Что будет с Калининградом после вступления Польши и Литвы в Шенгенскую зону

Все новости по теме: Калининградский транзит
Трудности с выработкой нового соглашения между Россией и ЕС отодвинули на второй план «калининградскую проблему», возникшую после вступления в Евросоюз Польши и Литвы. Однако временный компромиссный вариант разрешения «калининградского вопроса», найденный в 2002 году, перестанет действовать после того, как Польша и Литва вступят в Шенгенскую зону. А это должно случиться уже весной будущего года.

В отношении транзита через Литву, скорее всего, принципиальных изменений не будет. Сейчас пересечь территорию этого прибалтийского государства, путешествуя из Калининграда в «материковую» Россию и обратно, можно с помощью упрощенных транзитных документов (отдельно для поездок по железной дороге — УП ЖД и на личном автотранспорте — УТД). УП ЖД выдается бесплатно уже во время поездки, а за УТД, срок действия которого составляет 3 года, приходится платить 5 евро, и получать его надо в консульстве. Предполагается, что УПД ЖД предназначен для одной поездки в/из Калининграда и обратно, а УТД – для многоразового использования.

За прошедшие три года представители Еврокомиссии дважды проверяли, как работает эта схема, и в недавно подготовленном докладе с удовлетворением отмечают, что она функционирует гладко. Еврокомиссия разослала специальные анкеты властям России и Литвы по поводу калининградского транзита и пришла к выводу, что стороны не проявляют серьезного недовольства. Конечно, если не считать претензий России по поводу того, что за время существования этой схемы пассажиропоток на железной дороге упал на 30%, а РЖД потеряла более 100 млн рублей. Однако Еврокомиссия считает, что РФ не смогла доказать связь снижения пассажиропотока с введением новых правил транзита через Литву. По мнению еврочиновников, это вполне могло произойти из-за роста популярности авиаперевозок.

В докладе также упоминаются и менее значительные разногласия. Например, Россия настаивает на сокращении сроков выдачи УПД ЖД. По существующей ныне системе, билет должен приобретаться как минимум за сутки до отправления поезда. Это связано с тем, что информация о каждом пассажире отправляется литовским властям для проверки, УПД ЖД выдается только в том случае, если нет возражений с литовской стороны. Российская сторона также считает, что заполнение дополнительных бумаг в поезде можно отменить.

Еврокомиссия не идет на встречу пожеланиям России ни в одном из этих случаев. В то же время, ерочиновников не устраивает, что существует перекос в пользу использования бесплатных УПД ЖД, в то время как им бы хотелось, чтобы выросло число УТД, отвечающих всем требованиям инструкций ЕС и являющихся, по сути, формой многократной визы. Можно предположить, что с момента вступления Литвы в Шенгенскую зону россиянам, которые часто ездят транзитом через эту страну, придется оформлять УТД, обосновывая причину частых поездок и платя консульский сбор.

Однако транзит – это только часть «калининградского вопроса», пусть и самая существенная. Вторая его составляющая – визовый режим с Польшей и Литвой. Сейчас жители Калининградской области имеют право на получение бесплатных годовых виз. Вполне возможно, что после расширения Шенгенской зоны калининградцы будут вынуждены обращаться за одноразовыми визами по 35 евро.

На фоне столь мрачной перспективы в Калининграде становится все более популярным мнение, что в 2002 году ЕС предлагал вариант решения «калининградского вопроса», предусматривающий выдачу бесплатных или дешевых многоразовых шенгенских виз для калининградцев. Однако этот вариант, якобы, был отвергнут тогдашним премьер-министром Минхаилом Касьяновым, не согласившимся на преференции для отдельного российского региона. Трепетный Брюссель противопоставляется безжалостной Москве, не заботящейся о своих гражданах.

На самом деле, ЕС делал России несколько иные предложения. Опираясь на Шенгенские соглашения, Еврокомиссия предлагала решать «калининградский вопрос» только путем введения виз для калининградцев и россиян. То есть любой желающий въехать или выехать в/из Калининграда должен был обращаться за литовской визой (это не могла быть шенгенская виза, так как Литва не входила в Шенгенскую зону). Однако постепенно позиция Евросоюза смягчилась, и появился вариант упрощенного документа для пересечения территории Литвы — то, что сейчас называется УТД. Этот вариант не устроил российскую сторону, о чем и заявил премьер-министр Касьянов, совершенно справедливо отметив, что это та же самая многоразовая виза, только иначе названная. В ходе дальнейших переговоров на основе предложений российской стороны о безвизовом проезде через Литву на скоростном поезде появилась идея УПД ЖД. Хотя сам скоростной поезд, скорее всего, так и не станет реальностью из-за сопротивления ЕС, тем не менее, схема железнодорожного транзита с предварительной подачей информации о пассажирах оказалась реализованной.

Переговоры 2002 года показали, что, несмотря на важность для Польши и Литвы контактов с российским анклавом, правительства этих стран при любых условиях будут согласны с позицией Брюсселя. Как заявил директор информационного отдела МИД Литвы Петрам Запольскас, «мы стоим на пороге Европейского Союза, и мы не хотим стать ни третьесортным, ни второсортным его членом, иметь какой-то особый пограничный, визовый порядок, отличающийся от того, что есть у любой другой страны-члена Евросоюза». Тогдашний польский премьер-министр Лешек Миллер сделал еще более резкое заявление, сказав, что для Калининградской области «не будет никаких исключений из правил, обязательных в Европейском союзе и определенных Шенгенскими соглашениями».

Оказалось, однако, что исключения все-таки возможны. Вопросы, напрямую касающиеся стран-соседей Калининградской области, решаются на уровне Москва-Брюссель, а не Москва-Варшава или Москва-Вильнюс. В этом контексте забавно смотрится обида президентов Польши и Литвы на то, что российский коллега Владимир Путин не пригласил их поучаствовать в празднованиях 750-летия Калининграда-Кенигсберга в 2005 году, хотя Ширак и Шредер такие предложения получили. А зачем приглашать, если они все равно ничего не решают?

К сожалению, от такого положения вещей сильно пострадало региональное сотрудничество. Об этом с горечью писал один из авторов Доклада ООН по развитию человеческих ресурсов Литвы в 2000/2001 гг. Клаудис Маниокас. По его мнению, стремление страны воспользоваться финансовой помощью ЕС заслонило собой необходимость реальных усилий по выработке сути региональной политики Литвы. В виду отсутствия таковой, Литве, как, впрочем, и Польше, остается только идти в фарватере решений ЕС.

Остается надеяться, что России все же удастся договориться с Брюсселем о приемлемых условиях пересечения границ после вступления Польши и Литвы в Шенгенскую зону. А также противостоять попыткам ЕС перейти от бесплатных и относительно простых УПД ЖД к фактическим визам для транзита через Литву и добиться возможности для калининградцев получать недорогие многократные визы для поездок через соседние европейские страны. Если Кремлю удастся провести свою линию, это пойдет на пользу и соседним странам, заинтересованным в развитии отношений с российским анклавом. Официальная Москва в этом случае выступает мотором реальной интеграции на юго-востоке Балтийского региона.
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.