Как напряжённость между Москвой и Вильнюсом отражается на нашем регионе

Все новости по теме: Соседи
Чем Калининградской области грозит вступление Литвы в Шенгенскую визовую зону? Могут ли соседи из «дружеских» соображений перекрыть железную дорогу в нашем направлении? Почему отношения между Москвой и Вильнюсом заметно «похолодали»? На эти и другие вопросы журналиста «Калининградской правды» Вадима Смирнова ответил генеральный консул Литовской Республики в Калининграде Викторас БАУБЛИС.

- Господин Баублис, прошёл год с нашей последней встречи. Калининградский вопрос в литовско-российских отношениях всё это время звучал постоянно. Причём, к сожалению, далеко не всегда в позитивном контексте. Как вы думаете, почему?

- Не могу сказать, что позитива мало. На мой взгляд, достаточно. Да, конечно, были некие заявления относительно ужесточения калининградского транзита. Но это всё слова. Официальная государственная позиция Литвы незыблема – мы выступали и выступаем за сохранение существующего порядка транзита российских граждан по нашей территории. Никакого ухудшения не произойдёт. Были ещё и пресловутые «ремонты». Сначала Россия начала работы на нефтепроводе «Дружба» и закрыла его для Литвы. Мы, кстати, до сих пор так и не получили официальных объяснений по этому поводу. Хотя недавно я слышал, что «ремонт» вот-вот должен быть завершён. А потом и у нас были заявления по ремонту железной дороги в калининградском направлении…

- Это ответная мера?

- Отвечу вам словами нашего президента Валдаса Адамкуса: «Если для обеспечения безопасности перевозок потребуется ремонт железнодорожного полотна, мы его проведём». Так что не надо думать, что это наш ответный шаг. Я бы не стал так однозначно связывать. Мы всё же соседи, у нас очень много общего. И от этого никуда не уйти. У соседей всегда достаточно точек соприкосновения. Есть среди них и не очень позитивные. Хотя плюсов всё же больше. Недавно, например, наш министр иностранных дел Пятрас Вайткунас был в Москве. А в феврале планируется провести дни вашего региона в Литве – много мероприятий будет в Вильнюсе и, возможно, в Клайпеде. Так что не всё так мрачно.

- Вы приводите одни примеры, но есть и другие. «Фултоновская» речь вице-президента США Дика Чейни в Вильнюсе и призывы западных НПО «разбить кольцо блокады вокруг Калининграда». Завышенные тарифы на транзит грузов в нашем направлении. Неопределённость с последствиями для калининградцев вступления Литвы в Шенген. Шпионское дело, преданное огласке. Перечислять можно долго. Это совпадения или в наших отношениях действительно кризис следует за кризисом?

- Я не буду комментировать речи политиков и призывы различных организаций. Могу только подтвердить политику нашего государства, направленную на добрососедство. Что касается тарифов, то Литва пытается решить этот вопрос уже седьмой год и неоднократно предлагала разные варианты – например, уравнять тарифы в направлении Клайпедского и Калининградского портов по территории Литвы и России для всех грузов третьих стран. Или установить одинаковые базовые и фактические тарифы на Калининград и Клайпеду. Приятно отметить некоторый прогресс в этом вопросе. Россия в прошлом году ввела понижающие коэффициенты для ряда грузов. Литва предоставила скидки и на калининградском направлении. А шпионское дело я бы не стал рассматривать как действительно весомое событие. Конечно, случай неприятный. Лучше бы его вообще не было. Но случилось так, как случилось. В целом же в этой ситуации Литва и Россия повели себя цивилизованно – никаких громких заявлений не последовало.

- Но правило адекватности никто не отменял…

- Засечь, в принципе, можно всякого любознательного гражданина с фотоаппаратом. Но в дальнейшем усилении напряжённости между нашими странами Литва не заинтересована.

- Значит, напряжённость всё же есть?

- Не стал бы называть это напряжённостью… Скорее, недомолвки.

- Они возникли не на пустом месте - источником, вероятно, послужил Северо-Европейский газопровод, пущенный в обход вашей страны?

- Литва, в принципе, с пониманием относится к таким действиям России. Озабоченность вызывает экологическая безопасность этого проекта. Меня, правда, удивляет, как некоторые бывшие страны соцблока начинают просить: «Продавайте нам ресурсы не по таким ценам, а по сниженным». В Литве уже давно покупают нефть и газ по мировым ценам. И это естественно для самостоятельного государства. Почему мы должны требовать для себя каких-то преференций? Хочется лишь главного – энергетическая политика должна быть чёткой, ясной и прогнозируемой. Если нет прогнозируемости, то работать тяжело. И в Евросоюзе в целом такая же точка зрения. Поэтому там сейчас активно ведётся поиск альтернативных источников энергии. Нынешний главный поставщик ресурсов на Запад – Россия. И так будет, наверное, ещё долго. Но вспомните базовые законы экономики: один продавец – это всегда монополия, перекос рынка. Литва планирует войти в единую энергосистему трёх балтийских республик. Потом мы хотим «закольцеваться» на Скандинавию, затем на Польшу. При этом, подчеркну, никто не говорит, что у России надо перестать покупать ресурсы. Но участие в иных энергосистемах повысит нашу безопасность.

- Получается, к столь активным действиям руководство Литвы подтолкнул Северо-Европейский газопровод? Значит, он, наоборот, сыграл вам на руку? Не озвучь Россия планов по строительству СЕГ, идеи о вхождении Литвы в иные энергосистемы оставались бы лишь пустыми разговорами?

- Конечно, активности он придал. Не могу сказать, что именно из-за этого трубопровода Литва начала вести усиленный энергодиалог. Однако свою лепту Россия в него определённо внесла. Мы должны рассматривать разные варианты. Президент Путин, например, говорит: в будущем нельзя исключать, что к Северо-Европейскому газопроводу смогут подключаться иные страны. Почему нет? А может в Калининградскую область всё же протянут ответвление, и газ Литва будет покупать через ваш регион? Нельзя ничего исключать. Но нам надо думать и о себе. Ведь совсем скоро Литва в энергетическом плане окажется в непростой ситуации. У нас, по сути, будет энергопровал – Игналинскую атомную станцию мы к концу 2009 года должны отключить. Однако Литва, Латвия и Эстония уже договорились построить новую – она разместится на нашей территории. Но это случится ещё не скоро.

- А вы знаете об идее регионального руководства разместить на территории Калининградской области атомную станцию примерно к 2015 году?

- Документально, насколько я слышал, это предложение ещё не оформлено. Но мы к нему относимся только положительно. Чем больше в Калининградской области будет источников энергии, тем скорее регион удовлетворит свои потребности. А раз так – появятся излишки, которые можно продать. Причём, полагаю, по приемлемой цене. Ни Россия, ни Литва не ставят для себя задачу отгородиться друг от друга. Литовский бизнес активно работает в Калининградской области. Мы лидеры по объёму иностранных инвестиций. В регионе работает более шестисот компаний с нашим капиталом. Так что мы просто обязаны тесно сотрудничать. Иначе нельзя.

- Вы, наверное, слышали, что областные власти хотят превратить Калининградскую область в макрорегионального лидера. Литву в своё время называли «балтийским тигром» - настолько высоким был рост вашей экономики. Думаете, в нашем регионе то же самое возможно?

- Ну а почему нет? Насчёт макрорегионального лидерства я слышал. И я вам так скажу – прекрасно, что у местных руководителей такие задачи. Лучше жить рядом с богатым и стабильным соседом, чем с обозлённым и завистливым бедняком. За пять лет ваши власти хотят довести уровень жизни до аналогичного показателя в странах-соседях. Прекрасно!

- Да, но вы, наши соседи, не стоите на месте…

- Зато темпы роста у нас разные. По сравнению с Германией мы, конечно, развиваемся семимильными шагами. Но зато уровень жизни там в два-три раза выше, чем у нас. То же самое и по отношению к Калининградской области. У меня есть данные по итогам 2005 года. ВВП в Литве на одного человека – шесть тысяч евро. В вашей области – вдвое меньше. Средняя зарплата у нас – четыреста двадцать евро, а у вас – двести тринадцать. Короче, есть к чему стремиться. Хотя если сравнивать по объёму прямых иностранных инвестиций на человека, то здесь иное соотношение – на калининградца по пятнадцать с половиной евро, а на литовца – тысяча шестьсот…

- Но Литва – самостоятельное государство, имеющее доступ к мощным ресурсам всего Европейского союза. А Калининградская область, напомню, это один из регионов России…

- Это понятно. Скажу вам откровенно – недавно во время очередных переговоров я поймал себя на мысли, что рассуждаю о регионе как о государстве, употребляя термин, например, «литовско-калининградский». Безусловно, вы - часть большой страны, это никем не может быть поставлено под сомнение. Но специфика наших отношений такова, что мы очень близки друг с другом. Иногда бывает так: на региональном уровне знаешь, как решить ту или иную проблему, а как начинаешь обсуждать на государственном – там уже иное понимание вопроса…

- Что вы имеете в виду?

- Ну вот, например, грядущее вступление Литвы в Шенген. Вы ведь наверняка хотели меня об этом спросить, так я вас опережу. В конце этого или в начале следующего года Литва присоединится к визовой зоне. И калининградцев я, к сожалению, обрадовать ничем не могу. Сейчас литовские визы для жителей региона бесплатны. А после нашего вступления гражданин, например, Белоруссии должен будет заплатить шестьдесят евро, а россиянин, в том числе и житель Калининградской области, – тридцать пять. То есть с точки зрения граждан всей России это – плюс. А для вашего региона – минус. Ведь калининградцы привыкли, что в соседние государства визы всегда были бесплатными.

- Да, вы, прямо скажем, нас не обрадовали. Но как же так – Литва всегда твердила, что она адвокат Калининградской области в Европейском союзе…

- Тут дело не только в нашей позиции. Мы бы рады сохранить существующее положение. Однако есть иной уровень – между Россией и Евросоюзом в целом. И требование о переходе на платные визы указано в соответствующих совместных документах. Мы же со своей стороны добились, что система транзита граждан после вступления Литвы в Шенген остаётся неизменной. Конечно, для нас введение платных виз тоже не очень радостное событие. Нельзя исключать, что наш туристический бизнес понесёт потери – раз в Ниду или Палангу будет не так просто попасть как сейчас, то потенциальный турист отправится отдохнуть в иное место.

- А будет ли на литовские визы распространяться правило первого въезда?

- Конечно. Если вы получите нашу визу после вступления в Шенген, потом побываете в Литве, то после этого сможете по этой же визе путешествовать по всей Европе. Это одна из преференций, которые, надеюсь, смягчат обострение визовой ситуации. Ну и конечно, на льготных условиях въездные документы смогут получать некоторые категории россиян – учёные, спортсмены, студенты, бизнес и прочие. Возможно, когда-нибудь виз не будет вовсе. Но пока – порядок такой, и не надо драматизировать.
Источник: Калининградская Правда

Эта земля была нашей

Главный редактор Алексей Милованов о серьёзном дефиците желающих видеть нашу область своей — даже на 71-м году её современного существования.