Николай Мартюшев: «Поддерживая село, государство сохраняет народ»

ЗАО «Побединское» - одно из немногих оставшихся на территории Славского городского округа действующих сельскохозяйственных предприятий. В то время когда в окрестных селах и поселках тихо умирали куда более крепкие хозяйства, бывший совхоз «Побединский», реорганизовавшись в акционерное общество, не только не снизил объемы производства, но и увеличил урожайность, довел надои до пяти тысяч литров молока на фуражную корову, расширял посевные площади. В хозяйстве работает почти каждый третий житель поселка Охотное. Однако выживать акционерам с каждым годом становится все труднее. Почему так получается, рассказал в беседе с нашим корреспондентом Николаем Дмитриевым директор ЗАО «Побединское», не один десяток лет отдавший сельскому хозяйству, Николай МАРТЮШЕВ.


- Николай Васильевич, совхоз «Побединский» и в прежние времена был хозяйством крепким, но рядом находились земли не менее успешных совхозов. В Тимирязево был такой, в Гастеллово… Куда все делось?

- Куда делось – вопрос не ко мне. Хотя, конечно, жаль, что такое богатство растеряли и растащили по кускам. Ведь создавали все десятилетиями, вкладывая в основные фонды огромные народные деньги. Мы не дали разбазарить свой совхоз, только поэтому и сохранили производство, а главное – коллектив – рабочих и специалистов. Сейчас из шестисот человек взрослого населения поселка Охотное 208 работают в нашем хозяйстве, стабильно получают зарплату. Больше того, мы не сократили объемы производства. Напротив, надои довели почти до пяти тысяч литров молока на фуражную корову, урожайность в поза-прошлом году превысила 40 центнеров с гектара. Привожу пример 2005 года, потому что год прошедший не показателен, из-за неблагоприятных природных условий мы не смогли взять того, что планировали. Но это не только наша беда, так сработали все в аграрном секторе. И тем не менее рапс дал больше двадцати центнеров с гектара, зерновые – свыше тридцати. Увеличили мы и производство мяса. А в будущем году планируем расширить посевы под кукурузой на силос (укрепляем кормовую базу), больше будем сеять рапса. И все это – практически собственными силами, без серьезной государственной помощи получаем прибыль, платим людям регулярно зарплату.

- Но хозяйство получает дотации – на мясо, молоко, в полеводстве они тоже предусмотрены…

- Во-первых, с этого года структура дотаций для села изменена. Теперь, скажем, молоко дотируется не на литр произведенной продукции, а на голову скота. Тут мы теряем в деньгах. Во-вторых, производство мяса дотироваться вообще не будет. Не получим мы средств от государства и на закупку семян кукурузы. И это при том, что посевы силосной культуры решили расширить, так как без крепкой кормовой базы на увеличение надоев рассчитывать не приходится. Вот и получается, что рассчитывать опять надо на собственные силы. А ведь они не беспредельны. Тут и подумаешь, на что копейку потратить – на развитие производства или увеличение оплаты труда. А потом нам пеняют, что платим работникам мало. А из каких средств много платить, если все дорожает, а закупочная цена на сельхозпродукцию практически не растет. В позапрошлом году, начиная посевную, мы покупали литр солярки по 7 рублей, в прошлом - уже по цене вдвое дороже. Резина на колесо для МТЗ стоила 2,5 тысячи рублей, а сегодня – почти восемь тысяч. Как крестьянину угнаться за такими ценами?

- Сетования на диспаритет цен между стоимостью сельхозпродукции, с одной стороны, горючего, семян и удобрений и техники - с другой – общее место в любом разговоре о сельских проблемах. Но существует комплекс мер по поддержке аграрного сектора. Есть он и у нашего правительства. А губернатор области на одном заседании так и сказал, что поддерживать надо эффективное производство, а не дотировать банкротов.

- Мы что, по-вашему, банкроты? Результаты хозяйствования говорят сами за себя – не жируем, но и не ходим с протянутой рукой. Однако жить становится нисколько не легче. У нас в «Побединском» средняя заработная плата на работающего – пять тысяч рублей в месяц. Знаю, что это немного, любой охранник в городе больше получает. Но как быть, если платить при всем желании больше не можем? Вы говорите о дотациях. Надо просто привести в разумное соответствие цены на горючее, сельхозтехнику, запчасти, удобрения, с одной стороны, и продукцию сельского хозяйства – с другой, и все встанет на свои места. Мы не раз поднимали этот вопрос, в том числе и на заседании совета по агропродовольственной политике при министерстве сельского хозяйства и рыболовства области. Сумеем отрегулировать цены - сохраним село. Ведь что делается? Рядом с нами – крупный поселок Гастеллово. Там когда-то и хозяйство было неплохое. Где оно сейчас? О нем уже и забывать стали. А ведь в Гастеллово работало несколько сот человек, целые семьи были заняты на сельскохозяйственном производстве. Теперь, к сожалению, многих в поселке нет: кто был покрепче да толковее – подался искать работу в городе, а ведь немало и таких, кто спился, не перенес житейских передряг. К чему я это говорю? Пока будет на селе производство, а значит, и работа, село будет жить. Так что, поддерживая хозяйства вроде нашего, надо иметь в виду, что таким образом государство сохраняет людей. Ведь можно принять много программ по сохранению народонаселения, но если не дать людям работать, то они останутся на бумаге.

- Но без социальной составляющей тоже нельзя. Сегодня село все больше отстает от города, потому молодежь и бежит из деревни. Один руководитель, кстати, очень преуспевающего производства, как-то сказал мне, что за 14 лет его работы в этом хозяйстве ни один выпускник местной школы не захотел остаться на производстве, все подались в город. И это несмотря на то, что «социалкой» там занимаются достаточно серьезно.

- Ну, наверное, все-таки недостаточно… Если вспомнить, то и при социализме село молодежь удерживало с трудом. Но тогда получалось, потому что давали бесплатное жилье – это уже было здорово. А сейчас даже специалисту купить квартиру на селе – не по силам. А ведь это – минимум. Нужно развивать сферу услуг, менять быт людей. Все это требует серьезных капитальных вложений. Вот на это и должно тратить государство деньги. А у нас – наоборот: «социалка» - на акционерном обществе. Мы и школе помогаем, и медпункту, и дороги в поселке ремонтируем… Это не наша забота, но делать приходится. Селу нужна активная социальная политика, а у нас все – по-старому, по остаточному принципу. Чего уж тут ждать перемен? Вначале надо поменять подходы к селу, потом уже ожидать результатов.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.