Георгий Авагимян: "Не надо путать сельхозпредприятие с заводом"

Странная ситуация сложилась – чиновники рапортуют о реализации программы развития АПК, а в традиционно аграрных районах пустеют и вымирают целые поселки. Где-то строят современные агрокомплексы, а в нескольких десятках километров от них хозяйства, пережившие всевозможные реформы и эксперименты, едва сводят концы с концами. Говорят, существует установка – поддерживать высокоэффективных товаропроизводителей, но не говорят, что делать с теми селами и поселками, где и работать-то скоро будет некому.

О том, как сегодня живет и выживает село, размышляет руководитель сельскохозяйственного производственного кооператива имени Суворова, почетный гражданин Озерского района, депутат районного совета Георгий АВАГИМЯН.



- Не знаю, кто первый назвал село «черной дырой», но этот ярлык к нему приклеился прочно и надолго. Такая несправедливость покоробит кого угодно. Какая же мы «черная дыра», если дали стране столько умных голов, толковых и энергичных работников? А наша армия? Она ведь теперь тоже держится практически на сельских ребятах, которые служат Родине верой и правдой. Говорят, что такое определение дали селу из-за того, что в свое время сюда направляли безграничные ресурсы, которые не давали отдачи. Не знаю, лично я, проработав в сельском хозяйстве не один десяток лет, этого богатства не видел. А если что и получали – все шло в дело. Было время, когда на селе и технику закупали, и фермы строили… Так это все до сих пор у нас в производственном кооперативе работает, мы ничего не разбазарили, не дали разворовать. Больше того, когда вокруг начали рушиться хозяйства, мы взяли под свою крышу несколько развалившихся колхозов, а это – не один десяток рабочих. Худо-бедно, но дали людям работу.

Но вот что обидно – время идет, а жизнь на селе легче не становится, не видно перемен к лучшему. Если что и меняется, так это цены на горючее, энергоресурсы, которые растут не по дням, а по часам. А вот закупочные цены на сельхозпродукцию практически не поднимаются. Литр молока в несколько раз дешевле литра дизельного топлива, а мясо если и продашь, то денег за него ждешь по три-четыре месяца. Продать свою продукцию для нас – большая проблема, а прилавки магазинов завалены импортным мясом.

Другая беда села – кадровая: молодых механизаторов и доярок в хозяйстве почти не осталось. Кто по возрасту ушел на пенсию, а кто подался в город.

Более двадцати пяти лет работает у нас на ферме дояркой Галина Дмитриевна Виноградова, а в поле и того больше трудится ее муж Николай Егорович Виноградов. Замечательная семья – труженики. На них, как говорится, село держится. Слова благодарности хочется сказать Гороховым, Мухиным, Кобзарентий, Владимиру Семенову, Виктору Швингу, Владимиру Беднову, Юрию Лебедеву, Игорю Луневу и многим другим. Но все они – люди уже в возрасте, вот-вот уйдут на пенсию, а кто их заменит?.. Нет людей – нет производства, а значит, село не имеет перспективы. Звучит горько, но это – чистая правда. Чтобы остановить этот развал, надо вкладывать серьезные деньги в сельскую инфраструктуру – строить дороги, предприятия по обслуживанию населения, практически заново возрождать очаги культуры. Я 18 лет руковожу хозяйством. Так вот – за первые пять лет построил 30 квартир для сельчан, а за последние тринадцать – ни одной. И не потому, что нет потребности, нет возможности. Но тогда было другое время, и руководитель хозяйства отвечал за инфраструкруру села – и жилье строил, и детские сады открывал. Теперь – не так. Но и хозяина на селе не стало, отсюда и запустение. Один мой знакомый, бывая на центральной усадьбе нашего кооператива – в Олехово, возмущается, что по селу уже нельзя проехать – главная улица – ухаб на ухабе. Знаю, что замечание справедливое, но что поделать, ведь строить и ремонтировать дороги – это забота регионального бюджета, а не сельхозпредприятия. И таких поселков, как Олехово, у нас в хозяйстве еще одиннадцать, и почти всюду - одна и та же беда.

А возьмите объекты соцкультбыта, как их называли когда-то. Что имеем? Детский сад, школа, детский приют, четыре медпункта… Даже бани нет. Я уже не говорю о таких радостях городской жизни, как парикмахерская или косметический салон. Почему все это есть в районном центре, а у нас нет? Почему наши женщины не могут себе позволить сделать красивую прическу, а горожанки могут? Вопрос, наверное, риторический, но за своих земляков обидно, ведь и труд на селе потяжелее городского, и рабочий день длиннее, а главное – наши сельские жители ничем не хуже горожан.

Говорят, чтобы что-то изменить, надо сделать село другим – более индустриальным, на смену небольшим фермам должны прийти крупные животноводческие комплексы… Тогда увеличатся объемы производства, возрастет эффективность труда. И такие суперфермы уже строят. Но я, бывая за границей и в Германии, и Дании, видел и крупное производство, а рядом - небольшие фермы – они мирно сосуществуют, и никто на них не покушается, никому они не мешают, а государство, дотируя сельскохозяйственное производство, поддерживает такие мелкие хозяйства так же, как и крупные, потому они и эффективны. Село – это ведь не просто производство молока, мяса или зерна. Это прежде всего своеобразный уклад жизни, пусть неспешный, размеренный, но сложившийся многими десятилетиями. И его нельзя разрушать. А нас хотят приравнять к заводу, организовать поточное производство. Так вряд ли получится. И действовать здесь надо очень осторожно.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.