском районе, когда еще только решался вопрос о назначении депутатского расследования, я говорил, что ничего там комиссия не расследует. Там все уже давным-давно расследовано, поработал Следственный комитет, и есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поэтому за 3 месяца депутатского расследования комиссия не нашла ни одного нового факта. Они опять подняли старый материал, написали проект постановления о том, что надо результаты разослать в 6 структур, в том числе, во все силовые структуры, и возобновить преследование, чтобы найти все-таки виновных должностных лиц. Но их и искать-то нечего, все находится на поверхности. Другое дело, что там ответственность не уголовная.

— Хоть раз чем-то реальным депутатские расследования заканчивались?

— Их не так много было. Вообще проведение депутатских расследований… Не депутатское это дело. Нет здесь специалистов по следствию. И законодательство вообще решение этих вопросов относит к компетенции специальных органов, где работают профессионалы.

— Но каждый раз вы ставите «на вид», который год говорите о неритмичном исполнении бюджета, но это ничем не заканчивается. В прошлый раз депутаты предлагали отправлять министров в отставку. Вы поддерживаете это предложение, или так и будете дальше «ставить на вид»?

— Нет, я не сторонник того, чтобы брызгать кровью и так далее. Я сторонник того, чтобы каждый занимался своим делом. Если мы, осуществляя контроль, видим недобросовестность каких-то структур, должностных лиц, мы должны сообщить тем руководителям, в подчинении которых они находятся, что они работают недобросовестно. А принятие решения — это уже не наша епархия. Если мы говорим правительству, то такие-то ваши структурные подразделения, должностные лица недобросовестно трудятся, на наш взгляд, то там есть губернатор, который наделен правом и карать, и миловать, и поощрять, и так далее. Поэтому каждый должен заниматься своим делом.

— Фактически сегодня получается, что губернатор не особо прислушивается к областной Думе.

— Ну, в этой ситуации, я думаю, ему самому очень сложно, потому что все понимают, что у нас это уже тенденция, а не отдельные случаи. Эта тенденция началась с 2010 года, и неосвоение средств ФЦП с каждым годом все нарастает в своих объемах и нарастает. Поэтому, как бороться с этой тенденцией… Я не знаю, может быть, та кадровая чехарда, которая на сегодняшний день присутствует у нас в правительстве, может, она как раз с этим и связана, что никак не могут найти порядочных управленцев, которые справлялись бы с этими задачами.

duma_4.jpg

— Все, что творится сейчас со строительством объектов ФЦП, может коснуться и объектов госпрограммы. Может быть, у вас есть предложения на эту тему? Или вы считаете, что этим должна заниматься только исполнительная власть?

— Еще раз повторюсь: 179-я статья Бюджетного кодекса РФ относит вопросы разработки и принятия программ к компетенции органов исполнительной власти, поэтому это святое дело правительства Калининградской области — разработать эту программу. Как оно осуществляет этот процесс? Это тоже его дело, потому что у нас в области нет нормативного акта, обязывающего правительство согласовывать это с областной Думой, общественной палатой, органами местного самоуправления. Уж кто во что горазд. Я понимаю так, что правительство как считает нужным, так и поступает. А правильно или неправильно оно делает, это уже на его ответственности.

— Несколько слов о бюджете на 2013 год. В ходе его обсуждения были достаточно интересные моменты, когда ваш заместитель Алла Войтова предлагала перераспределить деньги, предназначенные на Театр эстрады в Светлогорске и «Корпорации развития Калининградской области». Тем не менее, решение было принято так, как решило правительство.

— Нет, не так, как правительство решило. Как депутаты и правительство. Потому что правительство как разработчик внесло проект, а мы потом создали совместную рабочую группу, на которой достаточно подробно прорабатывали вопрос и смотрели не только популистскую сторону этого решения, но и бюджетно-экономическую. Поэтому мы провели анализ и, кстати, анализ очень глубокий, и пришли к выводу, что на этом этапе прекращать строительство концертного зала будет экономически нецелесообразно. Демонтаж, приведение в порядок строительной площадки потребует не меньших средств, чем, которые уже вложены в этот объект. При этом проект самого этого зала и концепции его функционирования изменены кардинальным образом. Они, на наш взгляд, позволяют говорить сегодня о том, что этот проект имеет право на будущее. Мы консультировались со многими специалистами в этой области, которые подтвердили нам, что проект имеет право на хорошую активную жизнь в дальнейшем в той новой концепции, которая ему придана.

Что касается «Корпорации развития области», то она была создана по опыту и подобию уже созданных в РФ корпораций развития, скажем, Калужской области, Среднего Урала и некоторых других регионов. Мы посмотрели также опыт работы этих корпораций, и увидели, что там тоже есть рациональное зерно. Тем более, то, что первоначально предложили представители Корпорации, оно, в общем-то, так и выглядело, как в той же Калуге. Они сконцентрировались на том, чтобы приобрести земельный участок около 200 га земли в районе пос. Храброво для создания там технопарка, а также две строительные площадки в Советске для строительства стекольного завода и реализации еще какого-то проекта. В принципе, если вплотную заниматься этими вещами, как раз для подобного рода корпораций это нормальная деятельность, которая может принести действительно тот результат, который продекларирован. Другое дело, что мы сейчас, в истекшее время после того, как бюджет принят, пока не наблюдаем довольно ощутимых движений в деятельности Корпорации. Но хотя тут, может быть, можно сделать скидку на то, что зима, и пока подготовительный процесс идет. Но, по крайней мере, в ближайшие два-три месяца будет понятно, что там случится.

estrada_3.jpg— Возвращаясь к Театру эстрады — на него пока не предусмотрены федеральные бюджетные средства, получается, что миллиарды придется тратить из областной казны. Но контракт подписан, нужно начинать строить. За счет кого?

— В этом году выделены средства областного бюджета, 500 млн рублей. На следующий год они также заложены пока в той части бюджета, которая называется «плановый период». Это 1,5 млрд рублей. Но при этом мы выслушали предложение правительства области, которое сводилось к тому, что оно пообещало обязательно включить его в ту программу, которая согласовывается сегодня с правительством РФ, чтобы произошло замещение наших денег на федеральные деньги. Поэтому сегодня туда реально направляется только первый транш в 500 млн рублей, предусмотренный на этот год. Что касается дальнейших расходов, они пока виртуальные, к их обсуждению мы еще не приступали, это будет не раньше октября.

— Понятно, что если вложить в строительство 500 млн рублей, то назад пути уже не будет, нужно будет завершать объект. Не придется ли брать коммерческие кредиты? И что вы думаете в принципе о привлечении коммерческих кредитов, к которым планировало прибегать правительство области?

— Я не думаю, что у нас сегодня появится необходимость в привлечении этих кредитов. По одной простой причине: сегодня у нас и так много денег, которые позволяют нам занимать по гораздо более низкой цене. Вот 2,2 млрд рублей на концепцию развития аэропорта «Храброво», которые мы получили в виде кредита из федерального бюджета под 2,8% годовых. Сегодня, учитывая, что прошло довольно много времени, и пока не найден механизм их реализации, эти деньги используются областным правительством. И брать коммерческий кредит под 12–14% нам не надо, потому что у нас пока есть деньги под 2,8%, и мы можем ими пользоваться. Поэтому мы пока не чувствуем, что Калининградская область ведет опасную политику по отношению к коммерческим займам. Пока 2013 год мы считаем более-менее нормальным. Но мы говорили правительству области при принятии бюджета, и правительство в принципе нас поддерживает, что в дальнейшем заимствования, которые планируется осуществлять по плановому периоду 2014–2015 годов, они слишком велики и очень опасны. Поэтому как виртуальные они сегодня присутствуют. Но когда осенью мы будем рассматривать проект бюджета области на следующий год, там разговор будет более серьезный. Если ситуация к тому моменту никоим образом не изменится, и все, что записано в планах, будет предлагаться правительством области на 2014 год, я не думаю, что правительству будет легко доказать свою правоту в этом вопросе.

— Как может измениться ситуация?

— Сейчас должны решиться два больших события, которые во многом определят дальнейшие события в нашей области. Первое — к апрелю должна быть, наконец, создана некая федеральная структура, дирекция по подготовке к ЧМ-2018. Видимо, этот орган будет заниматься решением всех вопросов. Калининград попал в число городов, в которых будут проводиться игры, значит, будет создаваться специальная программа по подготовке к этому мероприятию. Естественно, она будет наполнена финансовыми ресурсами для возведения не только тех объектов, которые понадобятся непосредственно для игр чемпионата, но и для объектов инфраструктуры, связанных с тем, что сюда приедет значительное число зарубежных и российских гостей. И второе важное событие — это, все же, подготовка госпрограммы, работа над которой сейчас идет.

Сегодня уже некоторые сомнения появились в том, можно ли рассчитывать на действие этой программы в 2014 году. Если, как мы слышали из сообщений СМИ, утверждение программы перенесено на 3 квартал 2013 года, то это уже поздний срок, и при рассмотрении программы в 3 квартале практически у нас нет надежды, чтобы получить средства в 2014 году, тогда она будет финансироваться с 2015 года. Но если, как говорит губернатор, можно будет ее утвердить и в мае этого года, то есть реальная возможность, что она начнет функционировать уже с 2014 года.

frolov_new_3.jpg

— Валерий Витальевич, а вы принимаете участие в разработке госпрограммы развития области?

— Еще раз повторю, 179-я статья Бюджетного кодекса РФ относит вопросы разработки и принятия программ к компетенции органов исполнительной власти, поэтому областная Дума в этом не участвует.

— Депутатов не интересует, что это за объекты?

— Нет, почему не интересует? Наверное, интересует. Просто разработчик не считает нужным, может быть, своевременным оповещать об этом, идет работа над документом.

— Программа ведь будет касаться муниципалитетов, а депутаты Облдумы как раз являются представителями муниципалитетов. Получается, что ваш муниципалитет может рассчитывать на какой-то объект, который может быть включен в программу. Неужели все это решается без ведения муниципальных представителей?

— К сожалению, я вам не могу ответить на этот вопрос, потому что то, как она составляется, кем она составляется — для меня это все становится известным из сообщений СМИ.

— И с проектом вас никто не знакомил?

— Безусловно.

— Если честно, то меня удивляет, почему муниципалитеты не в курсе по поводу объектов госпрограммы. Ведь это серьезное софинансирование, разработка ПСД. Неужели никого не интересует, что в нее хотят включить? Вдруг там окажется масса объектов из 2 тысяч, которые вообще не нужны, а на них придется искать деньги в бюджете.

— Да, конечно, это интересно, что там за объекты, безусловно. Но я не знаю ничего абсолютно и совершенно откровенно вам об этом говорю.

hrabrovo_3.jpg— Если вернуться к бюджетному кредиту, полученному в декабре на развитие аэропорта «Храброво». Новый директор аэропорта сказал, что они рассчитывают на эти средства.

— Понимаете, тоже настолько покрытая мраком тайна, что ничего вам не могу сказать. Единственное, что все знают, что эти деньги «прописаны» отдельной строкой в бюджете на 2012 год, и эта строка называется «взнос в уставный капитал управляющей компании аэропорта «Храброво». Деньги получены. Управляющая компания, это акционерное общество до сих пор не учреждено. Так более того, оказывается, правительство области уже успело внести изменения в концепцию развития аэропорта 20 сентября 2012 года постановлением № 733, и из этой концепции упоминание акционерного общества «Управляющая компания аэропорта „Храброво“» исчезло. Поэтому скажу так: деньги зависли в воздухе. Они есть на счете областного бюджета, лежат в казначействе и используются как оборотные средства, видимо, поскольку я не могу утверждать это на 100%. Видимо, нахождение их на счете позволяет каким-то образом пользоваться ими, потому что нахождение на счете обезличено.

— Но ведь это был целевой кредит?

— Вы же должны понимать, что целевые деньги никуда не пропадают, их невозможно израсходовать на другие цели. Но как оборотные средства их где-то можно позаимствовать на недельку-другую.

— Когда федеральный центр заинтересуется, как мы используем этот кредит?

— Думаю, когда мы сдадим отчет об исполнении бюджета за 2012 год. Это должно произойти где-то в апреле. Вот тогда, наверное, нас и спросят, как мы ими распорядились. Но я могу привести другой пример — деньги на строительство путепровода на Сельме лежат с декабря 2009 года.

— Это была нецелевая дотация, вы сами говорили как-то, что в соответствии с нормами Бюджетного кодекса РФ мы могли бы пустить эти деньги на другие цели.

— Дело в том, что у нас есть протокол заседания у Шувалова, когда было принято решение направить деньги на инфраструктуру Сельмы. Дотация, но оговоренная. Хотя формально вы правы — дотация есть дотация. Но целевые деньги никто не украдет, не волнуйтесь. Если кто-то попытается это сделать, он сядет в тюрьму.

estak_5.jpg— Еще один кредит мы получали на строительство второй эстакады. Калининград так и продолжает выплачивать этот кредит?

— А что, есть какие-то другие варианты? По-моему, даже у людей так принято — если заняли, принято отдавать.

— Но ведь другим муниципалитетам, которые занимали деньги, списали кредиты.

— Вы думаете, это вина муниципалитетов, что они занимали эти деньги? Во-первых, они их занимали не в коммерческих банках, а у областного бюджета. Консолидированный бюджет — это областной бюджет и бюджеты муниципалитетов. Вот когда в областной бюджет отдали кучу денег, а в муниципальном оставили чуть-чуть, что им делать? Идти и просить из областного бюджета. Они не воровали. Эти все объекты должны были строиться. Надо было оставить деньги муниципалитетам, и они бы построили объекты, не занимая их у областного бюджета. Но ни область, ни муниципалитеты в банки не ходили. Все эти траты были за счет бюджета. Это просто бюджетная политика такая — вассальной зависимости бюджетов муниципальных образований.

— Но сейчас ведь политика изменилась, муниципалитетам дали возможность жить без дотаций?

— Ну почему же. Все так же. Вожжи немножко отпустили, дали дополнительный норматив Налога на доходы физических лиц, кому-то стало легче дышать. Но масса резервных средств так и оставлена в областном бюджете. В том числе, программы. Деньги на пошаговые программы лежат в бюджете, а это 100 млн рублей.

Да, действительно, на мой взгляд, это неправильно, когда от консолидированного бюджета 70% составляет областной бюджет, а 30% — бюджеты муниципальных образований. Я бы эту пропорцию изменил в пользу муниципальных образований. Но вот у нас в области принято так. Я смотрел по другим регионам, там примерно такое же соотношение. На мой взгляд, это говорит о недоверии региональных властей муниципальным. Я когда работал в муниципалитете, ощущал это спинным мозгом. Как-то у нас не принято уважать местное самоуправление, рассчитывать на его самостоятельность. Вы посмотрите, какая у нас чехарда кадровая. Впечатление создается, что нечем больше заниматься, кроме как кадры менять, выполняя функции, обозначенные нам во втором конверте.

— Втором конверте?

— Вы не знаете такой анекдот советских времен? Секретарь райкома партии, которого сняли с работы, прощается со своим преемником и говорит: «Вот, я тебе оставляю кабинет, он в нормальном состоянии. Тут сейф стоит. Я тебе кладу три конверта. Когда тяжело станет, ты их по очереди по номерам открывай». Молодой начал работать, но у него что-то все не клеится да не клеится. Думает, что надо совет опытного работника взять. Открывает первый конверт, а в нем написано: «Вали все на меня». И новый секретарь давай говорить, мол, предшественник всю работу завалил, я сейчас работаю, но он сильно завалил… Но все равно дела не идут, пришло время второго конверта. Открывает, а там написано: «Меняй аппарат». Ну, он всех разогнал, мол, бездельники тут одни, никто не работает, один я работаю. А дела-то все равно не идут. Думает, последний конверт остался. Открывает, а там написано: «Готовь три конверта».

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — Виталий НЕВАР и из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.