Долгая дорога к дюнам

Как включить в международные туристические водные маршруты нашу область, исторически расположенную на перекрестке этих самых маршрутов? Над этим вопросом уже не первый год ломают голову в регионе. Вновь проблема обсуждалась на "круглом столе", который провело правительство области совместно с представительством МИД России в Калининграде, мэрией города и представителями муниципалитета Клайпеды.

На встрече речь шла о развитии водного туризма в Куршском заливе. Итогом многолетней партнерской работы соседей в этом направлении должен стать, как минимум, водный туристический маршрут Клайпеда-Калининград. Практически же до его реализации еще очень и очень далеко.

Дело в том, что все судоходство в России регламентируется Кодексом внутреннего водного транспорта РФ и Правилами плавания по внутренним водным путям РФ. Эти документы запрещают судам под иностранным флагом вхождение в наши внутренние воды. Изменить все это можно только в Москве при доброй воле различных ведомств (включая погранслужбу, ФСБ, таможенников и другие структуры) и путем согласования единого документа.

Проект такого межправительственного соглашения, которое разрешило бы литовским судам плавание по внутренним водным путям области, а российским судам - в северной части Куршского залива, имеется. Однако оно до сих пор не подписано федеральными структурами. Представителей погранслужб, которые могли бы рассказать о том, что делает их ведомство для того, чтобы ускорить процесс, на "круглом столе" не было. А жаль.

Литовцы же представляли нам проект "Морской тур", который они уже опробовали, организовав несколько поездок на пароходе по маршруту Клайпеда-Нида. Но им тесно в Куршском заливе. Логично продлить маршрут хотя бы до Рыбачьего. Но пока об этом остается лишь мечтать.

Осенью 2005 года автору этих строк довелось участвовать в трехдневном плавании вместе с литовцами на яхте по каналам Полесского района и Куршского залива. Наши гости просто не находили слов, пытаясь выразить восторг от того, что они увидели. Мало того, что сама коса богата на достопримечательности (дюна Эфа, высота Мюллера, орнитологическая станция чего только стоят!). У нас есть еще такие уникальные малоизученные места, где далеко не каждый калининградец бывал или хотя бы слышал о них.

К примеру, Эльхвальд - так назывался у немцев заповедник, который частично занимал территории нынешних Полесского и Славского районов и Куршской косы. Здесь есть что посмотреть: севернее Полесска, на берегу залива, в черноольшаннике, расположена колония бакланов из шести тысяч пар. Те туристы, которые смогут подойти к берегу с залива, будут наблюдать этих птиц в их естественной среде обитания. Гнездятся в болотистых местах и черный аист, и орлан-белохвост, подорлик, скопа и множество других редких птиц. Где еще туристы - и наши, и европейские - смогут увидеть низинные торфяные болота в их первозданном виде, надышаться чистейшим воздухом, порыбачить, понаблюдать всю эту невзволнованную жизнь!

- Вы - очень богатые, если можете позволить себе роскошь не развивать туризм в таком удивительном уголке, - сказал мне один из литовских яхтсменов.

На самом деле мы тоже уже не можем себе этого позволить. Мы ведь лидеры в Прибалтике по количеству неохваченных цивилизацией водоемов. С одной стороны - хорошо: хоть какие-то места в области остаются пока незагаженными. А с другой - какие доходы от туризма теряем!

У соседей - иная картина. Например, лишь один лайнер пять раз за минувший год привозил в Клайпеду на своем борту по две тысячи туристов. Другой сделал несколько заходов, оставляя по тысяче пассажиров. И это далеко не все океанские суда, швартовавшиеся на причалах наших соседей в прошлом году.

А литовцы продолжали сыпать соль на раны: мол, в погожий день у берегов Клайпеды яхтам тесно. На косе вдоль берега строятся отели и причалы. Число туристов растет день ото дня. Хождение под парусами становится все популярнее на западе, осваиваются все большие пространства, а значит, нужны места захода. Ведь до нас - рукой подать: 40 миль до Фромборка, 60 - до Гданьска и Гдыни, 90 - до Клайпеды, 180 - до Карлскруны, 400 - до Киля. И при этом карта Калининградской области в яхтенном мире - сплошное белое пятно. Где можно пришвартоваться, и можно ли вообще к нам идти? Внятных ответов на эти вопросы западные яхтсмены пока не получают.

К слову, в Польше создание парусного флота возведено в ранг государственной политики. И в итоге грамотных действий властей детские яхтенные школы теперь есть в каждой прибрежной деревушке. Сегодня на Мазурских озерах 25 тысяч яхт, а Польша обладает одним из крупнейших яхтенных флотов Европы, не являясь, по сути, богатой страной. Поляки научились строить яхты в складчину. Чтобы ходить под парусом, они, в отличие от нас, объединяются. А мы умудрились разрушить то, что создавалось уже советскими яхтсменами на территории области 50 лет назад. Оттого у нас сегодня в области не наберется и сотни яхт.

Слушать все это было довольно грустно: соседи говорили об уже сделанном, а мы - о своих планах. И даже не на этот год. Начальник отдела туризма министерства промышленности правительства Марина Друтман рассказала о нашем проекте "Куршская коса", который вошел в число семи туристско-рекреационных зон в России. А значит, на его реализацию выделят очень серьезные деньги: полтора миллиарда рублей из федерального бюджета и 300 миллионов рублей - из областного. В рамках проекта предполагается строительство и двух яхтенных портов - в Зеленоградске и Рыбачьем. Но финансирование откроется только в 2008 году.

Литовцы пытались объяснить, ссылаясь на свой опыт, что начинать можно и без больших денег: достаточно в Рыбачьем поставить пластиковый "сэндвич" для пограничников в рамках упрощенного перехода границы. Да к тому же там есть уже причал для маломерных судов, построенный на средства ТАСИС. "Обработать" туристов одного лайнера можно за час. Но, видно, мы пойдем другим путем.

Впрочем, представитель МИД РФ в Калининграде Сергей Безбережьев заверил всех, что "процесс движется - поменялись только акценты продвижения". Марина Друтман добавила: "Если нет видимых результатов работы, то это не значит, что правительство не работает". Но, между прочим, сдвинуть дело можно и "снизу": есть же пример Правдин-ска! Его власти смело пошли на приступ барьеров, возведенных в советское время между двумя соседними государствами. И глава райадминистрации Владимир Бакалин "открыл" российско-польскую границу там, где появление гражданского человека и сейчас считается целым событием, - на реке Лына-Лава. Причем открыл (можно и без кавычек) не только реку для международных сплавов, но и заброшенную дорогу через границу - для велопробегов. Что сделать было чрезвычайно трудно: для пересечения границы в таком медвежьем углу нужны разрешения самых высших инстанций, в том числе и московских. Но капля камень точит. И правдинцы точили его с завидным упорством.

А завершился "круглый стол" все же на оптимистичной ноте.

- Я услышал то, что давно хотел услышать: будет финансирование российской стороны яхтенных портов. Значит, есть надежда, что дело сдвинется, - сказал корреспонденту "РГ" вице-мэр Клайпеды Видмантас Плечкайтис. Что ж, будем надеяться и мы.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.