Министру экономического развития и торговли РФ Герману Грефу удалось добиться едва ли не исторического прорыва в наших отношениях с Евросоюзом на сложнейших переговорах в Брюсселе

В минувшую пятницу министру экономического развития и торговли РФ Герману Грефу удалось добиться едва ли не исторического прорыва в наших отношениях с Евросоюзом на сложнейших переговорах в Брюсселе.

В "баталиях" с комиссаром ЕС по торговле Паскалем Лами достигнут впечатляющий прогресс по всем направлениям: это и присоединение России к ВТО, и место России рядом с расширяющимся Евросоюзом, и прекращение бесконечных преследований наших товаров в Европе. Однодневному визиту Грефа в "столицу Европы" предшествовали четырехдневные консультации ювелирной сложности заместителя министра и нашего лучшего переговорщика -экономиста Максима Медведкова. В результате позицию ЕС удалось развернуть от крайней агрессивности на 180 градусов.

Греф не скрывает оптимизма: если еще в четверг, по словам министра, между Россией и ЕС была "бездна противоречий", то теперь их список умещается "на одной странице".

Разберем успехи по пунктам. ВТО: Греф уверенно говорит, что двусторонние переговоры с Европой, главным "спорщиком" и главным торговым партнером России (54 процента товарооборота), завершатся уже в этом году, что, учитывая лояльную позицию США, практически гарантирует присоединение нашей страны к Всемирной торговой организации в начале 2005 года.

В вопросах движения товаров неурегулированными остались всего два пункта: торговля автомобилями и самолетами. Правда, есть еще некоторая неясность в сельскохозяйственных вопросах, но наши переговорщики дают понять, что это отныне не проблема. В сфере услуг остались нерешенными 7-8 пунктов, среди которых - доступ иностранных компаний на наш финансовый и телекоммуникационный рынок. Среди проблем больше не фигурирует страховой рынок, а это значит, что Россия и в самом деле намерена запустить в страну, на определенных условиях, иностранных страховщиков. Рядовые граждане, аплодируйте: скоро вы сможете страховать свои жизни и имущество в иностранных компаниях, не покидая России. Самый "страшный" вопрос о "слишком дешевых" российском газе и электроэнергии подчеркнуто вынесен за скобки, что само по себе есть косвенный сигнал: Европа "прогнулась" и вполне довольна уступками, сделанными нами в других областях, в той же страховой.

Антидемпинговые процедуры: Греф дал понять, что стороны нашли взаимопонимание по всем остро поставленным Россией вопросам. Так, касаясь торговли сталью, министр сказал: "По большому счету, мы все проговорили, есть одна спорная проблема, которую, надеюсь, мы также решим". Сталь, напомним, была самой спорной торговой темой.

Судьба Калининграда после расширения ЕС остается, наверное, самой сложной из оставшихся тем. Однако Греф и тут сообщил, что, хотя на финишную прямую выйти не удалось, Россия впервые заставила ЕС признать, что ее требования не являются абсурдными и чрезмерными, и хотя к конечному результату в пятницу стороны не пришли, "в долгосрочной перспективе", подчеркнул министр, "вопрос будет решен в рабочем порядке". Разрубить калининградский узел одномоментно не удается потому, что палки в колеса вставляет брюссельская бюрократия: за расширение ЕС отвечают несколько подразделений, и, чтобы не переговариваться со всеми, Греф попросил Паскаля Лами стать координатором процесса, на что Лами легко согласился.

Оставшиеся противоречия решено "добить" в конце мая, когда, как объявил Греф, состоится очередной саммит "Россия-ЕС". Саммиту будут предшествовать два раунда промежуточных переговоров, в марте и конце апреля, с тем, чтобы в мае "достичь максимума на политическом уровне", подчеркнул министр.

Чтобы оценить степень прорыва, достаточно почитать европейские газеты, вышедшие в день переговоров. Все требования России излагались непременно с приставкой "якобы" (например, "Россия якобы теряет от расширения ЕС..."), предложения нашей страны подавались как абсурдные и особо указывалось, что Россия не имеет права разговаривать с Европой на равных, пока она не вступила в ВТО. Вырисовывался порочный круг (ведь вступление в ВТО также зависит от позиции Евросоюза), что с вероятностью в 99 процентов привело бы к провалу переговоров, как это уже случилось в прошлом году, когда Греф вернулся из Брюсселя ни с чем. Но с тех пор случились три важные вещи. Во-первых, римский саммит ЕС, на котором Европа, под впечатлением от обаяния Президента РФ Путина, выказала намерение строить с нами единое экономическое пространство. Во-вторых, успехи России по интеграции на постсоветском пространстве. В-третьих, накопление опыта переговоров: посланный "разведать почву" Медведков еще до приезда шефа снял львиную долю проблем. Конечно, трубить в фанфары явно рано: европейская бюрократия не раз демонстрировала разрыв между договоренностями на высшем уровне и действиями по конкретным вопросам. Но можно уверенно говорить, что в мае Россия и ЕС окончательно прекратят "бодаться" и начнут строить то самое единое экономическое пространство, которое лет через 10 может стать сильнейшим противовесом как американскому, так и китайскому "полюсам" в современном мире. То, что сама Россия получит при этом мощнейший импульс к развитию собственной экономики, пояснять, наверное, не надо.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.