Какими будут отношения между Польшей и Калининградом

Все новости по теме: Соседи
В апреле этого года в рамках широкой презентации Калининградской области в Польше намечено провести и очередное заседание российско-польского совета по сотрудничеству нашего региона с воеводствами соседней республики. Проходным и формальным это мероприятие никак не назовешь. Во-первых, в большинстве из 12 комиссий совета с обеих сторон поменялись руководители, и работа там только налаживается. Во-вторых, уже на март запланировано открытие прямого почтового сообщения между Калининградом и Варшавой (пока оно осуществляется через Москву) - и это станет одной из самых первых важных акций обновленного совета.

К этому стоит добавить, что в последнее время, по мнению аналитиков, в российско-польских взаимоотношениях по разным причинам наметился некий холодок. А для нашего края, стремящегося развивать партнерские связи с соседними приграничными территориями, это крайне нежелательно. Как же идет подготовка к восьмому заседанию российско-польского совета? С таким вопросом журналист «Калининградской правды» обратился к представителю нашей области в Республике Польша Юрию Рожкову-Юрьевскому.

- Вы правы, организовать работу комиссий, подготовить заседание и другие мероприятия действительно очень важно, - согласился Юрий Донатович. – Но в данный момент, признаюсь, еще и другим вопросом занимаюсь. Срочно пытаюсь помочь двум шведам, которые из-за сильных туманов не смогли долететь из Варшавы в Калининград.

Из-за непогоды в середине прошлой недели, как известно, отменялись многие авиарейсы. Под угрозой были планы сотен, если не тысяч людей. В такой ситуации оказались и два шведских подданных. Один из них, Улоф Горг, спешил в наш край не ради праздного любопытства. В четверг утром предполагался отход из Калининграда в Антверпен судна под нидерландским флагом «Франциска». А Горг, его капитан, в среду вечером не знал, как ему «рассеять туман» и добраться в Калининград из Варшавы.

В состоянии, близком к отчаянию, пребывал и другой швед – Рольф Карлсон. Ему надо было успеть на мероприятия, связанные с реализацией в Калининграде и Зеленоградске одного из проектов, финансируемых по линии Евросоюза.

За помощью шведы обратились к полякам. А те, в свою очередь, связались по телефону с Рожковым-Юрьевским, находившимся в то время в Калининграде.

- Вечером мне был звонок из Гданьска от моего коллеги Михала Пастора, - стал рассказывать представитель нашей области в Польше, когда автор этих строк, перезвонив уже в конце минувшей недели, попросил его поведать о подробностях истории «в тумане неурядиц» и ее итогах. – Он от имени главы дирекции международного департамента администрации Поморского воеводства Кристины Врублевской передал просьбу – сделать все, что возможно в такой ситуации.

Сложность, по словам Юрия Донатовича, была в том, что ему позвонили из Гданьска за час до окончания рабочего дня. На территории Польши тоже был туман. И можно было лишь гадать, посадят ли в аэропорту Гданьска самолет рейсом из Варшавы и произойдет ли это вовремя.

Другая проблема заключалась в том, что из Гданьска поздно вечером в Калининград уже не было никакого транспорта. К тому же оба шведа не говорили по-русски, и не было шансов, что потенциальный водитель, даже если удастся срочно найти в Калининграде желающего съездить за ними в Гданьск и подзаработать, сможет их понять.

Все это понимали и в Гданьске, и в Калининграде. Ситуация была из разряда «форс-мажорных». Но если нельзя, но очень хочется, то, как известно, можно. Шведы перебронировали билеты. И на полную катушку в среду вечером заработал «телефонный мост». Рожков-Юрьевский связался с одной из калининградских турфирм, сотрудники которой нашли водителя-частника. После того, как его убедили в том, что шведы в любом случае оплатят калининградцу все затраты, включая те, что, возможно, потребуются ему на гостиницу в Гданьске (если рейс будет откладываться), водитель направился в Польшу. По-английски он не говорил. И чтобы его узнали шведы, на ходу сделал табличку, текст которой – опять же по телефону – сообщили Горгу и Карлсону.

Тем, в свою очередь, стало везти. Самолет из Варшавы приземлился в Гданьске, о чем Рожкова-Юрьевского известил его польский коллега Пастор. Шведы встретились с калининградским водителем.

- Но на этом, знаете ли, все не завершилось, - улыбаясь, продолжил Юрий Донатович. – Ведь пассажиры и водитель друг друга не понимали. Куда конкретно ему их везти в Калининграде ночью? И пришлось снова перезваниваться. Выяснилось, что капитану нужно в торговый порт, а его спутнику – в гостиницу «Москва». Но, в конце концов, все успели. Судно ушло в Антверпен со своим капитаном. Не прошло впустую и мероприятие по линии Евросоюза. А там и туман рассеялся.

С подобными форс-мажорными ситуациями, как сказал представитель нашей области в Польше, ему приходится периодически сталкиваться.

- Не скажу, что очень часто, но бывает, - заметил он. – Вот, допустим, не так давно помогал нашему рыболовному экипажу, возвращающемуся из Намибии. Они сели в аэропорту в Варшаве. За ними прислали автобус, а у них виз нет. И не знали, что делать. Пришлось вмешаться, подсказать. В итоге они, не выходя из аэропорта, вылетели рейсом на Калининград.

- А насколько реально открытие прямого почтового сообщения между Калининградом и Варшавой? – поинтересовался я темой, затронутой в нашем телефонном разговоре о деятельности российско-польского совета.

- «Форс-мажоры» позади, сейчас этим вплотную и занимаемся. Это же непорядок: из Багратионовска в Бартошице, между которыми километров пятнадцать, знакомые отправляют письмо или бандероль, и те через Калининград, Москву, Варшаву идут не менее двух недель, а чаще гораздо дольше. Вопрос с прямым почтовым сообщением нужно было согласовать с правительством РФ, нашим МИД, Федеральной таможенной службой, польскими властями. Но, полагаю, что совсем скоро, в марте, организуем его. Совсем уж не решаемых вопросов нет. Все реально. Даже сильный туман не является непреодолимой преградой, верно?
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.