Когда калининградская часть Куршской косы будет похожа на литовскую?

Совсем недавно Куршская коса стала особой туристско-рекреационной зоной. Региональные чиновники не устают расписывать преимущества этого статуса - толпы туристов, мол, так и ждут, чтобы приехать и отдохнуть в Калининградской области. Областные власти говорят, что нашу «турмекку» будут «лепить» по образу и подобию литовской части косы. Сделаем, мол, «как у них», тут отдыхающие и понаедут. Что об этом думают соседи? Обращались ли к ним наши чиновники за опытом? И реально ли калининградский национальный парк сделать туристическим раем? Об этом журналист «Калининградской правды» Вадим Смирнов побеседовал с директором литовского заповедника «Куршская коса» Аурелией СТАЦИКЕНЕ.

- Аурелия, наши чиновники, решив превратить Куршскую косу в главную приманку для туристов, хотят использовать ваш опыт в качестве образца. Сколько лет понадобилось Литве, чтобы так всё облагородить на своей части косы?

- О, очень много. Десятилетия. Причём не только в новое время. Не обижайтесь, но и раньше, до независимости, на нашей стороне внимания к косе всегда было больше. То, что мы имеем сейчас, – это результат, наверное, последних двадцати лет.

- А сколько это стоило литовскому бюджету? Или вы активно использовали гранты от Европейского союза?

- Да, гранты мы получаем постоянно. Даже сейчас на косе идут два крупных проекта. Например, продолжаем укреплять авандюну на всём побережье до Паланги. На это мы получили около пяти миллионов литов. Недавно занялись очисткой питьевой воды, в ней слишком много железа. Так что проекты у нас разные. Средняя сумма инвестиций? Пожалуй, около трёхсот тысяч евро. А всего за последнее десятилетие на развитие парка из разных источников мы получили около пятнадцати миллиардов литов.

- В рублях это в десять раз больше… Мы со следующего года как манны небесной ждём полтора миллиарда федеральных рублей на инфраструктуру на косе. Вот вы говорите, что у вас питьевая вода железом отдаёт. А у многих наших «косовцев» даже такая вода не всегда в кране есть!

- Я не думаю, что вода – это главная проблема. Её можно достать – на косе много источников, они не очень глубоко. Трубы, инфраструктура и прочее, конечно, важны. Но главное – это люди, их отношение к тому месту, где они живут, отдыхают и куда собираются приглашать гостей. Я часто бываю на вашей стороне косы, вижу прекрасные, удивительно красивые места. Но иногда наблюдаю такие сцены… Недавно видела, как со старого, когда-то очень красивого дома сдирали старинный декор. Он был уникальный, в стиле сецессион. И вместо декора дом обшивали безликими пластиковыми дощечками! Я была в шоке! Вот о чём надо вести речь. О том наследии, которое у вас есть, о том, как важно его сохранить. У людей должно быть чёткое понимание этого.

- Безликие пластиковые дощечки у нас называются евроремонтом. Таких домов на вашей стороне косы, например, в Ниде, я не припомню…

- А у нас в этом смысле очень жёсткие ограничения. Все строения должны быть выдержаны в этностиле - обязательно из дерева, с крышей из глиняной черепицы. Даже стеклопакеты нежелательны. Здания выше десяти метров строить нельзя.

- У нас есть такая поговорка, что если нельзя, но очень хочется, то можно. А вдруг к вам придёт состоятельный литовец и решит построить в Ниде свой дворец? Придёт, конечно, не с пустыми руками…

- Нет, исключено, у нас не может быть зданий, которые не вписываются в ландшафт. Вот у вас такие есть. На российской части парка много особняков, которые могут быть построены, в принципе, в любом ином месте – то есть они не уникальны, в них нет духа Куршской косы. Мы этого стараемся не допускать. Насчёт частной застройки у нас очень активно себя ведёт генеральная прокуратура. На новых, так сказать, «диких» участках земли строить вообще ничего нельзя. В судах сейчас находятся около тридцати дел, направленных на снос уже построенных на косе зданий. Мы понимаем, что Куршская коса – это особое место. Она у нас такая одна.

- Коса – особое место и в материальном плане. Раньше отдых в парке был по карману далеко не каждому литовцу. А как дело обстоит сейчас?

- Нида и прочие городки – дорогие места. Если два человека решат провести ночь у нас, то пусть готовят примерно триста пятьдесят литов, то есть сто евро. За такую же цену, в принципе, можно переночевать и в Париже. Но люди всё равно к нам едут. Причём количество литовцев растёт. Они даже теснят туристов из Германии, которых раньше было большинство. Всего в год мы принимаем примерно два с половиной миллиона отдыхающих.

- Коса, конечно, красивое место – сосны, море, залив… Но что делать туристам, если погода испортилась? Где им провести своё время? Наши чиновники на этот случай подумывают над строительством на косе СПА-центров, аквапарков и даже казино…

- Нет, никакого казино у нас быть не может! Исключено! Аквапарк наши муниципальные власти тоже хотели сделать. Но потом всё же поняли, что аквапарк на берегу моря – это, согласитесь, как-то странно. Зачем искусственные водоёмы, если есть целая Балтика? До войны на нашей территории парка были горячие источники. Рядом с каждым стоял маленький санаторий, где люди могли поправить здоровье, - там процедуры были особенные, с использованием, например, горячего песка или горячих сосновых иголок. И вот это мы хотим возродить – такие санатории были бы уместны. У нас есть много развлечений для туристов – можем даже рыбалку на старинных лодках-куренах организовать. Ну а насчёт плохой погоды… Те, кто у нас отдыхает, знают, что коса прекрасна и в дождь, и в жару, и в шторм. Каждый раз в ней открывается что-то новое, притягательное.

- Вы, чувствуется, любите косу. Как думаете, сколько времени понадобится, чтобы сделать из нашего парка «конфетку» не хуже вашей?

- Наверное, лет десять, не меньше. Повторю – главным здесь будет не вложение денег в трубы и краны, а отношение людей.

- Учитывая, что турзону мы собираемся делать по литовскому образцу, кто-то из Калининградской области уже обращался к вам за опытом?

- Нет. В своё время я предлагала свои услуги – я ведь профессиональный архитектор и вполне могу даже генплан вашей части парка разработать. Однако интереса никто до сих пор так и не проявил.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.